[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Victor Stepanov", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c","\u043f\u0440\u0435\u0434\u043f\u0440\u0438\u043d\u0438\u043c\u0430\u0442\u0435\u043b\u044c\u0441\u0442\u0432\u043e","\u043a\u043e\u043d\u0441\u0430\u043b\u0442\u0438\u043d\u0433","mckinsey","\u043f\u0440\u043e\u0438\u0437\u0432\u043e\u0434\u0441\u0442\u0432\u043e_\u043a\u0430\u0448\u0435\u043c\u0438\u0440\u0430","\u043a\u043e\u0437\u044b_\u0432_\u0433\u0438\u043c\u0430\u043b\u0430\u044f\u0445"], "comments": 23, "likes": 17, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10273", "is_wide": "1" }
Victor Stepanov
8 876

Аналитик McKinsey ушёл из консалтинга и отказался от зарплаты в $150 тысяч, занявшись разведением коз в Гималаях

Аналитик компании McKinsey Бабар Афзал (Babar Afzal) отказался от зарплаты в $150 тысяч в год и бросил работу в корпоративном консалтинге, чтобы заняться бизнесом по разведению коз в Гималаях и попытаться «поднять» в родной индийской провинции производство кашемира. Историю Афзала 31 августа рассказало издание Bloomberg.

Бабар Афзал

39-летний уроженец индийского штата Джамму и Кашмир Бабар Афзал решил уйти из McKinsey в 2012 году. К тому времени он работал в компании бизнес-аналитиком, жил в Нью-Дели в собственном доме и получал больше $150 тысяч в год.

По данным банка Credit Suise, менеджер считался одним из самых состоятельных молодых корпоративных сотрудников в стране и входил в так называемую элитную прослойку индийского общества, составляющую 0,3% от всего населения.

«У меня была великолепная зарплата, я покупал хорошую еду, у меня были хорошие друзья. Я мог позволить себе путешествовать по всему миру. Но куда бы я не отправлялся, я стал думать о людях, которые остались в моей родной провинции. Это было как два мира, которые невозможно было соединить. И я был где-то между», — вспоминает Афзал свою жизнь до ухода в горы.

Уволившись из McKinsey, Бабар Афзал основал некоммерческую организацию Kashmirink и переехал в родную провинцию в Гималаях, чтобы заняться разведением коз для производства кашемира вместе с местными пастухами.

Идея бывшего корпоративного консультанта заключалась в том, чтобы обучить живущие в Гималаях семьи пастухов обрабатывать козью шерсть и делать из неё кашемировые ткани, а не продавать её в виде простых заготовок из козьего пуха.

Стоимость пуха для производства кашемира низкая — перекупщики из Европы и США приобретают её в Индии и Непале по цене около $40 за килограмм. В то же время готовые изделия из кашемира, сделанного на основе такого пуха, продаются в магазинах по всему миру по цене до $200 тысяч.

Афзал присоединился к нескольким семьям, живущим в горах, и стал с помощью друзей и нанятых им помощников обучать людей производственным процессам. Получавшиеся изделия он продавал, возвращая 7% прибыли в виде безвозмездных платежей тем, кто жил в регионе.

К 2013 году сообщество пастухов, которым помогал предприниматель, разрослось до 40 семей. В общей сложности они содержали 25 тысяч коз. Суровая зима, однако, привела затем к гибели тысяч животных. Вместе с Афзалом осталось работать всего 17 пастушьих семей.

Несмотря на трудности, отмечает Bloomberg, Бабар Афзал всё ещё надеется, что ему удастся изменить сложившуюся в провинции экономическую модель и стабилизировать производство кашемира и разведение коз.

В комментарии для американского издания, один из пастухов, 29-летний Чосгаил, признаётся: он продолжает заниматься козами вместе с Афзалом, но не верит, что какие-то деньги, пусть самые большие, смогут защитить местные семьи от разорения. По словам Чосгаила, этот «бизнес» слишком непредсказуем, так как любая зима может стать для животных и людей последней.

Провинция Джамму и Кашмир, в которой живёт Чосгаил, действительно известна, как одно из самых труднодоступных и малопригодных для жизни мест на земле. Из-за слишком холодных зим у штата есть сразу две столицы — для летнего и зимнего времени. Несмотря на сложный климат и гористую местность, в Джамму и Кашмире проживает почти 13 млн человек.

#новость #предпринимательство #консалтинг #McKinsey #производство_кашемира #козы_в_Гималаях

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления