{ "author_name": "Лена Очкова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 11, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12383", "is_wide": "1" }
Лена Очкова
2 046

Глобальный ecommerce-проект: Особенности налогообложения в юрисдикциях разных стран

Никита Сошников и Наталья Яковлева, представители компании «Толкачев и партнеры», оказывающей юридические услуги для интернет-проектов, рассказали vc.ru, что такое постоянное представительство компании на территории страны, в каких случаях оно возникает и в чем заключаются особенности налогообложения для онлайн-бизнеса в юрисдикциях разных государств.

Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Эта пословица в равной степени применима не только к выбору места жительства, но и к выбору юрисдикции, к которой будет относиться бизнес. Как юридическая фирма, сопровождающая ИТ-проекты, мы регулярно сталкиваемся с ситуациями, при которых бизнес ведется с территории нескольких государств. Как правило, это обусловлено особенностями правового регулирования и различиями в условиях ведения бизнеса в разных странах.

Например, Россию нельзя назвать благоприятной юрисдикцией для ведения проектов, связанных с Bitcoin или иными криптовалютами, поскольку российские регуляторы относятся к ним скорее негативно. Другой пример: большинство компаний, работающих с российскими клиентами на рынке Forex, зарегистрированы на территории Белиза или прекрасного государства Сент-Винсент и Гренадины (кстати, с 1 января 2016 года эта возможность будет существенно ограничена).

Интернет позволяет вести проекты в нескольких юрисдикциях одновременно и выбирать для этого наиболее благоприятные условия. Но не следует забывать об ограничениях, связанных прежде всего с налоговыми последствиями и спецификой регулирования разных отраслей.

Необходимо понимать, что деятельность любого коммерческого проекта на территории иностранного государства практически всегда приводит к налоговым последствиям в данной юрисдикции. Это может быть образование так называемого постоянного представительства (permanent establishment — прим. автора) или налогообложение того или иного дохода, полученного на территории иностранного государства.

При налогообложении бизнеса в сфере ecommerce возникает огромное количество вопросов — хотя бы потому, что концепция постоянного представительства сформировалась в офлайн-коммерции и попросту не способна предусмотреть все возможные варианты налогообложения бизнеса, который не ограничен той или иной юрисдикцией.

Что такое постоянное представительство и зависимый агент

Основной фактор, который позволяет определять налоговые последствия коммерческой деятельности налогоплательщиков на территории зарубежных юрисдикций, — это наличие или отсутствие постоянного представительства.

Постоянное представительство иностранной компании образуется практически в любом государстве мира при соблюдении следующих наиболее распространенных условий:

  • наличие постоянного места самостоятельной деятельности на территории иностранного государства;
  • регулярная предпринимательская деятельность;
  • коммерческий характер операций.

В российском законодательстве под постоянным представительством понимается любое обособленное подразделение или иное место деятельности этой организации, через которое организация регулярно осуществляет предпринимательскую деятельность на территории России.

В отдельной категории — наличие зависимого агента у иностранной компании. Так, если интересы иностранной компании на территории государства представляет лицо, которое действует от имени компании и имеет право заключать коммерческие сделки, — скорее всего, деятельность через такого зависимого агента приведет к образованию постоянного представительства.

Какие последствия влечет возникновение постоянного представительства

Если иностранная компания создает постоянное представительство в России, то у нее возникают налоговые обязанности, схожие с налоговыми обязанностями российских компаний. Например, по российскому законодательству налогообложению подлежит доход, полученный иностранным представительством, уменьшенный на расходы постоянного представительства.

Налоговые последствия деятельности иностранной компании закреплены не только национальным законодательством, но и двусторонними соглашениями об избежании двойного налогообложения.

В такие соглашения могут включаться дополнительные критерии, при соблюдении которых на территории договаривающихся государств возникает постоянное представительство. Например, в международном налоговом соглашении России и Чехии указано, что постоянное представительство может быть образовано, если компания в течение определенного времени через работников или иной персонал оказывает услуги — включая консультационные или управленческие.

Российская компания через онлайн-площадку C2C предоставляет пользователям возможность искать недвижимость на территории Чехии. Однако помимо доступа к этой онлайн-площадке компания предлагает еще и личные консультации в Чехии по выбору недвижимости. Именно из-за этого офлайн-элемента есть риск того, что у российской компании образуется постоянное представительство в Чехии.

По Соглашению об избежании двойного налогообложения между Россией и Чехией к образованию постоянного представительства ведет оказание услуг, включая консультационные или управленческие услуги, в течение более чем шести месяцев в пределах любого двенадцатимесячного периода. Следовательно, постоянное представительство российской компании будет рассматриваться для налоговых целей точно так же, как любая чешская компания.

В каких случаях возникает постоянное представительство

Понятие постоянного представительства сложилось в индустриальном, а не в информационном мире. Тогда можно было легко определить, где географически находятся стороны по договору, как физически происходит поставка товаров или услуг. SaaS-решения, цифровой контент, оказание профессиональных услуг через интернет — согласитесь, все это совсем не похоже на обычную трансграничную куплю-продажу товаров.

При этом не стоит полагать, что в виртуальном пространстве государства не распространяют или, во всяком случае, не стремятся распространить свою юрисдикцию на онлайн-бизнес. Некоторые страны не проводят различий между офлайн- и онлайн-коммерцией, считая, что для определения налоговых обязанностей различия между ними несущественны.

В то же время есть и обратная тенденция — когда электронный способ совершения транзакций отдельно выделяется по тексту налогового законодательства. Например, при взимании НДС государства, входящие в Европейский союз, отдельно выделяют услуги, предоставляемые в электронной форме (electronically supplied services).

Согласно Директиве ЕС 2006/112 об общей системе НДС услуги, предоставляемые в электронной форме (например, поддержание сайтов, онлайн-обучение, поставка фильмов, игр, музыки или программного обеспечения), выделяются в особую категорию с особыми правилами налогообложения.

Пожалуй, серьезнее всего над проблемой возникновения постоянного представительства в электронной коммерции работает Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Хотя Россия не является страной-участницей ОЭСР, российские суды и Министерство финансов РФ ссылаются на Комментарии к Модельной налоговой Конвенции ОЭСР и принимают их во внимание.

Так, в Комментариях указано, что необходимо различать веб-сайт и сервер, на котором он расположен. Сайт представляет собой всего лишь программное обеспечение и информацию — следовательно, тот факт, что сайт находится на сервере в какой-либо стране, не может привести к образованию постоянного представительства.

Однако, если сайт компании расположен на сервере, которым компания владеет, сайт с сервером могут рассматриваться в качестве постоянного представительства. Специализированное компьютерное оборудование, обслуживающее сайт и расположенное в определенном месте, тоже представляет из себя осязаемые материальные объекты — а значит, может рассматриваться как постоянное представительство.

ОЭСР отмечает, что провайдер не является зависимым агентом, так как не может заключать договоров от имени компаний. Помимо этого, зеркальные серверы или предоставление линии связи не могут рассматриваться как образование постоянного представительства.

Однако ОЭСР обращает внимание на то, что для офлайн-бизнеса образование постоянного представительства в каждом случае должно определяться отдельно и все факторы нужно рассматривать в совокупности.

Американская компания покупает товары в Нидерландах и продает их голландским пользователям через сайт. Сайт расположен в дата-центре в Нидерландах, которым владеет (и контролирует его) американская компания. Все товары, которые продает американская компания, хранятся на складах в Нидерландах.

Согласно комментариям ОЭСР, постоянное представительство американской компании на территории Нидерландов может возникнуть не только из-за складских помещений, но и потому, что дата-центр и сервер, которые контролируются американской компанией, расположены на территории Нидерландов.

Если же американская компания предоставляет доступ к цифровым товарам (программное обеспечение и информация) пользователям по всему миру, а дата-центры и серверы расположены в Нидерландах и контролируются голландской компанией, то постоянное представительство американской компании на территории Нидерландов не возникнет.

Правда ли, что при отсутствии постоянного представительства налоговых последствий деятельности не будет

Если деятельность компании не приводит к образованию постоянного представительства за рубежом, это еще не означает, что ее деятельность в принципе не подлежит налогообложению. Доходы от такой деятельности, вполне вероятно, будут подлежать налогообложению в качестве доходов от источника в юрисдикции их получения.

Например, доходы от использования в Российской Федерации прав на объекты интеллектуальной собственности (роялти) относятся к доходам от источника в Российской Федерации и подлежат налогообложению по общей ставке налога на прибыль.

Иностранная компания передает пользователям в России права на использование лицензионного программного обеспечения. По общему правилу платежи за предоставление такого права относятся к доходам от источников в Российской Федерации и подлежат налогообложению по ставке налога на прибыль в 20%.

Если же эта компания зарегистрирована в Бельгии, то по Соглашению между Россией и Бельгией об избежании двойного налогообложения доходы от авторских прав и лицензий будут облагаться налогами только в стране постоянного местопребывания их получателя. Таким образом, доход бельгийской компании от лицензии будет облагаться корпоративным налогом только на территории Бельгии.

Интересно, что если иностранная компания предоставит доступ к облачному решению (SaaS, PaaS или IaaS), для компании на территории России, то платежи по такому типу доходов, по мнению Минфина, в принципе не будут подлежать налогообложению по российскому налоговому законодательству. Иными словами, неважно, есть соглашение об избежании двойного налогообложения или его нет — доходы иностранной компании от предоставления прав доступа к облачным решениям не будут подлежать налогообложению в России.

Российская организация предоставляет пользователям доступ к сайту с контентом, правообладателем которого является иностранная организация. Платежи между двумя компаниями следует рассматривать в качестве роялти. Следовательно, такие доходы подлежат налогообложению на территории России.

Однако если эта иностранная компания зарегистрирована на Кипре, то в соответствии с Соглашением об избежании двойного налогообложения между Россией и Кипром роялти подлежат налогообложению в стране местопребывания их получателя, то есть на Кипре.

При этом соглашения об избежании двойного налогообложения не всегда позволяют уплачивать налоги с роялти только в стране местопребывания их получателя. Так, некоторые двусторонние соглашения (например, с Австралией и Китайской Народной Республикой) предусматривают возможность налогообложения роялти как в государстве постоянного местопребывания, так и в том, где возникают роялти.

Предполагаются ли какие-либо изменения в регулировании

В 2014 году ОЭСР предложила изменить существующую концепцию постоянного представительства и ввести понятие виртуального постоянного представительства (significant digital presence). ОЭСР предлагает ввести понятие существенного виртуального присутствия и разделить понятия постоянного представительства для офлайн- и онлайн-бизнеса.

Так, к полностью виртуальному бизнесу буду применяться отдельные критерии возникновения постоянного представительства. Наличие контрактов с резидентами иностранного государства, активное использование виртуальных объектов в иностранном государстве, получение платежей из иностранного государства — все эти факторы будут учитываться в налоговых целях.

Остается надеяться, что критерии существенного виртуального присутствия будут в том или ином виде использовать и российские законодатели — для выработки детального подхода к налогообложению электронной коммерции.

Рекомендации по структурированию проекта ecommerce

  1. Проверить текущую юридическую структуру проекта.
  2. Проанализировать налоговую эффективность распределения доходов от деятельности компаний.
  3. Определить место управления компанией на предмет рисков утраты налогового президентства.
  4. Определить возможные налоги, уплачиваемые у источника дохода в той или иной юрисдикции.
  5. Определить риски образования постоянного представительства в той или иной юрисдикции.
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]