[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","google","google_play","youtube","google_now","now_on_tap","youtube_red","redtube","google_\u0438_\u043d\u0430\u0437\u0432\u0430\u043d\u0438\u044f_\u043f\u0440\u043e\u0434\u0443\u043a\u0442\u043e\u0432","google_\u043d\u0435_\u0443\u043c\u0435\u0435\u0442_\u043d\u0430\u0437\u044b\u0432\u0430\u0442\u044c_\u043f\u0440\u043e\u0434\u0443\u043a\u0442\u044b"], "comments": 30, "likes": 17, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11392" }
Daria Khokhlova
8 739

Редактор Lifehacker.com: «Google совершенно не умеет давать названия своим продуктам»

Редактор ресурса Lifehacker.com Эрис Равенскрафт опубликовал заметку о том, почему Google редко удаётся дать своим продуктам действительно хорошие названия и почему это зачастую приводит к путанице. Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод материала.

21 октября видеохостинг YouTube анонсировал введение платной подписки YouTube Red с видео без рекламы и профессиональными роликами.

«Команда Google, по-видимому, пребывает в блаженном неведении, чем занимаются пользователи сети, включив режим инкогнито, и полагает, что YouTube Red — хорошее название для продукта», — пишет автор материала, намекая на сервис с похожим названием — RedTube. По словам Равенскрафта, это не первый раз, когда Google неудачно называет собственные сервисы и продукты.

Сам по себе бренд Google, говорит журналист, — это пример отличного названия. Оно самобытно, необычно и смогло войти в лексикон большинства жителей планеты как синоним поиска. «Тем обиднее, что в качестве названия для любого нового продукта компания выбирает словосочетание со словом 'Google' или любое другое странное слово, которое не несёт в себе никакого смысла», — отмечает автор.

Google Now — ужасное имя для отличного продукта

Google — единственная компания, которая не попыталась персонализировать собственный голосовой помощник. «Siri, Cortana и Alexa очень милы, но я не сильно расстроюсь, если помощник, которого я попрошу поделить ноль на ноль, не будет ехидствовать. Но я очень жалею, что Google не удосужилась дать помощнику имя и личность — тогда о нём было бы не так сложно говорить».

По словам журналиста, он до сих пор не очень понимает, чем на самом деле является Google Now. Изначально сервис представлял из себя страницу с карточками, на которых отображалось то, что, по предположению системы, пользователю хотелось бы знать в конкретный момент. «Сейчас, кажется, в Google Now также включен набор голосовых команд. Или это часть продукта под названием Ok Google? Или отдельного сервиса Voice Actions, который некогда существовал в компании? А может быть, у голосовых команд вообще нет имени — как и у голосового помощника», — рассуждает журналист.

Это очень глупо, потому что голосовой помощник — гораздо более полезная вещь, чем карточки Google Now.

По словам Равенскрафта, ситуация только усугубилась с появлением функции контекстного поиска Now On Tap. «Мало того, что Now On Tap — само по себе дурацкое название, оно ещё и запутывает пользователя. На самом деле функцию следовало бы назвать Google On Tap, так как функциональность продукта ограничивается поиском».

Даже не учитывая все эти тонкости, замечает журналист, Google Now — это продукт, о котором очень сложно писать. Заголовки с ним зачастую получаются двусмысленными — непонятно, идёт ли речь о самой компании Google или о сервисе (например, 'Google Now Can Create Reminders With a Voice Command'). Было бы гораздо удобнее, полагает автор, если бы у продукта было собственное имя — например, похожее на человеческое.

'Google Play' звучит хорошо только потому, что мы привыкли к этому названию

По словам Эрика Равенскрафта, Google не определилась, что означает название 'Google Play' даже после того, как продукт был анонсирован широкой публике. С точки зрения потребителя, говорит он, 'Google Play' уже давно означает «магазин, где можно купить приложения и другие вещи».

Однако открыв список приложений на смартфоне, пользователь видит нечто под названием 'Google Play Services' — это набор API и услуг, которые разработчики могут использовать для расширения функциональности своих продуктов. «Большинство потребителей даже не могут себе представить, что это значит — и уж тем более не могут понять, почему этот набор сервисов принадлежит тому же бренду, что и магазин приложений».

Это, по мнению автора материала, ведёт к путанице — на странице Google Play Services в магазине пользователи оставляют гневные отзывы, полагая, что именно это «приложение» виновато в недолгой жизни батареи их устройства или недостатке памяти на смартфоне.

Что ещё больше усугубляет ситуацию, пишет Равенскрафт, Google Play — не единственный магазин от Google. До недавнего времени компания продавала собственное аппаратное обеспечение в Play Store — теперь магазин переименован в Google Store.

Google Drive — сервис, который пока так и не преодолел собственный кризис идентичности

«Давайте представим (гипотетически), что Microsoft назвала собственную линейку офисных продуктов — PowerPoint, Word, Excel и другие — именем OneDrive. Было бы это понятным и разумным названием? Или глупым и запутывающим пользователя? Именно так Google и поступила со своими офисными продуктами», — говорит автор материала.

Когда Google только анонсировала Google Drive, сервис был похож на Dropbox с расширенной функциональностью. После этого к продукту добавили собственный сервис для обработки текстовых документов — Google Docs. Затем линейка расширилась за счёт нескольких других проектов, в том числе Google Sheets и Google Slides. Постепенно, говорит Эрик Равенскрафт, Google Drive превратился в универсальный файловый редактор, где при желании можно было также хранить нужные документы.

Сейчас разобрать, что из себя представляет Google Drive, пишет журналист, проще, чем раньше — практически для всех платформ корпорация уже выпустила собственные приложения для Google Docs, Google Sheets и других редакторов, и приложение Google Drive используется только для хранения файлов.

Тем не менее, отмечает автор заметки, пока Google Drive всё равно позиционируется как универсальный редактор, а не как хранилище — на это указывает вид главной страницы сервиса. Эту проблему, по его мнению, могло бы решить простое изменение названия продукта — например, на Google Office или Google Work. Остальным сервисам нужно было бы в таком случае присвоить имена под брендом Office — как это сделала в своё время Microsoft, — и всё стало бы на свои места. «Никто из пользователей не расстроился бы. Но для Google, по-видимому, это слишком серьёзный шаг».

Новый сервис Google Hangouts похоронил старый продукт с таким же названием

«Помните те времена, когда Google Hangouts был самым крутым сервисом на планете? Это был видеочат, в котором могли одновременно общаться до десяти человек, и это одна из самых классных вещей, когда-либо созданных Google». Затем, вспоминает Равенскрафт, Google решила провести масштабную унификацию всех сервисов — и имя Hangouts получило приложение для обмена сообщениями, которое раньше носило названии Google Talk. Старое приложение стало частью нового сервиса — причём выполняло роль не более чем побочной функции.

Журналист считает, что видеочат должен был бы стать одной из основных функций нового Hangouts и Google следовало бы продвигать его, как это возможно. Автор проводит аналогию со Skype — большинство пользователей сети знает, что с помощью него можно совершать видеозвонки, и зачастую даже не подозревают о существовании других сервисов. Гораздо меньше людей знают, что такое Hangouts, и что по нему тоже можно общаться через видеосвязь, хотя, говорит Равенскрафт, Hangouts во многом превосходит Skype.

С помощью Hangouts вы можете прочитать сказку ребёнку или организовать сессию игры в Dungeons & Dragons. Точнее, могли бы, если бы кто-нибудь помнил, что Hangouts — это не только побочный сервис для обмена сообщениями.

«Даже не вспоминайте о Google+»

«Объединение почти всех продуктов компании в одну социальную сеть почти наверняка стоит больше, чем один символ, добавленный к названию организации», — говорит журналист.

Google продолжает давать своим продуктам одинаковые названия

«Недавно я приобрёл ТВ-приставку Nexus Player, которая работает на Android TV. Кроме того, у меня есть приставка Logitech Revue, которая работает на платформе Google TV, а также устройство Chromecast, которое использует Google Cast. Фактически, всё это — множество разных названий, которые описывают один и тот же продукт», — пишет Эрик Равенскрафт.

Таким же образом, говорит он, Google поступает с большинством собственных продуктов. Ещё вначале осени в Google Play можно было найти два разных сервиса Google Wallet — один из них позднее был переименован в Android Pay. «Я не понимаю, в чём между ними разница. Я знаю, что Android Pay можно использовать для оплаты товаров при помощи смартфона, а Google Wallet — это своеобразный аналог PayPal, но всё ещё не могу осознать, почему для каждого из этих сервисов нужен отдельный продукт».

«Не будем забывать, что у нас также есть Google Play Music, YouTube Music и YouTube Red — и все они связаны между собой. Всё это — хорошие сервисы, но у Google так много продуктов, связанных с музыкой, что бывает сложно разобраться, что к чему».

YouTube Red звучит почти как название порносайта

Один из главных грехов Google, пишет Равенскрафт, — слишком общие названия. Сервис карт так и называется — 'Maps', а приложение для чтения книг носит имя 'Books'. Зачастую это мешает пользователям при поиске — запрос 'Kindle vs. Books' почти наверняка не даст человеку никакой релевантной информации. «Но и это не самое страшное, что совершила компания, давая названия своим продуктом. Самое страшное — это YouTube Red».

Как отмечает журналист, на самом деле намерения холдинга были самыми благими, и двигалась команда в верном направлении — она не стала давать сервису общее имя (например, YouTube Ad-Free Subscription), а попыталась охарактеризовать бренд.

Проблема в том, что в сети уже существует RedTube — это один из крупнейших и популярнейших порносайтов. О чём вы думали? Кто из маркетингового отдела догадался поставить слова 'red' и 'tube' в одно название? Это шутка или вам просто всё равно?

«Конечно, всё это не так важно. Google уже много лет называет свои продукты как попало, и все мы отлично с этим живём. Но я верю, что команда Google способна на большее», — отмечает автор.

#Мнения #Google #google_play #youtube #google_now #Now_on_Tap #youtube_red #redtube #google_и_названия_продуктов #google_не_умеет_называть_продукты

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления