{ "author_name": "Саша Мураховский", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043e\u0431\u0440\u0430\u0437\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435","make_school"], "comments": 28, "likes": 25, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12292", "is_wide": "1" }
Саша Мураховский
16 373

Образование будущего

Сможет ли бесплатная школа Make School изменить систему образования

Поделиться

В избранное

В избранном

Американская Make School — это образовательное учреждение нового поколения. Сооснователи Ашу Десай и Джереми Россман создали его, разочаровавшись в привычной системе образования. В Make School нет оценок и тестов, а обучение бесплатно — лишь в том случае, если ученики получат работу, они должны 2 года платить процент от зарплаты. Это мотивирует школу выпускать специалистов высшего уровня. Обозреватель vc.ru рассказывает историю Make School и оценивает её шансы изменить образовательную систему.

Команда Make School

Как и многие стартапы, школа для разработчиков и предпринимателей Make School началась с пивота. Восемнадцатилетний второкурсник Калифорнийского университета Ашу Десай разочаровался в образовании и бросил университет. Ему не нравилось огромное количество теории, которую давали студентам — за год он так и не продвинулся в программировании.

У Ашу была идея стартапа — он хотел создать платформу для школьников и студентов, где те смогут создавать мобильные игры для iOS. Взяв в напарники своего друга Джереми Россмана, Ашу подал заявку в акселератор Y Combinator. У сооснователей уже был опыт совместной работы. На первом курсе они за семестр создали iOS-игру Helicopter, которая принесла двум разработчикам $35 000.

Зимой 2012 года, закончив программу Y Combinator, Десай и Россманн запустили компанию MakeGamesWithUs. Во многом она напоминала курсы по программированию. Участники, прошедшие отбор, учили язык программирования Objective-C и создавали игры в течение нескольких месяцев. Конечный продукт принадлежал не компании, а конкретному студенту, однако школа получала 30% от дохода этой игры.

Суть MakeGamesWithUs была в том, чтобы показать, что если вы можете создать казуальную игру, значит, можете сделать и что-то более выдающееся или сложное.

Ашу Десай

Спустя год MakeGamesWithUs превратилась в Make School. Теперь в школе учили создавать не только игры, но и другие программные продукты. Количество языков выросло до 10, среди них Python, Swift, Flask, Scheme и другие.

Основатели понимали, что привлечь студентов будет непросто — лишь небольшое количество студентов захочет менять традиционное образование на два года обучения в неизвестной школе. Поэтому было принято необычное решение — образование в Make School сделали бесплатным. В течение двух лет обучения ученик не должен платить школе. Но впоследствии, если он устроится на работу, в течение 2 лет школа забирает 25% от его зарплаты.

Такая монетизация позволяет студентам не брать образовательные кредиты. Многим выпускникам университетов приходится выплачивать их всю жизнь. Согласно информации Bloomberg, в 2014 году сумма долга по образовательным кредитам составляла $106 млрд, а каждый выпускник 2013 года должен государству или банку, в среднем, $28 000.

Длительность обучения составляет 2 года. Заявки принимаются до 1 августа текущего года, первый семестр начинается 21 сентября и длится до 18 октября. После первого и второго семестра, который заканчивается весной, студента устраивают на стажировку в одну из компаний-партнёров. Если на стажировке он получает зарплату, то 25% он также передаёт в Make School. С июня до августа длится третий семестр.

Второй год проходит таким же образом. После того, как студент выпускается, школа находит ему работу. В основном, так же, как и стажировку, среди сетей своих партнёров — Y Combinator, 500 Startups и Andreessen Horowitz.

На руку Make School играет программа отсрочки обучения, которую предлагают многие американские вузы. В рамках этой программы студент может приостановить своё обучение на определённое время, чаще всего, один год, а в Массачусетском технологическом институте — вплоть до 2 лет.

Этой возможностью решил воспользоваться студент Маса Бандо. Закончив первый курс, он взял отсрочку на 2 года в МТИ. Ему не нравилось то же самое, что в своё время не устраивало основателей школы — университетское образование давало слишком мало практических знаний. Бандо пришлось столкнуться с непониманием родителей. В конечном итоге, ему удалось их убедить и в сентябре 2014 года он поступил в Make School.

Программа обучения включала веб-разработку и iOS-программирование. За полгода до окончания обучения Бандо пригласили разработчиком в компанию Papaly, создающую сервис для хранения ссылок и закладок. По словам Бандо, ему предложили зарплату в $90 000, а родители теперь «поддерживают его во всём». Возвращаться в МТИ он не планирует.

Однако в случае с Бандо непонятно, что позволило юному программисту получить хорошую работу — образование или чрезмерное желание учиться. В интервью изданию Fast Company он сказал, что уроки в школе заканчивались в 5 часов вечера, но это не мешало ему приходить домой и еще в течение 5-7 часов работать над собственным проектом.

Основатель Make School Ашу Десай считает, что школа уникальна не столько системой обучения, сколько тем, что прививает ученикам любовь к программированию. «Как только ты понимаешь, что можешь построить что-то важное, ты начинаешь получать от этого удовольствие. Я не понимаю, почему другие школы и университеты не идут этой же дорогой», — говорит Десай.

Способ монетизации мотивирует школу давать своим студентам наилучшее образование. В противном случае выпускники не получат работу, а Make School — процент с их зарплаты. По этой же причине, пройти этап отбора и поступить в школу не так просто. Ежегодно набор ограничен 50 студентами. Каждый из них должен владеть начальными навыками программирования, как они получены — в результате самообразования или курсов — не важно. Студент должен знать основы объектно-ориентированного программирования, а также иметь за плечами опыт работы над своими проектами. Также у студента должен быть MacBook, выпущенный не раньше 2013 года, и одно iOS-устройство.

В школе нет общежитий, однако иногородним студентам помогают с поиском жилья. Возраст студента не важен. На сайте говорится, что возраст большинства студентов от 18 до 25 лет. Рассматриваются заявки кандидатов любого возраста при условии, что у них есть диплом об окончании школы и пройденный экзамен GED. Однако в редких случаях делаются исключения и из этих правил. «Больше всего в Make School мне нравятся эти 13-летние ребята, которые понимают, что они могут создавать продукты и кардинально менять свою жизнь. Они начинают посещать хакатоны и создают всё больше крутых приложений», — говорит Ашу Десай.

В интервью Seeker Stories второй сооснователь Make School Джереми Россман отмечает, что студенты и их родители забывают о том, что не диплом помогает устроить свою жизнь в будущем, а полученные знания и связи.

Я не жалею о том, что ушел из МТИ и советую это делать тем, кто сомневается в необходимости полученных там знаний. Если мне понадобится работа в будущем, наши ученики, которые, я уверен, станут более успешными, чем я, помогут мне в этом.

Джереми Россман

Основатели хотят сделать Make School первым учебным заведением, которое будет настроено не на будущее, а на настоящее. «В то время, как университеты проводят исследования, результат которых видно лишь через годы, Make School помогает студентам создавать продукты, помогающие другим людям, прямо сейчас», — считает Ашу Десай.

Редакция vc.ru узнала мнение российских предпринимателей и компаний о Make School.

Рахим Давлеткалиев,основатель образовательного проекта Hexlet

Думаю, что такие школы могут стать заменой университетам в будущем. Как минимум, существенной альтернативой. Концептуально эта модель похожа на социалистические страны с образованием, оплачиваемым за счет налогов работающих людей. В масштабах государства это может работать хорошо.

Если продолжить сравнение с государством с «бесплатным» образованием: в отличие от государства, где образование это лишь небольшая часть бюджета, и в случае экономических колебаний есть возможность компенсировать падения прибыли, в частной компании по модели Make School одной из проблем, кажется, будет зависимость от состояния на рынке труда и от общей экономической обстановки. В случае с программистами легче: нет предпосылок для того, что в ближайшее время прекратится рост спроса на таких работников. Но с другими специалистами может быть опаснее — иногда индустрии валятся и поток выпускников может остаться без работы, а школа — без оплаты.

Главная же проблема, по-моему, в конкуренции с текущей системой. Устройство выпускников университетов это результат многолетнего партнерства с компаниями и правительствами, огромная сеть выпускников, сообщества и связи, налаженная система. Стартапы и молодые компании открыты для выпускников школ вроде Make School, но, к сожалению, в большинстве крупных корпораций и в общественном секторе полноценный диплом о высшем образовании все еще имеет важное значение. Для конкретно Make School это, кажется, не проблема: они отправляют своих студентов на стажировки в дружественные стартапы, и у них пока нет задачи «устроить десятки тысяч студентов». Можно предположить, что подобный вид монетизации накладывает ограничения на количество учащихся. Что в целом хорошо.

Make School готовит не только программистов, но и будущих предпринимателей, основателей технологических стартапов. Это очень круто, но здесь выхлоп статистически еще ниже. С другой стороны, достаточно одного «выпускника-Цукерберга», чтобы у школы все было хорошо.

Рефлекторно хочется сказать, что в модели оплаты школы возможна гонка за временно-популярными технологиями и недостаточное внимание фундаменту. Но в реальности такая проблема уже существует в огромной индустрии экспресс-курсов (буткампов). А в модели Make School такой подход будет просто неустойчивым. В целом, не вижу существенных недостатков. Связи образуются со временем, финансирование или стабилизируется или полностью закончится. Проект крутой, и, надеюсь, не последний.

Максим Спиридонов,генеральный директор «Нетология-групп»

Идеи создания, своего рода, «анти-университетов» витают в воздухе уже несколько лет и не только в США. Отрасль высшего образования, по большей своей части, очень консервативна и давно уже не успевает за темпами прогресса. Особенно это чувствуется в высоких технологиях, в интернет-отрасли. Есть и другая тенденция, которая крепнет последние годы. Это ставка на «навыковое обучение», на то, чтобы дать студенту не просто знание о профессии, а подтвержденное умение делать руками то, что в этой профессии требуется. Так, в частности, мы в «Нетологии» отчетливо слышим запрос рынка именно на это и сейчас все программы перестраиваем под такой тип обучения.

Что касается идеи Make School учить бесплатно, а зарабатывать, получая процент с зарплаты студента — замысел элегантный. Но сойдется ли там экономика проекта — сложный вопрос. Я уверен, что сейчас и для основателей и инвесторов проекта это чистый эксперимент, своего рода материализованный флаг «анти-университетов».

Дмитрий Калаев,директор акселератора ФРИИ

Такие школы могут стать заменой университетам, но всё зависит от страны. Например, в США, где любой выпускник и так выплачивает кредит за учебу — это в порядке вещей. В России же, где высшее образование бесплатно, это не выглядит интересной моделью.

Проблем в монетизации Make School как минимум две. Первая — мы можем узнать, работает ли бизнес-модель только после того, как будет закончен первый цикл обучения. Вторая — фактически стартапу нужен бóльший объем денег на старте.

Со стороны Make School выглядит идеально: привязка качества образования к финансовой успешности выпускников логична, но результаты можно увидеть лишь на довольно длинном горизонте.

Для ФРИИ наличие диплома о высшем образовании у основателей необязательно. Когда мы берем их к себе, в первую очередь, нас интересует их опыт работы или опыт создания бизнеса. Но если речь идет о технологических стартапах, то некоторые технические университеты могут выступить для нас подтверждением качества (технологий).

Глеб Кушедов,основатель школы интернет-технологий Epic Skills

Всем, у кого есть голова на плечах, я рекомендую завязать с формальным образованием как можно скорее. Думаю, только частные инициативы и локальные образовательные программы могут спасти образование и человеческий потенциал в этой стране. Но обо всем по порядку.

Надо понять, что колледж — не университет. Университет — это еще и научная работа, лаборатории, культура, традиции и связи с работодателями. Любая школа, которая хочет заменить университет, должна отрастить себе такие подразделения. Университет — это еще и бренд, а тут новой крутой школе не слишком сложно в глазах работодателей встать в один ряд с консервативными университетам, поверьте, я знаю, о чем говорю.

Образование в кредит — довольно распространенная в развитых странах технология. Но это не бесплатное обучение. Бесплатное обучение расслабляет. Те немногие, кто приходит в Epic Skills учиться бесплатно (они могут выиграть скидку в 100% или прийти от наших партнеров) — не важно, на какой курс — намного менее мотивированы, а процент завершения у них меньше, чем у тех, кто платит. Видимо, мне придется признать: при равном качестве, чем дороже образование, тем лучше для всех. Почти уверен, что они откажутся от «бесплатности» уже на второй набор (можем поспорить на $20).

Отвечать собственными деньгами за качество — это хорошо, сейчас университеты практически безответственны в части практических навыков. Что касается мотивации для школы – реальный челлендж вырастить такие кадры, чтобы заставить платить нанимателей, причем и школе и студентам, компенсируя расходы.

Ребята делают все правильно — длинные курсы, выездные школы, онлайн обучение. И круто то, что это сендвич-курс. На сайте сказано «You'll intern at a tech startup for 6 months between your first and second years at Make School» — это очень крутая технология. Те наши студенты, которые работали между прохождениями базового и про-уровня у нас показывали отличные результаты.

#стартапы #образование #make_school

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]