[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0431\u0441\u0443\u0436\u0434\u0435\u043d\u0438\u0435","\u0432\u043a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435","\u0430\u043b\u0435\u043d\u0430_\u0432\u043b\u0430\u0434\u0438\u043c\u0438\u0440\u0441\u043a\u0430\u044f","\u0433\u0435\u043e\u0440\u0433\u0438\u0439_\u043b\u043e\u0431\u0443\u0448\u043a\u0438\u043d","\u0443\u0434\u0430\u043b\u0435\u043d\u043d\u0430\u044f_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430","superjob","\u0443\u0434\u0430\u043b\u0435\u043d\u043d\u044b\u0435_\u0441\u043e\u0442\u0440\u0443\u0434\u043d\u0438\u043a\u0438","\u043a\u043e\u043c\u0443_\u0432\u044b\u0433\u043e\u0434\u043d\u0430_\u0443\u0434\u0430\u043b\u0435\u043d\u043a\u0430","hays"], "comments": 29, "likes": 17, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11174" }
Daria Khokhlova
8 406

Сотрудники на удалённой работе – простая экономия или поиск лучших специалистов

Мнение экспертов Pruffi, «ВКонтакте», SuperJob и Hays

Поделиться

В избранное

В избранном

4 октября в эфире радио «Эхо Москвы» вышел очередной выпуск передачи «Точка», посвящённый проблемам и перспективам удалённой работы. Гость программы и основательница рекрутингового агентства Pruffi Алёна Владимирская выразила мнение о том, что в России удалённая работа выгодна только для двух типов людей: высококвалифицированных уникальных сотрудников и работодателей.

Редакция vc.ru попросила представителей российской ИТ-отрасли выразить собственную позицию по этому вопросу.

В эфире «Эха Москвы» Алёна Владимирская высказала мнение о том, что большинство российских работодателей ищут удалённых сотрудников для того, чтобы сократить затраты: «У любого работодателя возникает такая история: ок, мы ищем удалёнщика. Почему? Нам надо ФОТ сэкономить. Москву мы брать не можем: дорого. В отличие от Америки, у нас ищут удалённых не потому, что ищут лучших, а ищут подешевле. И поэтому, соответственно, давай возьмем из Воркуты — это будет 15 тысяч рублей».

Из-за такого подхода, полагает Владимирская, зарплата низкоквалифицированного работника, работающего удалённо, падает — так как он вынужден «соревноваться» за своё место не только с кандидатами из своего города, но и со всей страны — и велика вероятность, что кто-то из них не откажется работать за меньшую плату, чем он.

Процесс-то бесконечный. Сейчас мы взяли вместо москвича жителя Омска за 50 тысяч рублей. Потом подумали: ок, мы вот структурировали процесс, мы чётко можем это передать — а зачем нам человек из Омска за 50 тысяч, если можно взять, допустим, из Костромы за 15 тысяч?

«Тенденция "мы всех переводим на удалёнку" — это общее снижение уровня ФОТа» — говорит Владимирская.

Кроме того, сотрудник, работающий удалённо, говорит основательница Pruffi, медленнее развивается — как в профессиональном, так и в карьерном плане: «Человек, который работает удалённо — он значительно тяжелее, я не говорю, что всегда, но тяжелее карьерно растет в компании. Вот те люди, которые рядом с нами, что называется, креативят, в результате чувствуют такую энергетику компании, которая не передается».

Есть, по словам Алёны Владимирской, и исключения — в основном это уникальные профессионалы, замену которым найти сложно, и они могут диктовать компании собственные условия.

Редакция vc.ru узнала мнения нескольких представителей российских ИТ-компаний о сложившейся ситуации.

Георгий Лобушкинпресс-секретарь «ВКонтакте»

Не согласен. Удалённая работа — это прежде всего возможность для организации привлечь большое количество профессионалов в короткий срок без дополнительных вложений в развитие офисной инфраструктуры. Так было, например, когда мы создавали нашу легендарную команду поддержки (вначале все работали из дома; а год назад мы открыли коворкинг, куда по желанию могут приходить работать все удаленные члены команды).

Но тезис о том, что удаленная работа не имеет развития в плане карьерного роста, тоже несправедлив. Очень много ребят из тех, кто работал у нас удалённо, переходили на должности в других отделах. И мы до сих пор рассматриваем этих сотрудников как наш золотой кадровый резерв в других направлениях. В конце концов, удаленность в нашем случае ограничена Санкт-Петербургом. Мы всегда можем собраться и сходить все вместе в кино.

Есть также категория людей, для которых постоянное присутствие в офисе становится невыносимым. И если для характера их работы это (то есть постоянно присутствие в офисе) совершенно не обязательно, то нет никаких причин заставлять их постоянно сюда приезжать (да ещё и по расписанию). Абсолютно не важно, где человек выполняет свои задачи, если он делает это хорошо: в офисе, дома или на Пхукете.

Иван Кузнецовруководитель пресс-службы SuperJob

«Удалёнка» не может нести в себе угрозу снижения зарплат по стране. Хотя бы потому, что это явление не массовое. В основном компании внедряют практики удаленной работы в формате поощрения, либо защищаясь от кадрового голода. Очевидно, что и в первом и втором случае речь о снижении зарплат не идёт, равно как и о каких-то сложностях с профессиональным ростом.

Второй момент, который надо учитывать – на рынке нет однозначного мнения, отличается ли средняя эффективность офисного и удалённого работника. Впрочем, это общая проблема российского бизнеса — мы выяснили, что не более 50% компаний в принципе используют системы показателей эффективности.

Так что сегодня и в ближайшем будущем предложение работать на удаленке будет означать либо то, что вы ценный кадр и компания вам верит, любит, ценит. Либо, что в компании настолько хорошо работает система эффективности, что присутствие в офисе непринципиально. В будущем ситуация, наверняка, изменится. Технологий абсолютно достаточно. Дело за HR-практиками.

Есть ещё третий вариант, когда удаленная работа – это следствие образа жизни. Хочет человек перемещаться между городами, странами и континентами, а не сидеть на месте. Но в таком случае вряд ли для него актуальны традиционные карьерные карты.

Олег Ткаченкоруководитель индустриальной практики рекрутинговой компании Hays в России

Многие компании индустриального сектора, с которыми мы работаем, рассматривают режим хоум-офиса для своих сотрудников. Это обусловлено тем, что промышленные компании обслуживают клиентов, закупающих сложное техническое оборудование на свои производства и находящихся зачастую в удаленных городах и регионах России. Соответственно, им крайне важно иметь в этой локации людей, которые могут оперативно оказывать сервис, отвечать за продажи, общаться с дистрибьюторами и представлять компанию на месте.

На такие случаи и предусмотрен режим хоум-офиса: компания обеспечивает сотрудника всем необходимым для работы, вплоть до автомобиля, и надлежащим образом его оформляет по ТК. Естественно, контролировать удаленного сотрудника сложнее, однако, при наличии четко прописанных KPI и поставленных задачах «удаленность» работника не является проблемой, а благодаря современным средствам коммуникации удаленный сотрудник всегда на связи.

Обычно компании целенаправленно ищут на такие позиции и на такой формат работы людей, знакомых с местной спецификой и в конкретных, приоритетных для компании, регионах.

Несмотря на удаленность работы, сотрудники могут приезжать в центральный офис или города, где работает представительство компании для отчётности. Это намного эффективнее и дешевле, чем когда сотрудник работает в Москве вдалеке от клиента и производства, часто разъезжая в дорогие и неудобные командировки.

Стоит также учесть то, что на производстве может возникнуть проблемная ситуация, и потребуется оперативная помощь. Поэтому для индустриальных компаний продавцы, сервисные инженеры и технические специалисты на удаленке — весьма распространенная практика. Поскольку компания выигрывает за счет мобильности сотрудника, уровень зарплаты у таких специалистов либо такой же, как у сотрудников в офисе, либо выше.

Перспективы развития у удаленных сотрудников зависят от знания языка и от личных показателей. Для жителей регионов работать на условиях хоум-офиса в крупной компании — отличная перспектива. Их зарплата зачастую выше средней по региону, а также есть карьерная возможность перемещения между регионами, если сотрудник мобилен и готов к релокации.

Редакция предлагает читателям поделиться своим мнением об эффективности и выгодности удалённой работы для сотрудников и работодателей в России.

#Обсуждение #ВКонтакте #алена_владимирская #георгий_лобушкин #удаленная_работа #superjob #удаленные_сотрудники #кому_выгодна_удаленка #hays

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления