[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Саша Мураховский", "author_type": "self", "tags": ["\u0433\u0435\u043d\u0434\u0435\u0440\u043d\u043e\u0435_\u043d\u0435\u0440\u0430\u0432\u0435\u043d\u0441\u0442\u0432\u043e","\u0430\u0437\u0438\u044f","\u0436\u0435\u043d\u0449\u0438\u043d\u044b","\u044f\u043f\u043e\u043d\u0438\u044f","\u044e\u0436\u043d\u0430\u044f_\u043a\u043e\u0440\u0435\u044f"], "comments": 29, "likes": 17, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11014" }
Саша Мураховский
8 827

«Если у тебя появился ребенок, увольняйся» — почему гендерное неравенство в азиатском бизнесе проявляется так сильно

В апреле 2014 года правительство Министерство труда Японии запустило программу финансирования мелкого и среднего бизнеса. Для получения 300 000 иен ($2 500) компания должна повысить нескольких сотрудников женского пола до руководящих позиций. За 17 месяцев ни одна компания не выполнила условия программы.

В 2012 году Организация экономического сотрудничества и развития (OECD) провела исследование, сравнив заработную плату женщин и мужчин в разных странах. Согласно результатам исследования, в мире есть четыре страны, в которых бездетные женщины, в среднем, получают больше мужчин — Ирландия, Люксембург, Австралия и Нидерланды.

В Ирландии зарплата женщин, в среднем, на 17% больше. В Люксембурге — на 5%, в Австралии — на 3%, в Нидерландах — на 2%. Исходя из этого показателя, Южная Корея и Япония — две страны, которые находятся в самом низу этого рейтинга. В них женщины получают на 15% и 24% меньше, чем мужчины, соответственно.

Если сравнивать мужчин и женщин с детьми, картина становится еще хуже. В Южной Корее разница в зарплатах увеличивается до 47%, в Японии — до 33%.

Проблема, прежде всего, в культуре. В Японии существует закон о равных возможностях трудоустройства (kintōhō), который был одобрен правительством в 1985 году. В нем прописаны запреты на дискриминацию женщин в случае беременности, рождения ребенка и материнства. К примеру, компания не может уволить женщину в течение 30 дней после её прихода с декрета. Более того, если её всё же уволят даже спустя 11 месяцев, компании нужно будет доказать, что это не связано с материнством. Но законы и практика их выполнения — не одно и тоже.

Азиатские компании редко приветствуют желание сотрудниц уйти в декрет. Но так как закон запрещает увольнять женщин, в ход идут другие способы. Чаще всего, оскорбления и травля.

В Японии даже есть термин matahara, который означает дискриминацию в компании вследствие материнства.

В 2001 году состоялось одно из первых судебных дел, которое закончилось в пользу беременных женщин. Две медсестры подали в суд на корпорацию Shokokai, владевшую больницей, в которой они работали. Медсестрам отказали в продлении контракта, через несколько месяцев после того, как они забеременели. До этого контракт продлевали два раза.

18 декабря суд рассмотрел дело и принял решение в пользу истца, заставив корпорацию выплатить медсестрам компенсацию и признав, что реальной причиной увольнения была беременность. Впрочем, даже несмотря на этот прецедент, спустя 14 лет, ситуация не особо улучшилась.

Согласно исследованию Национального института демографии и социальных прав Японии, 62% женщин увольняются с работы после рождения ребенка. И с 2011 года этот показатель медленно растёт.

Азиатское общество относится к этому вопросу неоднозначно. В массовой прессе периодически появляются статьи, в которых авторы как укоряют, так и поощряют компании, которые увольняют сотрудниц.

31 августа 2013 года в глянцевом журнале Shūkan Gendai, в котором есть как текстовые материалы, так и эротические фотографии, была опубликована статья под названием «Испорченным маленьким девочкам, которые постоянно винят свои компании: Если у тебя появился ребенок, увольняйся!» (Watashi no iwakan: Nandemo kaisha no seinisuru amattareta joshi shain tachi e). В ней 84-летняя писательница Аяко Соно приводит доводы в пользу компаний, которые увольняют беременных сотрудниц.

Обложки нескольких номеров журнала Shūkan Gendai

По её мнению, матери раньше уходят с работы для ухода за ребёнком, другим сотрудникам приходится брать на себя их работу, а компания теряет эффективность. Статья была встречена прохладно из-за категоричности высказываний Соно. Секретарь международной организации «Human Rights Now!» сказал:

Я никогда не думал, что в современном обществе кто-то будет высказываться против базовых прав человека.

— Казуко Ито

В Южной Корее всё обстоит похожим образом. Наиболее подробно это описывается в анонимной колонке Office Outsider на The Wall Street Journal. В ней девушка рассказывает о работе в южнокорейской строительной компании. Ситуация обостряется еще и тем, что девушка — американка, а следовательно, сталкивается и с проблемой расизма.

Автор отмечает, что разница между количеством работников мужского и женского пола видна невооруженным глазом:

Среди десятков моих сотрудников всего несколько женщин. Но что еще более интересно — за время работы я увидела лишь одну женщину на управленческой должности.

Лишь одна женщина в её компании занимает должность выше, чем помощник менеджера. Подъём по карьерной лестнице в Южной Корее занимает много времени, но, по словам автора, возраст этой компании — несколько десятков лет, и за всю историю на руководящей должности была лишь одна женщина.

Автор рассказывает, что у мужчин и женщин отдельные зоны отдыха — это стандартная ситуация для компаний в Южной Корее. Исторически сложилось, что женщин в бизнесе меньшинство, поэтому отдельная зона отдыха призвана это компенсировать. Сотрудники автора в шутку говорят, что завидуют отдельной зоне отдыха для женщин, на что она отвечает «зато ваша зона отдыха — весь офис».

Впрочем, колумнистка The Wall Street Journal видит в отсутствии равноправия и положительную сторону. Мужчинам приходится работать гораздо больше, и она не раз замечала, что женщины уходят с работы раньше и отдыхают чаще. По словам автора, это связано с несколькими причинами: высокой конкуренцией и отсутствием интереса в карьерном росте у женщин.

Автор отмечает, что корпоративный мир в Южной Корее практически закрыт для женщин, так как его культура основана на военной культуре. Но она винит в этом и женщин — исторически сложившееся неравноправие отбило у них мотивацию усердно работать и, как следствие, быть замеченными.

Ирина Костеринагендерная исследовательница, кандидат социологических наук, координатор программы «Гендерная демократия» Фонда им Генриха Белля

Долгое время уход за детьми, равно как и домашний труд, всецело рассматривались как сфера женских обязанностей. Но в 20 веке, когда женщина стала активным экономическим субъектом, стали появляться дискуссии о том, что по сути домашние обязанности и материнство являются «второй рабочей сменой». Отсюда возникла идеология баланса семьи и карьеры.

Её можно объяснить следующим образом: женщины, ведущие активную экономическую деятельность (то есть участвующие в сфере «производства», как называют ее социологи вслед за Ф. Энгельсом) с помощью механизмов социальной политики и наемного домашнего труда (няни, домработницы) все больше освобождаются от сферы заботы (или сферы воспроизводства), а мужчины все больше активно включатся в домашний труд, уход и воспитание детей.

Только таким образом возможно уменьшение «издержек» материнства, которые в обычной жизни вынуждают женщин либо жертвовать карьерой, либо идти на дауншифтинг, неполный рабочий день или совсем отказываться от материнства.

Внимание мирового сообщества заставляет правительства азиатских стран менять сложившуюся ситуацию. В 2014 году премьер-министр Японии Синдзо Абе выступил с заявлением. Он сказал, что стране нужно больше женщин на руководящих позициях, так как экономика падает, население стареет, а количество рабочей силы сокращается. Абе поставил амбициозную цель:

К 2020 году женщины должны занимать 30% управленческих должностей.


Сейчас этот показатель равняется 8%, и цель Абе казалась невыполнимой. В апреле Министерство труда предложило малому и среднему бизнесу финансовые награды за повышение сотрудников женского пола до управленческих должностей. Бюджет программы — 120 млн иен, что равняется $1 млн. Компания может получить, в среднем, до 300 000 йен ($2 500). За 17 месяцев ни одна компания не выполнила условия программы.

Компании-участники заявили, что критерии слишком сложны. В рамках программы нужно предоставить сотрудницам 30-часовой курс о равноправии полов. Министерство начало рассматривать вопрос упрощения требований и увеличения бюджета программы.

Старший экономист JPMorgan Securities Japan Мазамичи Адачи считает, что нужно пойти другим путём:

Намерения правительства хороши. Но если за 17 месяцев не было сделано ровным счетом ничего, нужно изменить подход и штрафовать компании, вместо премирования.


Несмотря на трудности, некоторым азиатским женщинам удаётся добиться успеха. В 2011 году издание FInancial Times опубликовало рейтинг 50 женщин в мировом бизнесе, основываясь на их достижениях. 18 бизнесвумен из 50 — азиатки.

На интересную статистику обратила внимание колумнистка Forbes Ручика Тулшан. 3 из 18 женщин — родились и работают в Сингапуре. Страна с населением в 5 миллионов (0,07% всего населения) занимает 6% списка.

14 из 18 женщин в списке владеют состоянием в $1 млрд и больше. Достичь такого результата, например, в Сингапуре, в котором действует меритократия, сложно. В Индии, где во всех сферах бизнеса доминируют мужчины, это сделать практически невозможно.

История жизни участниц также интересна. Основательница компании Hyflux Оливия Лам родилась в Малайзии в семье, находящейся за чертой бедности. Ей удалось избежать судьбы большинства сверстников, которые начали работать на заводах и фермах в юном возрасте.

Оливия Лам

В 1989 году она основала Hyflux — компания занимается внедрением мембранных технологий для очистки воды. Стартовав с $15 000 инвестиций, сейчас Hyflux — один из лидеров в этой сфере.

Подобными историями успеха наполнен сайт AWMB — его название расшифровывается как Asian Women Mean Business. С середины августа на сайте ежедневно публикуются интервью с женщинами, которые добились успеха в мире азиатского бизнеса. Они отвечают на вопросы о том, что их вдохновляет, дают советы читательницам и рассказывают о трудностях, с которыми они столкнулись. Последнее интервью с CEO компании Pepsico датировано 5 октября.

Такие инициативы призваны оказать поддержку, но изменить ситуацию может лишь вмешательство правительства. Премьер-министр Японии Синдзо Абе говорит, что «Женщины — самый недооцененный ресурс нашей страны». Учитывая то, что в Японии не так уж и много ресурсов, им стоит научиться его использовать. Впрочем, как и другим азиатским странам.

#гендерное_неравенство #Азия #женщины #Япония #южная_корея

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления