[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Victor Stepanov", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0430\u044d\u0440\u043e\u0444\u043b\u043e\u0442","\u0442\u0440\u0430\u043d\u0441\u0430\u044d\u0440\u043e","\u043f\u043e\u0433\u043b\u043e\u0449\u0435\u043d\u0438\u0435_\u0442\u0440\u0430\u043d\u0441\u0430\u044d\u0440\u043e","\u0430\u0432\u0438\u0430\u043f\u0435\u0440\u0435\u0432\u043e\u0437\u0447\u0438\u043a\u0438","\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0430\u0432\u0438\u0430\u043f\u0435\u0440\u0435\u0432\u043e\u0437\u043e\u043a","\u0442\u0440\u044d\u0432\u0435\u043b_\u0430\u0433\u0435\u043d\u0442\u044b"], "comments": 13, "likes": 16, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10294" }
Victor Stepanov
7 314

Представители российского трэвел-рынка о поглощении «Аэрофлотом» авиакомпании «Трансаэро»

1 сентября стало известно о поглощении «Аэрофлотом» авиакомпании «Трансаэро». По условиям сделки «Аэрофлот» выкупит 75% плюс одну акцию крупнейшего российского частного перевозчика. Сумма сделки, как сообщают СМИ, составит всего 1 рубль. ЦП поинтересовался у экспертов российского трэвел-рынка, как слияние отразится на индустрии и затронут ли изменения сегмент билетных агентов.

Валентин ДомбровскийExcursiopedia, Travel Startups

Честно говоря, ситуация выглядит довольно печальной со всех сторон. Но, по-видимому, иной исход — а в данном случае альтернатива это только банкротство «Трансаэро» — был бы ещё более печальным. Довольно логично будет предположить сокращение маршрутной сети и рост цен на авиабилеты. «Аэрофлот» сможет диктовать условия на рынке, будучи практически монополистом с долей в 50% (не считая доли лоукостера «Победа»).

В общем, всё идёт к тому, что будет большой государственный перевозчик, которого будут «кормить» из карманов налогоплательщиков, ведь «Аэрофлот» в настоящий момент убыточен. В выигрыше, пожалуй, только РЖД.

Алексей Дорош«Связной Трэвел»

Для отрасли это отрицательный сигнал. «Аэрофлот» по большому счету поглощает убыточный актив, сам находясь в убытках. Причем актив для Аэрофлота бессмысленный — у него есть свой новый парк, по нему нужно платить платежи. Парк «Трансаэро» ему не нужен. С другой стороны, если бы решения о санации «Трансаэро» не было бы, государство должно было бы выделять им деньги, и все это могло бы тянуться годами.

Также сейчас нужно будет синхронизировать работу двух компаний — это сложный процесс, менеджменту придется тяжело.

Облегчение эта сделка принесёт прежде всего пассажирам, которые сейчас купили билеты «Трансаэро» — они получают гарантию, что их точно перевезут.

В целом для отрасли это удар. Самая большая угроза — монополизация, и это вопрос к ФАС, их мнения мы еще по-моему не слышали. «Аэрофлот» окончательно сможет регулировать рынок, причем с позиции «как хочу». И регулировать будут скорее всего не рыночными рычагами. Возможно, например, подорожание билетов для пассажиров, потому что «Аэрофлоту» теперь придётся заложить в стоимость ещё и обязательства перед пассажирами «Трансаэро».

Александр СизинцевBiletix.ru

Агентствам, которые сейчас работают на рынке, вряд ли такая сделка светит чем-то хорошим. По сути хорошо только, что не будет социального взрыва, который случился бы, если бы в «Трансаэро» объявили о банкротстве. Тогда пострадали бы и мы, ведь пассажир же не разбирает, кто ему должен, но обращается в суд и обращается, в первую очередь, к тому, кто ему продал билет. Так что в этом плане ситуация разрешилась неплохо. Правда, сделка ещё не завершена, так что по факту ещё ничего не разрешилось.

У многих остался вопрос — почему оставляют 25% и покупают только 75%? Видимо, в виде юридического лица компания «Трансаэро» пока останется. В целом же «Аэрофлот», конечно, их переварит. У них такие возможности есть. Другое дело, насколько эффективно это будет с финансовой точки зрения, так как все же видят отчётность «Аэрофлота» и он сам убыточен.

Наконец, с точки зрения конкуренции и ценообразования для потребителя лучше, когда есть много компаний, чем когда возникает одна компания, которая всё контролирует. «Аэрофлот», правда, очень профессионален в управлении своим продажами, но (в том числе из-за внешних факторов — валютных колебаний, санкций и так далее) у всех в отрасли настроения такие, что осень и зима будут достаточно сложные.

«Подарок», если так можно выразиться, «Аэрофлоту» достался тяжелый. Хотя я верю, что за государством есть большой админресурс, а у самого «Аэрофлота» это уже не первый опыт поглощения компаний с убытками, так что они «переварят».

Евгений Шухлин Anywayanyday

Очень неоднозначная новость. Если брать классическую экономику, то когда какие-то экономические проблемы решают административными способами, то это не очень хорошо. С другой стороны, те, кто сейчас в России представляет административные органы, они всё-таки, принимая подобные решения, заботятся о внутреннем рынке, об игроках на нём. Поэтому в то же время это и позитивная ситуация, так как отрасль явно нуждается в поддержке и при банкротстве «Трансаэро» могло бы быть хуже. Для рынка сделка может нести позитивный эффект, хотя «в классике» если кто-то должен обанкротиться, то он должен обанкротиться.

Леонид Пустов«ИННА ТУР»

Новость безусловно позитивная. Если бы туроператоры также протягивали руку помощи своим бывшим конкурентам, то не пострадало бы такое большое количество туристов, как это произошло летом 2014 года. Если говорить о последствиях для рынка, то можно ожидать подорожания туров, так как происходит монополизация рынка перевозки.

#Мнения #Аэрофлот #трансаэро #поглощение_Трансаэро #авиаперевозчики #рынок_авиаперевозок #трэвел_агенты

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления