[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0448\u0430","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043f\u0438\u0430\u0440","pr","\u043f\u0438\u0430\u0440\u0449\u0438\u043a\u0438","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b_\u0432_\u0441\u0448\u0430","pr_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u043e\u0432","trucker_path","\u043c\u0430\u0440\u0438\u044f_\u0433\u043b\u0430\u0437\u043a\u043e\u0432\u0430"], "comments": 26, "likes": 42, "favorites": 24, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "10960", "is_wide": "1" }
Andrey Frolov
33 518

Особенности пиара ИТ-стартапов с российскими корнями в США: 5 основных ошибок

PR-советник американского стартапа с российскими корнями Trucker Path Мария Глазкова ранее уже написала для vc.ru колонку о том, зачем стартапу нужен специалист по связям с общественностью. Теперь она объясняет основные принципы пиара и наиболее вероятные ошибки молодого бизнеса с российскими корнями при общении со СМИ в США.

Однажды американский журналист открывает письмо, а там: «Хай, Джо! Май нейм из Василий, ай хев э стартап, ви ар гоинг ту би э юникор сун». True story.

И ничего смешного. Пожалейте журналистов, они ведь тоже люди, а не супермены с железным терпением и стальными нервами. Открыв такое письмо, журналисту хочется найти автора и сломать ему руки, чтобы он больше не питчил никого. Давайте разберем ошибки, которые совершаются в начале пиар активностей на чужой земле, и как вам их избежать.

Бессмысленные рассылки

Итак, первая ошибка — это ковровая бомбардировка по списку электронных адресов. Скорее всего, он вам достался по дружбе от пиарщика или по наследству от старого друга-предпринимателя.

Во-первых, половина из этого списка уже «мертвые души». Журналисты иногда меняют место работы, издания порой закрываются (Gigaom, например). Во-вторых, ваш проект будет интересен примерно никому из них, так как эти журналисты, скорее всего, пишут на другие темы.

Результатом такого бездумного действия будет в, лучшем случае, тишина, а в худшем — гневные проклятия и пожелания смерти вашему бизнесу. Причем никто из журналистов никогда не перешлет коллеге ваше письмо. Поэтому не надо писать «перешлите, кому это может быть интересным, или подскажите, к кому обратиться».

Избежать этой ошибки просто. Не поленитесь открыть сайты изданий и посмотреть, кто из журналистов пишет про ваших конкурентов и про индустрию в целом. При этом обратите внимание, что в одном издании несколько журналистов пишут на одну тему — например, гаджеты, или, как у нас, логистика. Но каждый из них специализируется на чем-то одном: Apple, игрушки, перевозка по земле. Те, кто пишет на максимально близкие темы — вот они то вам и нужны.

Бесполезные письма

Вторая ошибка — писать журналисту письмо, которое содержит ровным счетом ноль информации. Иначе, как здесь говорят, булшитить. Молодые пиарщики иногда совершают такую ошибку, когда сообщить нечего, но работать вроде как нужно, поэтому «напишу-ка я интро».

«Горячие» предприниматели просто не понимают специфику общения, но это не сопромат, ничего сложного. Впрочем, обычно в письме предпринимателя можно найти что-то в формате: «У нас вышел продукт, у него крутой UX, первые пользователи получат 20% кешбэк. Вот ссылка на приложение» или «Мы крутой проект, скоро будем на выставке Х, давай там встретимся?».

Что тут может ответить журналист. Я думаю, ничего. Эту ошибку можно исправить, поделившись с журналистом полезной и понятно написанной информацией — например, той, которую вы собрали, делая анализ рынка для своего продукта. Выглядеть это примерно будет так:

Привет, Джо. Читал твою статью про Х, крутой материал, спасибо. Мы месяц назад запустили Y. Y решает такую-то проблему таким-то способом, он отличается от Х (и от других компаний) тем-то. За месяц у нас вот такие показатели (у нас 100,000 пользователй, мы интегрировались в Hooli, рост 100%, оценки в магазинах приложение 5 и так далее). У рынка вот такой размер, а мы рассчитываем к концу года получить 10%. В проект вложили такие-то люди столько-то денег. Вот ссылки на публикации про нас и про наших конкурентов. Вот все наши контакты.

Только не нужно рассчитывать, что вам ответят. Если у вас космические показатели, или в вас поверили топовые инвесторы, тогда, конечно, вам обязательно напишут. В противном случае, спустя какое-то время вам нужно будет опять напомнить о себе. Но только в том случае, если действительно есть, что сказать.

Первое письмо журналисты либо совсем не воспринимают, либо, если там что-то вкусное, считают за нулевую отметку. В случае, если бизнес не умрет, а покажет рост и хорошие результаты — тут уже можно написать про него.

Еще иногда пишут с просьбой твитнуть про стартап, проголосовать на ProductHunt или лайкнуть страницу в Facebook. Пожалуйста, не делайте этого. Просто не делайте и всё.

«Массовый эксклюзив»

Третья ошибка случается, когда хочется свою новость рассказать всему миру, а нужно отдать на эксклюзив. Порой так портятся отношения с журналистами навсегда. В гонке за количеством публикаций новость отдается под эмбарго не одному, а нескольким изданиям. Российские СМИ такие ошибки прощают. Американские? Никогда.

Что нужно делать, если новость не так хороша, чтобы все про нее написали? Например, продуктовая новость — хорошая, но не убийственная. Советую выбрать издание, которое либо будет максимально охватывать вашу аудиторию, либо которое по своему статусу добавит новости веса. Например, The Wall Street Journal или Fortune определенно придает силы, уверенности в завтрашнем дне и повышает интерес со стороны бизнес сообщества.

Также случается, что есть тема, по которой есть, что сказать — например, «почему нужно работать на американский стартап», «почему не нужно идти в акселератор» и так далее. Тут два пути: подготовить материал и «продать» его кому-то одному, либо подружиться с редактором мнений и по его запросу написать колонку.

Опять же, написав текст по запросу одного редактора, не нужно отдавать его в издание, которое вдруг больше стало нравиться. Не поймут и не простят.

Неудачный выбор агентства

Четвертая ошибка случается при найме агентства. У предпринимателя может сложится ощущение, что наемные люди, которые параллельно ведут еще десяток клиентов, разберутся в их бизнесе и начнут выдавать по публикации в день. Тут нужно немножко углубиться в специфику агентств.

Им очень нужны клиенты, при этом чаще всего аккаунт-менеджеры сидят в офисе, а пиарщики в полях питчат журналистов. Аккаунт получает от вас информацию и пожелания, отправляет это копирайтеру, тот пишет релиз, затем этот релиз уходит по базе.

Хорошо, когда у агентства есть экспертиза в вашей индустрии. В противном случае, это такие же холодные контакты. Получается, что питч провален, публикаций нет, бюджет истрачен. Результата нет. Конечно, если пинать агентство, постоянно трясти, то что-то получится. А чего не происходит? Нет проактивной работы.

Я сталкивалась с этим в Турции, в Бразилии и здесь, в Сан-Франциско. Надо отдать должное российским агентствам, там готовы придумать подачу, максимально осветить новость. В Штатах на такое готовы только очень дорогие агентства.

Плохой выбор инфоповода

И пятая ошибка. Говорить слишком много или что-то замалчивать. В первом случае, потеряете доверие, в последнем — интерес журналиста. Анонс того, как вы следующем месяце выйдете на 10 рынков, поднимете миллиард долларов или полетите на Луну, вызовет недоумение, а на вас посмотрят как на сумасшедшего. Ну только если ваша фамилия не Маск.

Если же вы замолчите отчет с негативными показателями, данными о том как вы загрязняете среду, или информацию, как ваши сотрудники показывают неприличные жесты покупателям, ждите беды. При неустоявшихся отношениях с прессой информационный потоп накроет ваш бизнес и не даст ему шанса выкарабкаться.

Нужно работать со СМИ как с бизнес-партнерами: уважать, не врать, не замалчивать проблемы. Американские журналисты, так же как и российские, соблюдают этикет и никогда не раскроют то, что «не для печати», но при этом будут относится к вам с большим уважением. Но это актуально уже только для больших компаний. Удачи!

#США #стартапы #пиар #pr #пиарщики #стартапы_в_США #pr_стартапов #trucker_path #мария_глазкова

Статьи по теме
Мария Глазкова, Trucker Path: «Пиар начинается не с перечисления тем, которые вы можете комментировать, а с бизнес-задач»
Для чего стартапам нужен пиарщик
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления