[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435\u0440\u044b","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","\u0444\u0440\u0438\u0438","\u0432\u0435\u043d\u0447\u0443\u0440\u043d\u044b\u0435_\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","\u0440\u043e\u043c\u0430\u043d_\u044f\u043d\u043a\u043e\u0432\u0441\u043a\u0438\u0439","\u0432\u0435\u043d\u0447\u0443\u0440\u043d\u044b\u0439_\u043f\u0440\u043e\u0446\u0435\u0441\u0441_\u0433\u043b\u0430\u0437\u0430\u043c\u0438_\u044e\u0440\u0438\u0441\u0442\u0430"], "comments": 3, "likes": 15, "favorites": 35, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12412" }
Konstantin Panphilov
5 170

Венчурный процесс глазами юриста: управление и опционы

Директор центра поддержки бизнес-инициатив «Стартап» Роман Янковский, преподаватель юридического факультета МГУ, подготовил для vc.ru серию материалов об инвестиционных сделках со стартапами. Вторая статья посвящена фиксированию вопросов, касающихся управления и принятия решений в стартапе.

Большое спасибо за позитивные отзывы к предыдущей статье цикла. В этот раз остановлюсь на том, что происходит после инвестиционной сделки — на корпоративном управлении в стартапе и, в частности, на условиях корпоративного договора.

Напоминаю, что цикл написан по итогам встречи «Инвесторы и предприниматели: учимся договариваться», организованной #tceh и ФРИИ. Видео и презентация с мероприятия рекомендуются к просмотру. Иллюстрации к сегодняшнему материалу — оттуда.

Проблемы роста

Стартап — это маленькая компания, которая быстро становится большой. За несколько лет успешный стартап проходит все проблемы роста: проблемы привлечения инвестиций, текущего управления, стратегического планирования, монетизации, оптимизации. Руководство стартапа может совершить массу ошибок и научиться на них — за счет инвестора. Поэтому инвестор следит за подопечными стартапами, чтобы не допустить критических ситуаций.

При этом в управлении стартапом инвестор не заинтересован. Цели и рыночные стратегии стартапов слишком неординарны, чтобы переложить их на нанятых управленцев, поэтому оптимальная стратегия для инвестора — не вмешиваться в текущий процесс, а участвовать только в ключевых решениях.

Только команда, которая основала стартап и болеет им, может прийти к успеху. Поэтому именно на команду, а не на технологию, ставит инвестор. Его задача — улучшить качество работы команды, не встревая в процесс принятия решений без нужды. Для этого инвесторы ранних стадий (посевные фонды, акселераторы) приглашают менторов для своих подопечных, инвесторы поздних стадий включают сложные условия в корпоративные договоры.

Управлять или не управлять

Как результат, венчурные фонды не стараются получить сверхконтрольный пакет в 99%, 75% и даже 60% акций стартапа. Ведь в этом случае команда потеряет мотивацию, и никакие чудеса корпоративного управления ситуацию не спасут. Инвесторы предпочитают распоряжаться сравнительно небольшой долей в управлении компанией (25–50%), дополняя ее правом вето и дополнительными полномочиями по отдельным вопросам: скажем, правом голоса при увеличении уставного капитала компании, при изменении устава или корпоративного договора, избрании новых членов совета директоров.

Условия, по которым принимаются решения в стартапе, устанавливаются в корпоративном договоре, который акционеры (участники) стартапа — инвестор, основатели, другие акционеры — заключают между собой. Российское законодательство разрешает заключать такой договор и в АО, и в ООО в дополнение к уставу. Кстати, ФРИИ обещает в декабре сделать публично доступным проработанный шаблон корпоративного договора.

Зарплаты основателей

Если основатели управляют компанией, с точки зрения инвестора они не отличаются от наемных сотрудников и должны получать рыночную (в смысле «относительно небольшую») зарплату. В ряде ситуаций инвестор может настоять на найме профессионального директора — в этом случае основатели остаются на позициях акционеров и совладельцев бизнеса и получают прибыль наравне с другими акционерами.

Кстати, о прибыли: от операционной деятельности у стартапа прибыли обычно нет. Его задача — максимально быстро захватить рынок, расходуя инвестированные средства (cash burn). Поэтому выход на окупаемость у стартапа не в приоритете и некоторые приносят прибыль только после IPO (Facebook), когда появившиеся мелкие акционеры требуют дивидендов.

С другой стороны, если стартап хорошо монетизируется, а деньги пока тратить не на что, инвестор может договориться с основателями о распределении части дивидендов. Акционеры компании также могут заработать живые деньги, если кто-то из новых инвесторов выкупит часть их доли (кэшаут).

Программы поощрения сотрудников

Инвесторы не любят платить зарплату основателям стартапа, но всегда «за» дополнительную мотивацию для рядовых сотрудников. Речь идет об опционных программах: передаче сотрудникам стартапа акций под отлагательным условием.

Про опционы на vc.ru написано много, так что буду краток. В акциях компании выделяется опционный пул — доля, которая откладывается на стимулирование работников. Затем компания заключает с «незаменимыми» договор, по которому работник, проработавший в компании определенный срок или добившийся определенных показателей, может получить пакет акций.

Опцион решает сразу несколько проблем:

  • Он помогает замотивировать сотрудника (чем быстрее развивается компания, тем выше рыночная стоимость опциона);
  • Он позволяет компенсировать сотруднику невысокую зарплату в стартапе;
  • Стартап удерживает важных сотрудников в компании.

Опционы с этого года по инициативе ФРИИ появились в Гражданском кодексе (опцион-оферта) и значит, должны признаваться российскими судами. Но остаются нерешенными многие практические моменты. Так, компания единовременно не может иметь больше 10% «ничейных» акций, к которым относится и опционный пул. Если же у компании нет свободных акций, то и опционы не заставишь реализовать: нечем!

Эту проблему стараются решить законодатели соответствующими поправками. Тем временем крупные компании с помощью юристов создают сложные договоры «фантомных опционов», имеющие бо́льшую юридическую силу. В обществах с ограниченной ответственностью опционы стараются вообще не применять — слишком уж это осложняет корпоративное управление.

Дедлоки

Когда ни у кого нет большинства голосов в компании или если акционеры ругаются друг с другам, наступает тупиковая ситуация — «дедлок». Тогда используют заранее продуманную систему выхода. Чаще всего это выкуп доли одной из сторон: например, подаются запечатанные предложения о стоимости своей доли, посредник вскрувает конверты и тот, кто предложил цену выше, покупает долю другого. Это называется «техасская перестрелка», есть и другие способы разрешения конфликтов.

Если компания — это стартап, то инвестор не заинтересован выкупать долю при дедлоке: ведь ему не нужен полный контроль, он не хочет управлять компанией вместо фаундеров. В этом случае может использоваться опцион на продажу инвестором своей доли обратно фаундерам (пут-опцион, об этом расскажу в следующих частях). Если стартапер не согласен на пут-опцион, остается «бодаться».

На этом закончу про управление. Следующая часть — про распоряжение долями и корпоративные договоры.

В комментариях просили описать, как описанные мной схемы работают с ООО, ИП и так далее, тем более, что на Geektimes вышел отличный текст на эту тему позавчера. Я мог бы ответить «никак», как это сделал автор в той статье, но, на самом деле, ответ немного шире. Поэтому про адаптацию английского права к российским реалиям (и конкретно про ООО и АО) напишу отдельную статью, когда закончу этот цикл. А пока посмотрите «Год глазами юристов» — про то, какой шаг сделало российское право за год.

#Колонка #Стартаперы #инвестиции #фрии #венчурные_инвестиции #роман_янковский #венчурный_процесс_глазами_юриста

Статьи по теме
Венчурный процесс глазами юриста: проверка стартапа перед сделкой и типы финансирования
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления