[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Sergey Babaev", "author_type": "self", "tags": ["gamedev","\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","microsoft","\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a_\u0438\u0433\u0440_\u0432_\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0438","\u0441\u0435\u0440\u0433\u0435\u0439_\u0431\u0430\u0431\u0430\u0435\u0432","\u0430\u043d\u0434\u0440\u0435\u0439_\u0438\u0432\u0430\u0448\u0435\u043d\u0446\u0435\u0432","imagine_cup","microsoft_\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u044f"], "comments": 14, "likes": 11, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10345" }
Sergey Babaev
2 948

Интервью с евангелистом «Microsoft Россия» об Imagine Cup, поддержке инди-команд и игровой индустрии

Ментор рубрики «Рынок игр» Сергей Бабаев пообщался с евангелистом российского отделения корпорации Microsoft Андреем Ивашенцевым. Бабаев и Ивашенцев обсудили игровую деятельность Microsoft, работу корпорации с небольшими инди-командами и конкурс для студентов Imagine Cup.

Привет. Мы-то с тобой знакомы, как и большая часть работающих с Microsoft команд, но представься для широкого круга читателей.

Привет. Меня зовут Андрей Ивашенцев, и в «Microsoft Россия» я руковожу командой технологического евангелизма. В мою сферу ответственности входит много всего интересного, включая взаимодействие с геймдев-сообществом.

Как ты вообще пришел в Microsoft и геймдев?

Так получилось, что я сделал ставку на Microsoft ещё в студенчестве, когда работал системным администратором. Тогда я принял решение, что должен получить самый престижный в то время сертификат MCSE (Microsoft Certified Systems Engineer), и тратил на это большую часть своего свободного времени. Это позитивно повлияло на мою карьеру, а спустя несколько лет я оказался в Microsoft.

Общаться с игровыми разработчиками я начал примерно полтора года назад, когда перешел на текущую позицию. В основном это работа с рядом партнеров и выступление на индустриальных эвентах с рассказами про платформу и Xbox-историю.

У тебя в целом было желание заняться игровой индустрией или оно так сложилось? Нравится по итогу, не жалеешь?

Я чертовски люблю игры и провел за ними много лет, возможно даже и чистого времени. Поэтому я не мог упустить возможность плотнее поработать с геймдев-индустрией. Разумеется, у меня есть ещё уйма задач, которые нужно решать параллельно в самых разных областях, но работа с геймдевом — одно из самых интересных для меня направлений.

Сейчас мы в Microsoft уделяем игровой разработке очень много внимания как глобально, так и в России, а со своей стороны мы уже видим положительные результаты этой активности. Да и ты и сам смотришь на рынок и можешь видеть эти изменения.

Слушай, евангелист — модная ныне должность, но, по-моему, никто не понимает что он есть, его роль в компании (особенно корпорации вроде Microsoft), и, если совсем честно — положение в вертикально ориентированной структуре управления.

Иными словами — с чем идти к тебе, с чем не к тебе? Может ли команда рассчитывать, что твоё слово — железное решение, выбитое на камне?

Евангелист — достаточно емкое понятие. На самом деле официально и по-русски должность звучит «Эксперт по стратегическим технологиям», но достаточно слабо отражает суть работы. Основная задача евангелиста — работать с партнерами и сообществом по продвижению собственных продуктов и технологий, «нести свет технологий в массы».

Microsoft, как и многие другие корпорации, имеет матричную структуру, поэтому четкая иерархическая цепочка тут не всегда поможет быстро определиться с тем, куда правильно адресовать тот или иной вопрос. Чаще всего (почти всегда) евангелист не может иметь ответы на все вопросы, но, с большой долей вероятности, он знает где их искать.

Железное решение, выбитое на камне — официальная бумага с печатью. Все остальное, увы, это устные договоренности между людьми и существует великое множество обстоятельств, которые могут помешать реализации любого плана. Мы, безусловно, пытаемся помочь там, где можем.

А кто сейчас ключевые партнеры Microsoft в регионе? Это же не секрет?

Если предположить, что ты имеешь в виду партнеров, разрабатывающих софт, то ключевыми из них будут те, которые имеют наибольшее влияние на российскую ИТ-экосистему. Разумеется, среди них будут и Mail.Ru Group, «Яндекс», Kaspersky Lab и многие-многие другие, но какого-то публично доступного списка таких партнеров нет.

Если отмотать к евангелизму. Что это за команда, кто в неё входит?

На текущий момент в моей команде семь евангелистов, которые специализируются на различных технологиях и имеют различные сферы ответственности. На текущий момент у нас есть три ключевых истории для разработчиков — экосистема Windows, облачная платформа Azure и бизнес-продуктивность в виде Office. Эти истории нужно рассказывать, как нашим партнерам, с которыми мы работаем более плотно, так и широкой аудитории разработчиков, сообществу.

Исходя из этой специфики, ожидания и требования к каждой конкретной позиции будут отличаться как с точки зрения технологий, так и с точки зрения персонального опыта. Таким образом, успешных и коммуникабельный геймдевелопер не подойдет на позицию евангелиста, который будет помогать стартапам и крупному бизнесу проектировать облачные решения.

Если есть гипотетическая команда, желающая дружить с вами, выходить на Xbox One или получить хорошую поддержку на Windows-платформах — с чего начать?

Гипотетических команд в нашей стране очень много, а наши ресурсы не безграничны. Если отвечать на твой ключевой вопрос — «С чего начать?» — ответ будет очень простым. Начать стоит с очень хорошей игры. Ладно, можно начать просто с хорошей, но потом постоянно её допиливать. Так что приходить к нам можно, но с хорошей игрой и пониманием, почему она может быть нам интересна.

Причем хорошей с точки зрения кого-то ещё кроме самой команды, их девушек и инвестора. Игра должна быть конкурентоспособна на платформе, быть интересной и перспективной с нашей точки зрения. Мы же видим множество интересных игр на различных джемах и конференциях, но далеко не все из них выходят в свет.

Помнится, на декабрьском джеме была отличная игра про космические экспедиции, которая получила от нас грант на продвижение в Windows Store. Судя по страничке на Facebook, ребята бросили игру уже в январе.

А какие-нибудь игры с джемов и мероприятий зарелизились при вашей поддержке? Приведи пример.

На самом деле, большой и глубокой поддержки командам после джемов мы не оказываем, у нас для этого не так много ресурсов. Ну и это как-никак школа выживания, только самые жизнеспособные проекты привлекут внимание, поднимут инвестиции и действительно увидят свет.

В качестве примера можно посмотреть на прошлогоднего победителя Imagine Cup, пермскую команду Brainy Studio, ты их помнишь. Ребята вернулись с победой, арендовали офис, доточили и выпустили свою конкурсную игру Turn On на Windows Phone. Разумеется, до этого они успели победить в нескольких джемах.

Слышал про такую хорошую штуку, как система грантов от Microsoft. Один из вариантов получения — победа на вашем Imagine Cup (о нем чуть позже). Как это выглядит в остальное время? Вот я инди, хочу доказать всему Мicrosoft, что мне нужнее других получить от вас пару миллионов рублей.

Это желание более чем похвально, однако какой-либо специальной механики для инди у нас нет. Те гранты, которые упоминаешь ты, — это призы за победу в студенческом конкурсе Imagine Cup, который весьма непрост для участия и проходит во много этапов.

Имея пару миллионов рублей, существенно эффективнее провести несколько джемов, получить много интересных новых проектов, которые в свою очередь найдут хороших инвесторов или издателей, и это в результате будет развивать здоровую геймдев-экосистему.

А какие обязательства у команды? Вы же не берете долю, не запрещаете и наоборот, даже рекомендуете команды для партнерства с уже состоявшимися компаниями на рынке из числа партнеров Microsoft. В чем ваша личная выгода или это осознанное визионерство?

Те призы, о которых мы говорим, грантами не являются и не добавляют победителям конкурса обязательств. Если говорить вообще о грантах, то чаще всего они бывают на портирование успешных приложений с конкурентных платформ.

Со своей стороны, мы заинтересованы в развитии экосистемы Windows и хотим видеть множество прекрасных игр и приложений на нашей платформе. Лучше всего это получается тогда, когда успешные на платформе компании делятся с молодыми разработчиками своим опытом и помогают выпустить качественный продукт. Это не совсем визионерство, скорее стратегическая работа с экосистемой.

То есть игра с неплохими, но умеренными результатами на других платформах может прийти к вам и попросить грант на портирование?

Прийти и попросить может. Получить — большой вопрос. От нас гораздо проще получить добрый совет, технологическую помощь при портировании, а также продвижение и фичеринг. Обычно, если игра действительно хорошая, этого хватает. Ты не понаслышке знаешь, как это работает.

Как строится взаимодействие между российским отделением Microsoft и корпорацией в целом? Например, что вы делаете на местном уровне решений, а что требует согласования сверху?

У нас внутри огромное количество различных департаментов, которые по совершенно разным схемам взаимодействуют внутри компании на локальном, региональном и глобальном уровнях, это нормально почти для всех корпораций. Поэтому сценарии согласования будут отличаться в зависимости от масштаба проекта. В большинстве случаев, если мы хотим сделать что-то интересное в России, это потребует меньше внутренних обсуждений, чем проект мирового масштаба.

Теперь давай про Imagine Cup. Как отбираете туда команды, чем помогаете, зачем помогаете? Со стороны кажется, что каждый региональный Microsoft выбирает фаворитов и отсылает на большой батл.

Imagine Cup — это студенческий конкурс технологических проектов, который проходит по всему миру и включает множество различных номинаций, включая и разработку игр. Этот конкурс проводится Microsoft c 2003 года и на протяжении всего этого времени Россия активно участвует в конкурсе и занимает там призовые места.

Мы заинтересованы как в повышении имиджа Microsoft в стране, так и в повышении имиджа страны на международной арене, а победы в Imagine Cup этому отлично способствуют. Именно поэтому из года в год мы отбираем самые интересные проекты, находим им менторов, помогает развить идею и воплотить её в жизнь.

Ежегодно конкурс заканчивается финальным состязанием, которое последние несколько лет проходит в Редмонде, в нашей штаб-квартире. Каждая страна привозит свои лучшие команды и пытается победить. Нормальный такой спорт.

А офис, «генерирующий» больше всего победителей, получает какие-то респекты от корпорации или только улыбку и рукопожатие?

Раньше страна-победитель принимала следующий финал состязания на своей территории. Сейчас мы привозим обратно статус чемпионов и кусочек гордости за нашу экосистему.

Во что сам-то играешь? Ну кроме игр партнеров, для души.

А почему ты решил, что я не могу играть в игры партнеров для души? На самом деле, моя игровая жизнь сейчас находится в пост-ПК-эре, когда игровой комп пылится на балконе, а играю я в основном на Xbox One и мобилках.

С консолью все более или менее понятно, там есть огромное количество клёвых ААА-тайтлов, требующих моего внимания. Сейчас меня ждет «Ведьмак», Battlefield Hardline и Assassins Creed Black Flag, а на подходе ещё очень много всего вкусного. Жаль, что времени на всё не хватает. По мобилкам, недавно много времени провел в Need a Hero, SF2, «Метро 2033», а сейчас вот играю в X-Mercs на iPad, пока ребята из Game Insight доводят версию для Windows 10.

Традиционный вопрос от VC: на чем ездишь?

О, прекрасный вопрос. Я счастливый обладатель перламутрово-белого Hyundai Veloster Turbo.

#Рынок_игр #Интервью #microsoft #рынок_игр #рынок_игр_в_России #сергей_бабаев #Андрей_Ивашенцев #imagine_cup #microsoft_россия

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления