[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Victor Stepanov", "author_type": "self", "tags": ["google","forbes","\u0442\u0435\u0445\u043d\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438","\u0438\u043d\u043d\u043e\u0432\u0430\u0446\u0438\u0438","spacex","\u043f\u0440\u0435\u0434\u043f\u0440\u0438\u043d\u0438\u043c\u0430\u0442\u0435\u043b\u0438","\u0438\u0442_\u0438\u043d\u0434\u0443\u0441\u0442\u0440\u0438\u044f","\u0434\u043c\u0438\u0442\u0440\u0438\u0439_\u0441\u0438\u043c\u043e\u043d\u0435\u043d\u043a\u043e","innalabs"], "comments": 12, "likes": 16, "favorites": 11, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10035", "is_wide": "1" }
Victor Stepanov
7 450

«Ощущение, что с нуля поднял $40 млн, шикарное»: Глава Innalabs Дмитрий Симоненко рассказал Forbes о бизнесе в 90-х и контрактах с Google и SpaceX

Основатель технологической компании Innalabs, российский предприниматель Дмитрий Симоненко, дал большое интервью журналу Forbes, в котором рассказал об ИТ-отрасли 90-х, своей жизни в США, инновациях в сфере производства гироскопов и контрактах с Google и SpaceX. ЦП выбрал самые интересные высказывания бизнесмена.

Дмитрий Симоненко, фото: Макс Новиков специально для журнала Forbes

О тяге к технологиям, армии и «зоне Ходорковского»

По словам Дмитрия Симоненко, тягу к технологиям он ощущал в себе всегда. Ещё во время службы в армии будущий ИТ-предприниматель интересовался всем, что связано с электроникой. Находясь во внутренних войсках, вспоминает бизнесмен, он занимался тем, что устанавливал сигнализацию и системы автоматизированной охраны в тюрьмах. Одну из таких систем он когда-то поставил на «зоне», в которую в будущем предстояло отправиться главе нефтяной компании «ЮКОС» Михаилу Ходорковскому.

Об отъезде в США и возвращении в Россию

В конце 80-х Симоненко уехал жить в Америку. Познакомившись с американкой, приехавшей учиться по обмену в физико-математическую школу в Новосибирске, он эмигрировал и получил гражданство США. В новой для себя стране молодой человек устроился в консалтинговую фирму ComSearch и стал заниматься строительством сетей для операторов связи в Калифорнии, Флориде и Сан-Диего.

В Россию Дмитрий Симоненко вернулся в 1997 году. Некоторое время он занимался тем же, чем и в США — строил сети для компании «МТУ-Интел», запускавшей в то время оператора под названием «Сонет». Однако позже, по собственному признанию, понял, что «не хочет работать на дядю».

Атмосферу 90-х в России Симоненко в интервью Forbes назвал «особенной». По его мнению, то время действительно было «сумасшедшим» и не шло ни в какое сравнение с тем, что было знакомо ему по американскому опыту.

О первом многомиллионном бизнесе и «слиянии» под водку

Как рассказал Симоненко, решив открыть собственное дело, он захотел заниматься созданием сайтов. Для этого, по совету друзей, привлёк в партнёры дизайнера Алексея Кандикова из Новосибирска, так как сам «умел только отправлять электронные письма».

Предприниматели попытались наладить процесс производства сайтов на заказ и привлечь первых клиентов, но платить за создание веб-страниц в ещё только набиравшем популярность рунете практически никто не хотел. Тогда компания Симоненко и Кандикова переориентировалась на предоставление хостинга.

Уже позже из этого бизнес-проекта родилась фирма под названием Plesk, специализировавшаяся на продаже программного обеспечения для автоматизации веб-хостинга.

За несколько месяцев Дмитрию Симоненко, благодаря связям с американскими компаниями и провайдерами, удалось создать миллионный бизнес. В 2000 году Plesk получил инвестиционное предложение — российскую компанию за $40 млн хотели купить представители Rackspace.

Однако долларовым миллионером Симоненко тогда так и не стал — кризис в ИТ-отрасли и «пузырь доткомов» заставили Rackspace «заморозить» все инвестиционные сделки и отказаться от покупки.

Несмотря на это, признаётся Дмитрий Симоненко, его не покидало чувство «гениальности». По словам предпринимателя, ощущение от того, что с нуля поднял $40 млн было «просто шикарное».

Позже глава Plesk договорился о слиянии своего бизнеса с бизнесом компании SWSoft (Parallels) Сергея Белоусова. Как вспоминает Симоненко, решение о сделке они с руководителем SWSoft приняли в вашингтонском баре, где «по сибирской традиции совместили беседу с водкой».

Исполняющий обязанности президента Республики Татарстан Рустам Минниханов во время посещения офиса компании InnaLabs в Дублине

О разработке гироскопов, Украине и контрактах с армией США

Следующим проектом Дмитрия Симоненко стало производство трёхмерных акселерометров и гироскопов. Вместе с группой разработчиков бизнесмен придумал новый игровой джойстик, который, по его словам, мог «двигаться в трёхмерном пространстве».

Предприниматель обратился со своей идеей к Sony, Microsoft и Sega, но так и не смог добиться ни от одной из компаний контракта. Неожиданно, спрос на технологию нашёлся в армии США — там Симоненко на основе его джойстиков предложили разработать систему для тренировочных боёв.

Заказ помог Дмитрию Симоненко натолкнуться на исследование двух украинских учёных, которые «убрали из гироскопов всё самое дорогое» и показали, как можно создать среднюю по стоимости модель такого устройства для рынка, где существовали только или слишком дешёвые и неточные или точные, но дорогие модели.

Воспользовавшись нишей, предприниматель решил начать произодство таких гироскопов в Украине. Однако спустя почти семь лет после запуска проекта, планам так и не суждено было реализоваться. Он лишь продолжал утверждать бюджеты, а дело не двигалось, признаётся Симоненко. Как подчёркнул предприниматель, позже он понял — главным недостатком бизнеса было то, что производство полностью отдали на откуп учёным, а не инженерам.

Уволив всех сотрудников, Симоненко решил привлечь дополнительные инвестиции и перевезти производство в Ирландию. В Украине, по его словам, в то время царила «апатия и трупный запах везде».

О заказах от Google и SpaceX

В отличие от украинского проекта, производство гироспоков в рамках созданного в Ирландии завода Innalabs развивалось успешно. У компании Дмитрия Симоненко появились заказчики из Франции, Германии и Израиля, а объёмы производства выросли до 10 тысяч гироскопов и 10 тысяч акселерометров в год.

Innalabs, признаётся Симоненко, до сих пор сотрудничает не только с частными компаниями, но и с заказчиками из европейских вооружённых сил, которым поставляет технику для танков. Среди крупных заказчиков из ИТ-сферы — компания Google и ракетно-космический проект Элона Маска SpaceX. Фирма Маска заказывает у Симоненко гироскопы для спутников.

Об особенностях бизнеса в современной России

Как рассказал в интервью Forbes Дмитрий Симоненко, несколько лет назад Дмитрию Медведеву показывали современные гироскопы в Перми. На самом деле, утверждает предприниматель, политику не сказали, что сделаны они вовсе не на местном заводе, а в Ирландии, в его Innalabs. Пермский завод сначала хотел открыть производство таких же устройств по лицензии, но потом отказался от этой задумки, уточнил Симоненко.

Сейчас компания Дмитрия Симоненко не поставляет в Россию даже собственные комплектующие. Как говорит бизнесмен, в том числе из-за санкций. По признанию главы Innalabs, в России можно построить высокотехнологичное производство, ведь спрос гарантируют те же санкции, а вот заниматься тем, что называется Research & Development, смысла нет. «Умрёшь растаможивать оборудование для экспериментов», — подчеркнул Симоненко в интервью.

#Google #forbes #технологии #инновации #spacex #предприниматели #ит_индустрия #дмитрий_симоненко #innalabs

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления