[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Лена Очкова", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0444\u0440\u0438\u0438","\u0443\u043f\u0440\u0430\u0432\u043b\u0435\u043d\u0438\u0435_\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0435\u0439","\u044e\u0440\u0438\u0434\u0438\u0447\u0435\u0441\u043a\u0438\u0435_\u0432\u043e\u043f\u0440\u043e\u0441\u044b","\u0441\u043e\u0432\u0435\u0442\u044b_\u044e\u0440\u0438\u0441\u0442\u0430","\u043c\u043e\u0442\u0438\u0432\u0430\u0446\u0438\u044f_\u0441\u043e\u0442\u0440\u0443\u0434\u043d\u0438\u043a\u043e\u0432","\u0444\u0430\u043d\u0442\u043e\u043c\u043d\u044b\u0435_\u0434\u043e\u043b\u0438","\u0444\u0430\u043d\u0442\u043e\u043c\u043d\u044b\u0435_\u0430\u043a\u0446\u0438\u0438"], "comments": 25, "likes": 26, "favorites": 36, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11763", "is_wide": "1" }
Лена Очкова
18 332

Фантомные доли: как предоставить сотруднику долю в уставном капитале без ущерба для компании

Один из способов мотивации сотрудников — поощрить их определенной долей в уставном капитале.

Андрей Широкинский, ведущий консультант по закрытию сделок ФРИИ, рассказал vc.ru о механизме фантомных долей и о том, какие преимущества он даёт бизнесу.

Простая мотивационная схема

Как правило, стартапы в России создаются на основе обществ с ограниченной ответственностью (ООО). Поэтому самые простые мотивационные схемы выглядят следующим образом.

В случае достижения KPI сотрудник имеет право либо на внесение вклада в уставный капитал ООО по номиналу (тем самым размывая доли всех других участников), либо на выкуп по номинальной стоимости части доли одного, нескольких или всех основателей — таким образом, размывается только доля того участника, у которого она приобретается.

При всей своей простоте и очевидности эти схемы оказываются бомбами замедленного действия. И вот почему. Участником мотивационной программы обычно является не один сотрудник, а несколько. И многие из них могут быть больше заинтересованы не в развитии успешного крупного бизнеса, а в получении быстрых денег. Если допустить, что все они (или даже один) получат хотя бы минимальные доли в уставном капитале проектной компании, последствия могут быть следующими:

  • Коллапс в принятии управленческих решений. Многие существенные вопросы жизни ООО требуют единогласного решения всех участников. Чем их больше, тем дольше процесс согласования решения.
  • Трудности при продаже долей. Каждый из сотрудников, получивших долю, будет пользоваться преимущественным правом приобретения долей, отчуждаемых другими участниками. Это может существенно затруднить или даже сорвать сделку по продаже доли другими участниками.
  • Элементарный шантаж. Поскольку сотрудники проекта могут быть менее заинтересованы в успешности бизнеса в долгосрочной перспективе, после получения долей они могут злоупотреблять своими правами участника проектной компании.

Что делать инвестору? Прежде всего — выбирать мотивационную схему для проекта с умом.

Традиционное решение

Заключается в том, что всех участников мотивационной программы помещают в отдельное юрлицо, которое, в свою очередь, владеет долей в уставном капитале основного общества.

Кажется, что эта схема упрощает корпоративное управление на уровне проектной компании. Но это не так: на самом деле, проблема управления лишь переносится на уровень ООО, в котором сидят сотрудники.

Многое в этой схеме можно разрешить, если выбрать одного из основателей генеральным директором такого ООО и заключить на его уровне корпоративный договор. Но всевозможные лазейки для злоупотреблений неизбежно останутся. Более того, если проектная компания применяет упрощенную систему налогообложения, то вышеописанное ООО не может претендовать более чем на 25% долей в её уставном капитале. А если кто-либо из основателей или инвесторов также представлен юридическими лицами, то ООО может иметь лишь 25% минус n%, где n% — общая доля таких юридических лиц.

Схема с использованием фантомных долей

Альтернатива — предоставить участникам мотивационной программы не настоящие доли в уставном капитале, а своеобразные «фантомные доли» (по аналогии с фантомными акциями).

Так называется договор между основателями и сотрудниками. Его условия могут быть следующими:

  • В случае распределения прибыли проектной компании основатель обязуется из своей доли распределенной прибыли выплатить сотруднику сумму, которую тот получил бы, если бы владел настоящей долей в уставном капитале.
  • И сотрудник, и основатель имеют право по своему усмотрению прекратить договор, получив или, соответственно, выплатив рыночную стоимость фантомной доли.
  • Основатель обязуется не принимать определенные решения в качестве члена организационной структуры управления проектной компанией без согласования с сотрудником (можно включить минимальный перечень решений, например, о ликвидации, реорганизации проектной компании).
  • Другие условия.

Разумеется, точный список условий нужно согласовывать между основателями, сотрудниками и, если нужно, инвесторами.

За и против

Применение договора о фантомных долях полностью устраняет вышеотмеченные проблемы корпоративного управления. Более того, такой договор может никак не затрагивать ни проектную компанию, ни инвесторов. Но недостатки у этой схемы тоже есть.

Во-первых, налоги. При использовании фантомных долей происходит двойное налогообложение дивидендов, распределяемых от проектной компании к сотрудникам: налог при получении дивидендов основателем и налог при передаче дивидендов от основателей сотрудникам.

К сожалению, такой второй налог будет являться платой за те преимущества, которые дает схема с фантомными долями. Но стороны могут сами определить, на кого будет возлагаться эта плата. Совсем не обязательно, что расходы по уплате второго налога будет нести сотрудник.

Бремя его уплаты может быть возложено и на основателя — через введение в договор о фантомных долях аналога gross up clause (условие договора, предусматривающее, что определенная в договоре денежная сумма должна быть выплачена получателю денег в полном размере, и если эта сумма будет подлежать какому-либо налогообложению или уменьшению иным образом, то платящая сторона должна возместить соответствующую сумму — сумму налога или иного удержания — получателю денежных средств — прим. ред.). Таким образом, сотрудник сможет получать «чистую» сумму причитающихся ему дивидендов.

В определенных условиях негативные налоговые последствия могут быть смягчены или же полностью устранены, но в каждом случае этот вопрос требует дополнительной налоговой экспертизы.

Второй недостаток фантомных долей — отсутствие какой-либо судебной практики по подобным договорам, что делает их несколько более рискованными механизмами по сравнению с владением настоящими долями.

***

В условиях, когда крупные инвесторы вряд ли согласятся на прямое включение сотрудников в уставный капитал проектных компаний, фантомные доли становятся привлекательным инструментом в руках основателей и инвесторов. Их грамотное юридическое оформление может позволить избежать каких-либо проблем с реализацией и устранить вышеописанные недостатки. Так что не пренебрегайте профессиональными юридическими и налоговыми консультациями.

Реальные примеры фантомных инструментов

  • Coca-Cola и «Вымпелком» давали опционы в следующем виде: за сотрудником закрепляли определенное количество фантомных акций (то же, что фантомные доли) по определенной цене, и через некоторое время (несколько лет) сотрудник мог получить разницу между этой ценой и рыночной стоимостью соответствующего количества реальных акций компании.
  • АФК «Система»: каждый год за сотрудниками закреплялось определенное количество фантомных акций, которые можно было выкупить у компании по цене, рассчитываемой в зависимости от ее капитализации.
  • Лукойл «бронировал» какое-то количество фантомных акций, по которым сотрудники могли получать только дивиденды (никаких других прав фантомы не давали). Через определенное время они приобретали право получить настоящие акции.

#Колонка #фрии #управление_компанией #юридические_вопросы #советы_юриста #мотивация_сотрудников #фантомные_доли #фантомные_акции

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления