[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Саша Мураховский", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u0435\u0434\u0438\u0446\u0438\u043d\u0430","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f","\u0437\u0434\u043e\u0440\u043e\u0432\u044c\u0435","\u043a\u0430\u0436\u0434\u044b\u0439_\u043a\u0440\u0443\u0442\u0438\u0442\u0441\u044f_\u043a\u0430\u043a_\u043c\u043e\u0436\u0435\u0442"], "comments": 62, "likes": 37, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12573", "is_wide": "1" }
Саша Мураховский
28 427

«Я самый успешный албанец, когда-либо ходивший по этой планете»

История Мартина Шкрели, поднявшего цену на лекарство для ВИЧ-инфицированных в 40 раз

Поделиться

В избранное

В избранном

За последние три месяца Мартин Шкрели получил свою славу три раза. Первый раз — в начале сентября, когда его компания Turing Pharmaceuticals приобрела права на производство лекарства для ВИЧ-инфицированных «Дараприм» и подняла цену с $18 до $750 за таблетку. Второй раз — в начале декабря, когда Шкрели купил единственную копию альбома Once Upon In Shaolin группы Wu-Tang Clan за $2 млн. И третий раз — 17 декабря, когда ФБР задержало Шкрели за финансовые махинации. Обозреватель vc.ru рассказывает историю эксцентричного и ненавистного многим предпринимателя.

Мартин Шкрели

«Самый ненавистный человек в США», «новый Гитлер», «враг всех ВИЧ-инфицированных» — далеко не самые агрессивные высказывания в сторону Мартина Шкрели. Кандидат в президенты США Хиллари Клинтон назвала повышение цены на «Дараприм» «возмутительным поступком» (Шкрели ответил ей «lol»), а в Twitter имя Шкрели часто соседствует с нецензурными выражениями.

Сын эмигрантов из Албании и Хорватии начал карьеру с работы клерком в хедж-фонде Cramer Berkowitz & Co. Мартину на тот момент было 17 лет, и он уже отличался предприимчивостью. Работая стажером, он предложил руководству хедж-фонда избавиться от части акций в сфере биотехнологий, чтобы цена нескольких компаний просела. Затем они были приобретены обратно через только что созданный фонд.

Через два года эти махинации привлекли внимание Комиссии по ценным бумагам и биржам США, однако никаких нарушений не было обнаружено. В 2005 году в законодательство были внесены поправки, запрещающие такие операции.

Спустя четыре года работы младшим партнёром, Шкрели начал свой бизнес. Он ушел из хедж-фонда Джима Крамера и в 2006 году основал свой, назвав его Elea Capital Management, в честь античного греческого города Элея. Город был оставлен его жителями из-за постоянных набегов кочевых племён. Хедж-фонду повезло не намного больше.

Через год инвестиционный банк Lehman Brothers подал в суд на Elea, Шкрели и еще нескольких лиц за невыполнение обязательств. Хедж-фонд заключил с банком пут-опцион с условием падения цен на рынке. Когда же рынок, наоборот, вырос, фонд отказался платить. Суд обязал Шкрели выплатить банку $2,3 млн.

После судебного дела Elea проработал еще три года. Закрыв хедж-фонд, Шкрели недолго сидел без занятия — в сентябре 2009 года он запустил другой инвестиционный фонд MSMB Capital Management. Название состоит из инициалов сооснователей — Мартина Шкрели и его партнёра Марека Бьестека. Инвестиционной отраслью MSMB стала медицина.

В декабре 2012 года редактор Forbes Мэттью Харпер внёс на тот момент 29-летнего основателя MSMB в список 30 лучших предпринимателей в финансовой индустрии. «Мартина Шкрели знают как активиста, который сражается с миллиардерами и заскорузлой медицинской индустрией с помощью писем, судебных дел, публичных высказываний и статей», — так Харпер описал Шкрели.

Я хотел бы сделать целью своей жизни создание новых медикаментов для людей, которые страдают от редких болезней.

— Мартин Шкрели

«Подтверждая свои слова делом», Шкрели создал компанию Retrophin. В качестве стартового капитала он использовал деньги инвесторов MSMB. Придерживаясь традиций, Мартин выбрал необычное название, объединив слова «рекомбинантный» и «дистрофин» — белок, недостаток которого, вызывает дистрофию.

Необычный подход к созданию новых медикаментов Шкрели впервые показал в сентябре 2014 года. Тогда Retrophin купила права на выпуск «Тиолы» — лекарства на основании тиопронина. Его используют для лечения цистинурии — редкого наследственного заболевания кишечника и почек.

После покупки прав, цена на «Тиолу» выросла в 20 раз — с $1,5 до $30 за таблетку. Интерес Шкрели к лекарствам от редких болезней был понятен. Даже повышение цены на них в десятки раз не оставляет выбора медицинским учреждениям и больным — их нужно покупать, так как для таких лекарств редко выпускают большое количество альтернатив. «Тиолу», например, можно заменить «Буцилламином», но выбор крайне невелик.

Несмотря на удачное приобретение прав на лекарство, у совета директоров были претензии к Шкрели. После окончания сделки с «Тиолой», Шкрели был уволен. Его обвиняли в том, что он использовал Retrophin для того, чтобы покрыть долги своего фонда MSMB и осуществить выплаты инвесторам хедж-фонда. Для этого он заключил фиктивную сделку по консультированию между компаниями.

К основателю были и другие претензии. В 2013 году Шкрели регулярно писал оскорбления семье бывшего менеджера Retrophin Тимоти Пьеротти, которого уволил за финансовые махинации. Шкрели считал, что Пьеротти купил акции компании на сумму $3 млн со своего личного счёта, хотя они предназначались для фонда MSMB.

Чтобы достучаться до Пьеротти, Шкрели использовал довольно оригинальные способы. Например, угрожал его дочери

Обе стороны подали судебные иски — Пьеротти обвинил Шкрели в оскорблении и угрозах, а тот обвинил бывшего менеджера в финансовом преступлении. Через несколько месяцев оба дела были закрыты по обоюдному согласию сторон.

Шкрели посылал телефонные сообщения жене Пьеротти с текстом «Эй, малышка» и добавился в друзья к его сыну на Facebook. Когда тот спросил причину добавления, Шкрели написал: «Я хочу, чтобы ты знал, что твой папочка предал меня и украл $3 млн».

В феврале 2015 года, после увольнения из Retrophin, Шкрели основал Turing Pharmaceuticals, забрав из прежней компании большую часть сотрудников и инвесторов. Новая компания производила три лекарства, патенты на которые принадлежали основателю: интраназальный (вводимый через нос) антидепрессант, заменитель гормона окситоцина и средство от гипертонии «Векамил». В августе компания привлекла $90 млн от инвесторов и совершила сделку, которая сделала Мартина Шкрели одним из самых ненавидимых людей в США.

Компания выкупила у Impax Labaratories права на производство лекарства «Дараприм», которое используется для профилактики малярии и лечения токсоплазмоза. Бактерии-токсоплазмы, которые вызывают заболевание, не опасны для большинства людей, но могут угрожать жизни детей и людей, больных СПИДом и некоторыми формами рака.

Шкрели любит играть на гитаре и иногда выкладывает записи в Twitter

«Дараприм» создали в 1953 году, поэтому у лекарства нет патентной защиты. Но в силу малого количества больных, лишь небольшое количество лабораторий заинтересовано в его производстве. В условиях сделки между Turing и Impax значилось то, что последняя компания изымет лекарство из аптек и практически прекратит его производство. Impax так и сделали, сократив производство до минимума еще за два месяца до публичного анонса.

Сумма сделки составила $55 млн. Как только Turing купила лекарство, цена на него сразу поднялась с $13,5 до $750 за таблетку. Согласно информации на медицинском сайте RxList, при токсоплазмозе рекомендуется принимать одну таблетку ежедневно в течение 1-3 недель. Соответственно, если раньше средний курс «Дараприма» стоил примерно $250, то с новой ценой — $10 000. За большую часть пациентов эти деньги будут, как и раньше, платить страховые компании, но для многих из тех, у кого нет медицинской страховки, препарат стал недоступен из-за возросшей цены.

Тем не менее, далеко не все считают поступок Шкрели неэтичным. ВИЧ-активист Джош Роббинс стал на сторону основателя Turing Pharmaceuticals. По его мнению, покупка «Дараприма» выведет лекарство на новый уровень.

Я спрашиваю себя, если бы у меня нашли токсоплазмоз, стал бы я лечиться 60-летним лекарством, которое не проходило массовых исследований и не улучшалось? Или я выберу современное лекарство, в которое инвестировали большие суммы денег?

— Джош Роббинс

Ключевой довод Роббинса заключается в том, что за лекарство в любом случае платит страховая компания. Хотя в зависимости от цены меняется регулярный страховой взнос, который платит больной, даже в случае с новой ценой «Дараприма» он не увеличится больше, чем на $10 в месяц.

Сам Шкрели отмечает, что тем, кто не сможет позволить себе купить лекарство, Turing будет отдавать его бесплатно. Согласно заметке Times, из-за повышения цены некоторые клиники не могут хранить постоянный запас лекарства, что приведёт к несвоевременному лечению больных. Политика бесплатности же касается только физических лиц.

Шкрели увлекается игрой League of Legends и является генеральным директором киберспортивной команды Team Imagine. Игровому сообществу он известен под ником Cerebral.

За последние месяцы Шкрели привлёк к себе много внимания. «Фактически, мистер Шкрели забрал на себя удар с остальных фармацевтических компаний», — считает обозреватель The New York Times Эндрю Полански. В индустрии производства лекарств, Turing — далеко не первая компания, которая повышает цены на лекарства. Более того, повышение цены на «Дараприм» в 40 раз окажет на медицину не слишком сильное влияние, особенно, в сравнении с другими игроками.

Многие фармацевтические компании также повышают цены на свои лекарства. «Конечно, они делают это не за одну ночь, как Шкрели, но отрицательный эффект от их действий гораздо выше», — говорит Полански. В качестве примера он приводит лекарства от диабета, повышенного уровня холестерина и рака. Их рынок в тысячи раз больше и компании этим пользуются, повышая цену на лекарства медленно, но на 10% и больше процентов каждый год.

«Он не один из нас», — эти слова, имея в виду Шкрели, Кеннет Фрейзер произнёс в начале декабря на конференции Forbes HealthCare Summit. Фрайзер является генеральным директором компании Merck. В 2004 году компанию обвинили в утаивании побочных эффектов их препарата Vioxx. В течение пяти лет, пока Vioxx не отозвали с рынка, это привело к более, чем 100 000 сердечных атак у пациентов. В 2010 году Merck выплатила $4,8 млрд пострадавшим гражданам США.

Мартин так хорошо сыграл свою роль дьявольского парня с Уолл-Стрит, что отвлёк внимание от более существенных проблем в индустрии.

— Эндрю Полански

В скором времени Шкрели повторит историю «Дараприма». В ноябре 2015 года он инвестировал семизначную сумму денег в фармацевтическую компанию KaloBios. Недавно KaloBios приобрела лицензию на производство препарата «Бензнидазол». Его используют для лечения инфекционной болезни Шагаса, которой инфицированы от 7 до 8 миллионов человек. Преимущественно в Мексике, Центральной и Южной Америке.

Компания уже анонсировала повышение цены за двухмесячный курс лечения с нескольких сотен долларов до «ценовой политики лекарств от гепатита С». Стоимость трехмесячного курса лечения от гепатита С, в среднем, составляет $100 000.

В начале декабря внимание к персоне Шкрели утихло. Он по-прежнему немного подогревал интерес публики, например, ругаясь с репером RZA и прося «***** уважать меня и не нести ***** за моей спиной». Или называя себя «самым успешным албанцем, когда-либо ходившим по этой планете».

Утром 17 декабря в квартиру Шкрели нагрянул отряд ФБР. Ему предъявили обвинения в махинациях с ценными бумагами Retrophin для оплаты долга, возникшего у его фонда MSMB. Компания, которая уволила его ранее, оценила ущерб в $65 млн.

Механизм, по которому Шкрели якобы выводил деньги, называется «схемой Понци». По этой методике строится большинство финансовых пирамид, когда для выплаты средств предыдущим вкладчикам используют средства новых. Незаконная сделка между компаниями всё-таки была — Мартин Шкрели использовал деньги Retrophin для выплат инвесторам MSMB. На следующий день бизнесмена отпустили под залог в $5 млн. Своей вины Шкрели не признаёт.

#медицина #история #здоровье #каждый_крутится_как_может

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления