{ "author_name": "Саша Мураховский", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u043b\u0435\u043d","common","\u043e\u0431\u0449\u0435\u0436\u0438\u0442\u0438\u0435","\u043a\u043e\u043b\u0438\u0432\u0438\u043d\u0433","\u043e\u0434\u0438\u043d\u043e\u0447\u0435\u0441\u0442\u0432\u043e","\u0436\u0438\u043b\u044c\u0451","commonspace"], "comments": 59, "likes": 30, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11711", "is_wide": "1" }
Саша Мураховский
21 991

Общежития новой эры

Как коливинги могут спасти миллениалов от одиночества

Поделиться

В избранное

В избранном

Из-за огромной цены на жильё в городах США работникам ИТ-сферы приходится искать менее дорогостоящие варианты. Новый тренд — коливинги. На первый взгляд они ничем не отличаются от общежитий, но это не так. Обозреватель vc.ru рассказывает, что из себя представляют коливинги и как они избавят миллениалов от одиночества.

Коливинг сети Coliving Club

Цены на жильё в Кремниевой долине велики. Простая однокомнатная квартира в центре города обойдётся примерно в $3500 в месяц. Но даже за такие деньги найти хорошее жильё — большая проблема. Разработчика Кэтрин Паттерсон, переехав в Долину, начала искать дешевое жильё на Craiglist. Всё, что стоило меньше $2500, не соответствовало даже минимальным нормам — общие удобства, небольшие комнаты и отсутствие хоть какого-то ремонта. Девушке пришлось поселиться в фургоне.

Даже относительно большие зарплаты не позволяют комфортно жить в Долине. По мнению основателя компании DevRain Solutions Александра Краковецкого, $100 000 в год — это маленькая зарплата для Сан-Франциско. В других больших городах США ситуация лучше. В Нью-Йорке однокомнатные апартаменты стоят $3000, в Лос-Анджелесе — от полутора тысяч долларов. Однако крупные цены на жильё всё равно заставляют жителей искать альтернативы.

Жильё — товар, который отлично подходит под экономику совместного потребления. Это не открытие: коммунальные квартиры появились в 18 веке, а общежития — ещё раньше. Затем в 2008 году запустился Airbnb. Американские предприниматели готовы снова переосмыслить концепцию общего жилья с помощью так называемых коливингов, которые во многом напоминают общежития.

Сложно думать об общежитии в положительном ключе. Это максимально дешевое жильё, которое чаще всего предназначено для студентов. Плохие условия в общежитиях часто оправдывают возможностью повеселиться и пообщаться со сверстниками, но это всё равно, что оправдывать пожар возможностью погреть руки.

Относительно новый термин «коливинг» описывает место, похожее на общежития. В коливингах сдаются комнаты с общими удобствами. Но назвать их общежитиями сложно по многим причинам:

  1. Есть Wi-Fi.
  2. В коливингах современный ремонт и достаточно просторные комнаты.
  3. В большинстве коливингов у каждого постояльца отдельная комната.

В США есть три больших коливинга: Common, сеть Coliving Club и Commonspace.

Common

Common больше похож на закрытый клуб по интересам, чем на место жительства. Желающий попасть в коливинг должен выполнить процедуру из четырёх шагов: зарегистрироваться, в течение двух-трёх дней пройти телефонное собеседование, сдать проверку на платежеспособность, если она удачна — выбрать комнату и въехать.

Таким сложным методом отбора в Common стараются создать сообщество по интересам. По мнению основателей коливинга, это не просто жильё, но и место для работы, общения и нахождения новых знакомств. На сайте есть и список качеств, которые ценят в постояльцах. Среди них: гостеприимность, желание помочь, любопытство, любовь к путешествиям.

Что касается более приземленных вещей, в первом (и пока единственном) здании Common есть прачечная, бесплатный высокоскоростной Wi-Fi, четыре общих кухни — по одной для каждого этажа, рабочее пространство и еженедельная уборка. Предметы гигиены закупает менеджмент коливинга.

Кухня в коливинге Common

Аренда комнаты на месяц стоит $1800. Постояльцам не нужно подписывать долгосрочные контракты — оплата производится лишь на месяц вперёд. Среди конкурентов у Common самая большая цена. Однако коливинг находится в центре Бруклина, где цена на самые заурядные квартиры всё равно выше.

Coliving Club

В сети коливингов Coliving Club требования к потенциальным постояльцам не такие строгие. В течение двух часов после отправки простой формы (фамилия и имя, информация о себе и ссылка на профиль в Facebook) на почту приходит ответ и чек для оплаты. Оставаясь на неделю, нужно платить $40 в день, на месяц — $35 в день. Соответственно, месячная стоимость проживания в Coliving Club составляет $1050. Это почти в два раза меньше, чем в Common, однако постояльцы живут вместе — по несколько человек в одной комнате. Им доступен бесплатный кофе, одна из трёх рабочих зон, Wi-Fi, парковка, простыни и полотенце.

В сети Coliving Club три коливинга. Каждый из них находится в разных частях Сан-Франциско: на улицах Саржент, Брэнсон и Оушэн авеню. В зависимости от выбора отличаются и условия проживания. В коливинге на Саржент более спокойная атмосфера и не очень много людей. На Брэнсон — наоборот, — в этом коливинге живут участники программы одного из акселераторов Сан-Франциско.

Основателями Coliving Club являются двое жителей Украины — Сергей Сопот и его друг, архитектор. Сергей занимает должность генерального директора, а второй сооснователь — креативного директора. Редакция vc.ru задала несколько вопросов Сергею Сопоту.

vc.ru: Как появилась идея создать сеть коливингов?

Идея появилась в начале этого года. С недавних пор Сан-Франциско является столицей Кремниевой долины. Как следствие, сюда приезжает много умных людей. Ежегодно открывается более 100 000 стартапов, 52% из них — иностранные. А если прибавить ИТ-инженеров, студентов и интернов, то выходит армия умных людей. Все они едут с разными целями, но всем им необходимо где-то работать и жить.

Проблема недорогого жилья в Сан-Франциско существует и в последнее время она усугубилась. Кроме дороговизны (простая студия стоит от $2500 в месяц) есть и другая проблема — нельзя снять жильё меньше, чем на один год. Всё это создает большую проблему, решением которой являются коливинги.

Сначала мы планировали открыть коворкинг. Но проведя маркетинговое исследование, увидели что их рынок, несмотря на бурный рост, имеет несколько сильных игроков, которые уже как корпорации — не дают шанса маленьким выжить.

Сергей Сопот (делает барбекю) в Coliving Club

Всё вышесказанное, а также общий тренд — экономика совместного потребления, — заставили нас всерьез задуматься о создании глобального коливинга для креативных людей с центром в Кремниевой долине. Некий клуб, который помогал бы не только решать проблему недорогого жилья (как изначально планировалось), но и много других проблем, которые возникают у коливеров ежедневно. Начиная от визовой поддержки, устройства на работу, выбора мероприятий и недорогих ресторанов и заканчивая вопросами акселерации и привлечения инвестиций. Имея доступ к большому количеству стартапов (в глобальном масштабе), инвестору будет интереснее искать объект для своих инвестиций.

Есть ли у постояльцев возможность снимать комнату отдельно?

Мы пока не рассматриваем вариант с отдельной комнатой, но в планах строительство таких коливингов есть. Самая большая сеть коливингов Campus Coliving (30 коливингов в Сан-Франциско и 4 в Нью-Йорке), которая закрылась этим летом, имела бизнес-модель, основанную на проживании постояльцев в отдельных комнатах. Я уверен, что провал проекта обусловлен именно выбором такой бизнес-модели.

Чем коливинги отличаются от хостелов и общежитий?

По своей сути, коливинг — это хостел по интересам, то есть кроме проблемы недорогого жилья постоялец решает главную проблему — связи. Умные и креативные люди стремятся в Coliving Club с целью познакомиться с другими, себе подобными (с одинаковыми стремлениями и мыслями) людьми, чтобы решить свою проблему. И это им удается. Они создают специфическую атмосферу, которая помогает им в решении проблем. Они объединяются между собой, создают новые стартапы и делятся опытом.

Коливинги объединяют не только фаундеров стартапов, но и всех, кто хочет найти помощь для совместного решения своих проблем. Например, очень популярны коливинги для фотографов, режиссёров, музыкантов. Присутствуют и отдельные коливинги для женщин, а также геев.

Но главное отличие коливингов от хостелов и общежитий в том, что в случае с коливингом ты точно знаешь, кто будет спать на соседней кровати.

Commonspace

Сооснователи Commonspace Трой Эванс и Джон Таларико считают, что коливинги выполняют ещё одну важную функцию — коммуникативную. Для этого в Commonspace есть должность социального инженера. Партнёры совсем недавно наняли на неё человека, который будет отвечать за гармонию и комфорт постояльцев.

Пока коливинг находится на стадии разработки — помещение уже арендовано, есть план застройки, но впереди ещё немало забот. В каждой из 21 комнат будет личная ванная комната, небольшая кухня и окна. Постояльцы смогут выходить на крышу для отдыха или работы.

У одного из создателей Commonspace уже есть опыт ведения своего бизнеса — в 2014 году Эванс открыл коворкинг CoWorks. Постояльцы коливинга смогут бесплатно работать в этом коворкинге.

Будущий Commonspace

Больше всего внимания в Commonspace уделено общению. Жители смогут общаться в группе Facebook и чате в Slack. Каждую неделю будут проводиться совместные мероприятия: ужины, «вылазки» в бар или вечеринки на крыше.

Причины, по которым Эванс и Таларико хотят создать такое специфическое место для общения, не надуманы. Согласно июньскому исследованию аналитической компании Gallup, 64% миллениалов одиноки. В 2004 году компания провела такой же опрос и тогда о своём одиночестве высказались всего 50% респондентов.

Молодое поколение выросло вместе с интернетом и возможностями к общению, которые он предоставляет. Однако им тяжелее выбраться из-под родительского контроля, начать жить самостоятельно и общаться. Усугубляют ситуацию и социальные сети, в которых жизнь представляется иначе, чем она есть на самом деле.

В Commonspace мы хотим объединить доступные апартаменты и определённый стиль жизни. За бóльшую сумму денег многие годами снимают однокомнатные квартиры в трущобах.

Но по какой причине интроверты захотят переселяться в коливинг, в котором всё сделано для того, чтобы изменить их замкнутый образ жизни? Причин две, и первая — цена жилья. Месячная аренда комнаты обойдётся от $700 до $900. Commonspace находится в хорошем районе Нью-Йорка, и это небольшая цена для такого района.

Вторая причина в том, что основатели уважают нежелание миллениалов общаться и не собираются менять их насильно. Эванс и Таларико называют себя интровертами, поэтому они учли особенности таких людей при планировании коливинга. Все комнаты будут полностью звукоизолированы — если у постояльца нет желания веселиться под громкую музыку соседей, он может остаться в комнате и не будет ничего слышать.

В то же время роль социального инженера будет состоять в том, чтобы показать постояльцам преимущества общения и разговорить их. «Но у каждого жителя Commonspace всегда будет личное пространство», — добавляет Эванс.

Подтвердить или опровергнуть задумку создателей Commonspace сложно. Коливинги появились совсем недавно и исследований, касающихся их эффективности, нет. Но в какой-то степени эффективность можно отследить, наблюдая за коворкингами.

В 2015 году было проведено исследование и соцопрос посетителей коворкингов. 84% респондентов сказали, что им нравится работать рядом с другими людьми и это повышает их продуктивность. 67% сказали, что коворкинги помогли им стать профессионально более успешными. 64% посетителей, работая в коворкингах, нашли новые связи и знакомства.

Впрочем, делить с кем-то рабочее место — это одно, а быт и личную жизнь — другое. И здесь придётся выбирать между новыми знакомствами и возможностью поспать в одиночестве.

#тлен #common #общежитие #коливинг #одиночество #жильё #commonspace

Статьи по теме
Common — «общежития» с помесячной оплатой, уборкой и вступительным собеседованием
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]