[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Alina Tolmacheva", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u043d\u0435\u0439\u043c\u0438\u043d\u0433","\u043a\u0438\u0440\u0438\u043b\u043b\u0438\u0446\u0430_\u0432_\u043d\u0430\u0437\u0432\u0430\u043d\u0438\u044f\u0445_\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0439","\u043b\u0430\u0442\u0438\u043d\u0438\u0437\u0430\u0446\u0438\u044f","\u044f\u0437\u044b\u043a_\u0438_\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441","\u0438\u043b\u044c\u044f_\u043f\u0435\u0441\u0442\u043e\u0432","elasticweb"], "comments": 161, "likes": 19, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default" }
Alina Tolmacheva
10 728

«На западе не стесняются своих "Книгалиц" и "Чирикателей"»

Сооснователь адаптивного хостинга Elasticweb Илья Пестов написал колонку с рассуждениями об отказе российских компаний от кириллических названий.

Сооснователь сервиса Elasticweb Илья Пестов

Я наблюдаю большую проблему — мы все обесцениваем наш родной язык. Мир меняется непрерывно, процесс заимствования слов и появления неологизмов нормален. Но латинизация, а точнее, «американизация» русского чрезмерна, и мы, интернетчики, наиболее рьяно заменяем существующие слова на новые в связи со своей профессией.

Поймите меня правильно. Такие термины, как интернет, веб, блог, селфи, твиты, лайки, не могут быть интерпретированы иначе. Они появляются так же, как когда-то появились «туалет», «одеколон», «кран», «джип», «антресоль», и это естественно. Но мы зачем-то заменяем существующие русские слова на эти: «форсить», «юзеры», «фаундеры», «деплоить», «бигдата», «машинлёрнинг», «постинг», «креденшлы», «инвойсы» и так далее.

Недавно я видел комментарий подростка, который мечтал о том, чтобы поскорее исчез «долбаный русский», и говорил, как будет хорошо, если весь мир заговорит на английском. Это ужасно.

Я не буду рассказывать об истории и величии нашей с вами культуры — это дело государства и каждого родителя в частности. Я хочу сосредоточить внимание на другом. Мне кажется, обесценивание языка влияет на ухудшение восприятия отечественного продукта перед иностранным. Ведь правда, многие не глядя делают выбор в пользу «неродного».

Большинство с определенной долей скепсиса, если не с презрением, относится к новым русским компаниями и разработкам. И это факт. Не просто так в 90-х появилось множество псевдо-иностранных брендов, о русских корнях которых даже сейчас не все знают: Erich Krause (канцелярия), Bork, Carlo Pazolini, Chester, Ralph Ringer и так далее. Всё это создавалось для «поколения Pepsi», но тенденция сохранилась и продолжается сейчас.

Какой кириллический бренд в интернете сразу придет вам в голову? «Яндекс», «ВКонтакте», «Одноклассники» и… для примера, в Spark первая компания в списке — «Логомашина», но дальше нужно постараться, чтобы найти кириллический логотип. Заметьте, что в промышленности и производстве всё наоборот. Названия в этих областях придумывали люди другой закалки, ныне «рядовые юзеры интернета». Кириллица не помешала им вырастить международные бренды.

Нам же, интернетчикам, стал казаться нелепым собственный язык и, параллельно, совершенно нормальным то, что выручка «Яблока» (автор имеет в виду компанию Apple — прим. ред.) составила $234 млрд за 2015 фискальный год. На западе нисколько не стесняются своих «Книгалиц», «Чирикателей», «ТыТелевизоров», «Ухты!», «СпотыкаясьПо» (StumbleUpon) и так далее.

Я довольно много читал про отечественные компании до перестройки и их судьбу после нее. Продолжая тему «нейминга», хочу привести в пример производителя фотопленки «Свема». Название является словообразованием от словосочетания «светочувствительные материалы». Как оно вам? Когда вы последний раз встречали подобный вариант «нейминга» в рунете?

В советское время всё было совершенно иначе. Ошибочно полагать, что тогда не было брендов. Я считаю, что сам СССР (впрочем, как и американская демократия с целой культурой потребительства) — это, наверное, самый большой бренд в истории человечества. Продуктом СССР было представление о счастливой жизни: «От каждого по способности, каждому по потребности». Только тогда не было термина «маркетинг», но он был как таковой, причем с «брендбуками» и прочим.

Прошу прощения за столь противоречивое и, вероятно, нелепое сравнение, но вопрос о том, кто круче в рекламе, Ленин или Огилви, на мой взгляд, очень спорный. И ведь до сих пор большинство пенсионеров с недоверием относится к «иностранщине». А у людей старше сорока современные попытки воссоздать советский бренд вызывают только положительные эмоции и чувство ностальгии. «Мишка на Севере», «Новая заря», «Красная Москва», «Скороход», мороженое «Ленинградское». Бренды были, и некоторые из них живут до сих пор.

В целом в ретроспективе наблюдается лояльность клиентов к отечественному продукту с русским названием. Исходя из этого, мне кажется, что население среднего возраста и старше также будет лояльно к кириллическим брендам.

Но интернет-сообщество в большинстве своем занимается сугубо популяризацией иностранных названий среди молодежи, закладывая фундаментально неправильное восприятие национального брендинга. Я сейчас говорю об уровне восприятия «Made in Japan» и «Сделано в России».

Хочу подчеркнуть, что в рамках всего повествования я пытался объяснить существование проблемы в России. Но я думаю, она затрагивает и другие страны постсоветского пространства.

Всё, написанное выше, скорее, вопрос к читателю, нежели призыв к каким-либо действиям. Повторюсь, я не пытаюсь здесь кого-либо учить культуре и фанатично пропагандировать идею сохранения языка. Существование подобных проектов склоняет меня к мысли, что всё сказанное имеет определенное значение.

Но смог ли я правильно донести всё то, что думаю? Финальный вопрос прозвучит так: «Согласны ли вы с тем, что чрезмерная латинизация вашего родного языка и позиционирование компаний как псевдо-иностранных занижает имидж вашей страны как бренда, тем самым ухудшая лояльность клиентов к отечественным продуктам и создавая более благополучные условия для импорта?».

А в заключение мне бы хотелось процитировать Тургенева:

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!.. Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома. Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!

«Русский язык», Иван Тургенев

#Колонка #нейминг #кириллица_в_названиях_компаний #латинизация #язык_и_бизнес #Илья_Пестов #Elasticweb

Статьи по теме
«Этот проект, определенно, революция»: Как разрабатывался ребрендинг сыров «Дружба», «Янтарь», «Волна»
Создание удачных рекламных слоганов — на примере Volvo, Leroy Merlin, YotaPhone и Nike
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления