[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Victor Stepanov", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u043f\u0435\u0440\u0430\u0446\u0438\u043e\u043d\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0438\u0441\u0442\u0435\u043c\u044b","windows_10","\u043f\u043e\u043b\u044c\u0437\u043e\u0432\u0430\u0442\u0435\u043b\u044c\u0441\u043a\u043e\u0435_\u0441\u043e\u0433\u043b\u0430\u0448\u0435\u043d\u0438\u0435_windows_10","\u0437\u0430\u043f\u0440\u0435\u0442_windows_10_\u0432_\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0438"], "comments": 81, "likes": 27, "favorites": 7, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10087" }
Victor Stepanov
18 779

Микробеспокойство: Релиз Windows 10 спровоцировал волну инициатив по запрету ОС в России

21 августа вице-спикер Госдумы Николай Левичев обратился к премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой запретить использование операционной системы Windows 10 в российских органах власти, госкомпаниях и научно-исследовательских институтах.

Инициатива политика стала уже третьей за несколько недель попыткой общественных деятелей ограничить распространение новой версии программного обеспечения Microsoft в стране. ЦП попытался разобраться, чем так не угодила ОС власти и что думают по этому поводу в самой ИТ-корпорации.

Операционная система Windows 10 официально поступила в продажу и стала доступна для бесплатного скачивания владельцам предыдущих версий программного обеспечения Microsoft 29 июля. В первые же дни ОС установили более чем на 14 миллионов устройств по всему миру.

Одной из самых обсуждаемых тем, связанных с релизом, стало соглашение о конфиденциальности, которое Microsoft предлагала подписать пользователям обновлённой Windows. Западные СМИ раскритиковали его за излишне свободное обращение с персональными данными.

«Как только вы создаете аккаунт [в Windows], Microsoft начинает наблюдать за вами. Компания сохраняет основную информацию — имя, контактные данные, пароли, сведения о возрасте, поле и кредитной карте», писал в одном из августовских номеров журнал Newsweek.

Как отмечало издание, большая часть из тех, кто устанавливает ОС, никогда не читает 45 страниц пользовательского соглашения. Однако именно оно даёт корпорации право «запоминать слова, которые печатает пользователь» и «получать доступ к файлам в приватных папках».

Сайт ComputerWorld предупреждал о другой показательной особенности функционирования Windows 10 — обязательной отправке отчётов по диагностике системы, от которых нельзя отказаться по собственному желанию.

The Verge 17 августа рассказывал о проблемах, которые может вызвать установка Windows 10 у владельцев пиратских копий видеоигр. Некоторые интернет-СМИ тогда утверждали — корпорация заложила в ОС возможность блокировать такие игры. Однако эта информация так и не подтвердилась.

«Общественное давление» на Microsoft по поводу соглашения о конфиденциальности Windows 10 началось и в России.

10 августа «Известия» сообщили об обращении депутата Государственной думы РФ от фракции КПРФ Вадима Соловьёва к генеральному прокурору Юрию Чайке. Политик требовал у прокуратуры проверить, не нарушает ли операционная система Microsoft российское законодательство в области защиты персональных данных.

По словам Соловьёва, согласно принятым в России законам, раскрытие персональной информации пользователей электронных сервисов не допускается. Кроме того, все такие сведения с 1 сентября должны храниться на серверах на территории страны. Лицензионное соглашение новой ОС гарантировать конфиденциальность данных не может, утверждал коммунист.

Отдельно предупреждал Вадим Соловьёв об опасности установки Windows 10 на компьютеры в органах государственной власти. Как подчёркивал депутат, система может использоваться западными спецслужбами для организации утечек секретной информации, что фактически приравнивается к шпионажу.

Получил ли глава Генпрокуратуры заявление депутата и проводится ли ведомством какая-либо проверка в отношении Microsoft, с тех пор не сообщалось.

Спустя полторы недели, 19 августа, СМИ рассказали о новой инициативе, направленной на ограничение распространения Windows 10 в России. На этот раз заявление в генпрокуратуру написала группа московских юристов из адвокатского бюро «Бубнов и партнёры».

Представители организации попросили у Юрия Чайки «направить Microsoft представление об устранении нарушений закона». Как и в заявлении Соловьёва, адвокаты ссылались на угрозы, якобы содержащиеся в соглашении о конфиденциальности, которое подписывают пользователи ОС.

Сотрудники бюро утверждали: распространять Windows 10 в России можно будет лишь тогда, когда американская ИТ-компания сделает сбор пользовательских сведений выключенным по умолчанию и введет возможность ручного включения функции передачи конфиденциальной информации.

Сразу после заявления адвокатского бюро «Бубнов и партнёры» представители Microsoft отвергли выдвинутые против их ПО обвинения.

Как сообщили ЦП в пресс-службе компании, Microsoft не предоставляет каким бы то ни было правительствам прямой доступ к электронной почте и мгновенным сообщениям. По словам сотрудников корпорации, в операционной системе Windows 10 пользователям на самом деле уже сейчас «предлагается несколько вариантов настроек управления данными».

Windows 10 позволяет пользователям самим выбирать, как будет использована их информация, чтобы они получали максимально персонализированные сервисы. В новой ОС им предлагается несколько вариантов настроек управления данными, и пользователь может регулировать их в любое время.

— пресс-служба Microsoft

Заверения, однако, не помогли ИТ-гиганту избежать очередной запретительной инициативы. 21 августа депутат от «Справедливой России», вице-спикер Госдумы Николай Левичев обратился к премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой ограничить установку Windows 10 на устройства сотрудников органов власти.

Важность подобного запрета вице-спикер обосновывал в том числе тем, что операционные системы разработки Microsoft в настоящее время установлены на подавляющем большинстве компьютеров в России и проблема конфиденциальности персональных данных ОС охватывает огромное количество людей.

Николай Левичев

Как рассказал ЦП сам Левичев, в качестве альтернативы Windows в госорганах он предлагает рассмотреть использование «одной из независимых операционных систем». Какой именно, парламентарий не уточнил.

Государство в лице Минкомсвязи, «Ростехнологий» и «Ростелекома» много лет говорит о необходимости создания национальной операционной системы, национального поисковика, аналогов других зарубежных программных продуктов. Пока что мы увидели только поисковик «Спутник», который не отличается особенным удобством для пользователя. Необходимо спросить ответственных за эту работу чиновников и менеджеров, где результаты их бурной творческой деятельности. Зависимость от западных компаний в области информации должна постепенно снижаться.

— Николай Левичев, вице-спикер Госдумы

Попытки запретить или ограничить использование в России той или иной техники или операционной системы предпринимались не раз. Microsoft и Windows 10 в этом отношении далеко не первые, кто столкнулся с подобными требованиями со стороны чиновников и парламентариев.

В конце 2013 года Совет Федерации заявил о готовности законодательно запретить чиновникам в России использовать на работе смартфоны iPhone. Тогда инициативу связали с тем, что устройства Apple способствуют передаче секретных данных представителей российской власти спецслужбам США. Депутаты и сенаторы ссылались на сведения, переданные журналистам экс-сотрудником Агентства национальной безопасности (АНБ) Эдвардом Сноуденом, и подтвердившие возможность такой слежки.

В ноябре 2014 года в СМИ и вовсе обсуждался гипотетический запрет на ввоз в Россию iPhone, iPad и другой техники Apple. Слух о введении подобных ограничений довольно быстро был опровергнут, но ещё долго оставался поводом для дискуссий в прессе и социальных сетях.

Весной 2015 года депутат петербургского Законодательского собрания Виталий Милонов сообщил о необходимости запретить в России последнюю на тот момент версию мобильной операционной систетемы Apple iOS 8.3. Политику не понравилось наличие в ней встроенного набора «однополых смайликов-эмоджи». Их Милонов расценил как «интеграцию однополых отношений» и «плевок в нашу сторону».

Ни одно из подобных заявлений до сих пор не приводило к реальным последствиям. Продукция Apple и новые версии iOS продолжают свободно распространяться в России.

Судя по всему, Windows 10 также не грозит полный или даже частичный запрет. ИТ-эксперты и юристы сходятся во мнении, что лицензионное соглашение ОС практически ничем не выделяется в сравнении с аналогичными документами других операционных систем и уж тем более не противоречит действующему российскому законодательству.

По мнению гендиректора компании Group-IB Ильи Сачкова, корпорация Microsoft хранит личные данные столько, сколько это необходимо для предоставления пользователям различных услуг и выполнения запрашиваемых ими транзакций.

В политике конфиденциальности Microsoft нет никаких новаций, и эти случаи давно прописаны многими, в том числе российскими провайдерами онлайн-услуг, считает Сачков.

У себя в Facebook глава Group-IB предложил ввести обязательный экзамен для всех политиков, предлагающих какие-то ограничительные законопроекты или инициативы, связанные с информационными технологиями и интернетом.

У меня есть предложение: для того, чтобы предлагать какие-то законы, ограничения, проверки в области ИТ и интернета, депутату (или иному политику) надо сдать экзамен, теория и практика, как в университете, по предлагаемому предмету или иметь высшее техническое образование по специальности этой тематики с обязательным (не фиктивным) прохождением переквалификации. Причём экзамен сделать максимально сложным, но честным. Мне кажется, тем самым будет спасено много времени и нервов всех участвующих сторон.

— Илья Сачков, гендиректор компании Group-IB

Партнер компании Ernst&Young Алексей Марков также полагает, что подход Microsoft к обеспечению конфиденциальности информации «совсем не оригинален». Аналогичные положения содержатся в политиках других онлайн-компаний как российских, так и иностранных.

Как отмечает руководитель группы «Практика по разрешению споров» компании Goltsblat BLP Наталия Беломестнова, российские законы предусматривают, что пользователь должен давать своё согласие на обработку персональных данных (идентифицирующей лицо совокупности имени и контактной информации, возраста, пола, номера банковской карты и так далее).

Если Microsoft получает такие согласия и фиксирует их, никаких нарушений при сборе персональных данных допущено быть не может, заключает представитель Goltsblat BLP.

В то же время, по словам ведущего вирусного аналитика ESET Russia Артема Баранова, после установки на компьютер Windows 10 передаваемая на серверы Microsoft информация обезличена. Информация для персонализации действительно идентифицирует пользователя, но она используется Windows только в целях более тесной интеграции пользователя с контактами и сервисами.

#операционные_системы #Windows_10 #пользовательское_соглашение_windows_10 #запрет_windows_10_в_россии

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления