[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 85, "likes": 31, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "11850", "is_wide": "1" }
Konstantin Panphilov
22 590

«Предлагаю запретить слова»: Дуров, министр связи, интернет-омбудсмен и чиновники раскритиковали идею запрета Telegram в России

16 ноября первый заместитель конституционного комитета Госдумы Александр Агеев обратился к директору ФСБ Александру Бортникову с просьбой рассмотреть возможность блокировки мессенджера Telegram в том случае, если будет доказано, что им пользуются террористы из «Исламского государства».

Идею резко раскритиковали министр связи Николай Никифоров, интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, другие чиновники и основатель мессенджера Павел Дуров.

РИА Новости ссылается на обращение депутата Агеева, в котором указано со ссылкой на сообщения российских СМИ, что террористы «Исламского государства» (организация запрещена в России) используют мессенджер Telegram для координации своих действий (в частности, терактов в Париже 13 ноября) и пропаганды — распространения текстовых, фото- и видеоматериалов.

Можно предположить, что там же происходит процесс вербовки граждан России в ряды ИГ.

— Александр Агеев

Депутат просит руководство ФСБ в случае необходимости рассмотреть возможность ограничения доступа к Telegram на территории РФ.

Я не думаю, что данная мера (ограничение доступа к Telegram в России) ударит по свободе слова или нарушит иные права и свободы граждан.

— Александр Агеев

На обращение Агеева отреагировал интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев. В эфире «Русской службы новостей» он раскритиковал идею ограничения доступа к Telegram для российских граждан:

Выступать с ограничительными мерами относительно запрета сервиса — это несерьёзно. С таким же успехом можно определить, какими телефонами пользовались террористы, и запретить использовать такую модель телефона на конкретной территории. Этого делать нельзя.

— Дмитрий Мариничев

Мариничев считает, что необходимо внедрять специальные инструменты, способные контролировать конкретного пользователя, нарушающего закон, но «нельзя ограничивать инструменты, которыми пользуются на 99% люди добропорядочные, законопослушные граждане».

Также омбудсмен сказал, что российские спецслужбы должны иметь доступ к серверам коммуникационных сервисов, действующих на территории РФ.

Министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров заявил, что считает предложение о закрытии Telegram неразумным — по его мнению, это равносильно запрету автомобилей Toyota в том случае, если ими активно пользуются террористы.

По мнению министра, в случае запрета одного мессенджера террористы станут пользоваться другим, поэтому вместо блокировки средств коммуникаций необходимо преследовать преступников.

В мире есть около десятка популярных программных продуктов для обмена мгновенными сообщениями, все они используют те или иные технологии шифрования и защиты данных. У всех них разная популярность в разных странах мира. Блокировка одного из мессенджеров на территории одной из стран приведет лишь к мгновенному перетоку пользователей на другие продукты.

Блокировка всех мессенджеров была бы равносильна блокировке интернета в РФ, но это противоречит стратегии развития РФ.

— Николай Никифоров

Предложение счёл сомнительным и глава президентского совета по правам человека Михаил Федотов. Против инициативы выступили также в Госдуме — член комитета по безопасности и противодействию коррупции Илья Костунов заявил, что «путь запрета технологий — тупиковый». Вместо этого он предложил создавать отечественные протоколы шифрования данных.

Создатель мессенджера Telegram Павел Дуров в ответ на идею Агеева написал на своей странице во «ВКонтакте»: «Предлагаю запретить слова. Есть информация, что с их помощью общаются террористы».

В сентябре 2015 года на сцене Techcrunch Disrupt в Сан-Франциско Дуров рассказал о своём отношении к тому, что его мессенджером пользуются члены ИГИЛ: «Наше право на приватность важнее, чем страх терроризма. ИГИЛ всегда найдет другой способ коммуникаций. Я не думаю, что мы принимаем участие в их деятельности, и мы не должны чувствовать за это вину. Если бы они не использовали Telegram, то они бы использовали что-то ещё».

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления