[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Лена Очкова", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d"], "comments": 2, "likes": 10, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12755" }
Лена Очкова
1 897

Биомедицина в стране угля

Как ученые из Кемеровской области изобретают биопротезы и развивают тканевую инженерию

Поделиться

В избранное

В избранном

Директор Центра кластерного развития «Кузбасского технопарка» Наталья Чурсина рассказала vc.ru о состоянии мирового и российского рынков биотехнологий и о разработках биомедицинского кластера в Кемеровской области.

Объем мирового биотех-рынка оценивается в $270 млрд, а к 2020 году, по прогнозам, он достигнет $600 млрд. В отраслевой структуре биотеха преобладают биофармацевтика и биомедицина — на них приходится около 60% объема мирового рынка.

Биотех-отрасль наиболее развита в США (около 40% объема мирового рынка), Европе, Канаде и Австралии. В Европе можно выделить Францию, Германию, Данию, Швейцарию и Швецию. Однако ожидается, что наиболее быстрорастущими биотех-рынками в ближайшие пять лет станут страны Азиатско-Тихоокеанского региона, в частности Китай и Индия, где есть огромный потенциал развития отрасли. Доля России на мировом рынке составляет менее 0,1%.

Тенденции развития рынка медицинских биотехнологий определяют три основных вектора: разработка нишевых биофармацевтических препаратов, развитие рынка наномедицины и развитие биосовместимых материалов.

Один из основных последних трендов в фармацевтике — патентный обвал, при котором лекарства-блокбастеры теряют патентную защиту и на рынок выводятся их дженерики. Из-за этой тенденции крупнейшие компании вынуждены фокусироваться на разработке биофармацевтических препаратов, а также менее прибыльных нишевых лекарств, направленных на лечение конкретных заболеваний. Намного сложнее воспроизвести дженериковую версию биофармацевтических препаратов, чем лекарств, полученных химическим синтезом. Требуются дополнительные клинические испытания, а успешный результат очень трудно прогнозировать. То есть разработчики новых препаратов в биофарме чувствуют себя в относительной безопасности даже после того, как истекает патент.

Следующий тренд — наномедицина. Мировой рынок наномеда растет на 12,3% в год, к 2019 году его объем составит $178 млрд. Нанотехнологии позволяют совершенствовать системы адресной доставки лекарств, особенно для лечения онкологии и сердечно-сосудистых заболеваний.

Наконец, еще один тренд — активное внедрение биополимеров, которые могут выполнять необходимые функции в организме, разлагаться на простые метаболиты и выводиться в установленный срок, не причиняя вреда. Глобальное старение населения, растущее число хирургических вмешательств для замены тканей и органов формируют спрос на биосовместимые и биодеградируемые медицинские материалы. По оценке аналитической компании GIA, объем этого рынка достигнет $106,7 млрд к 2020 году.

С одной стороны, в России биомедицина развивается, и это трудно не заметить. Государство наращивает меры поддержки и регулирования отрасли: закупает биофармпрепараты по программам дополнительного лекарственного обеспечения, финансирует программы импортозамещения биотех-лекарств, поддерживает кластеры, инвестирует в новые разработки через институты развития. Кроме того, в России сильная научная школа, есть яркие разработки в биофарме (антибиотики, гормоны), промышленном биотехе (ферменты), агробиотехе (премиксы и белково-витаминные добавки, вакцины, антибиотики). А еще в стране сложилась ИТ-индустрия, которая может стать основой для отрасли биоинформатики.

С другой стороны, есть много сдерживающих факторов, и они, конечно, тормозят развитие отрасли. Это ситуация в экономике, устаревшая промышленная база, высокая зависимость от импорта «комплектующих». Дефицит финансирования доклинических и клинических исследований не позволяет довести разработки до коммерциализации и вывода в серию. Добавьте сюда дыры в законодательстве и таможенном регулировании, недостаток стимулов для потребления внутренней биотехнологической и медицинской продукции, ограниченный доступ к венчурному капиталу и кадровый голод.

В Кемеровской области есть биомедицинский кластер. Среди наших звезд, например, компании Кера-Тех и Лиомед (производит полимеры для офтальмологии, в том числе мягкие линзы для лечения ожогов глаз). Участники кластера ежегодно выпускают более 50% всех российских индексируемых статей по теме мультифокального атеросклероза и биопротезирования. У нас на счету 23 действующих и используемых в производстве патента в области разработки биопротезов. Участники кластера производят около 70% всех российских биопротезов клапанов сердца.

Несмотря на все ограничения, которые накладывает работа на российском рынке, мы пытаемся помочь участникам нашего кластера коммерциализировать свои разработки. При этом мы столкнулись с жестким дефицитом главного ресурса: нет людей, которые способны вести такие проекты и сопровождать их вывод на глобальные рынки. Например, сейчас в кластере есть три потенциально звездных проекта, которые уже прошли самую сложную стадию и выходят на этап коммерциализации. Им нужны инвестиции и грамотный проектный менеджмент.

Первая разработка — новый хирургический шовный материал. Он покрыт слоями полимера и биоактивными молекулами, которые обладают антитромботическими и противовоспалительными свойствами. Два слоя позволяют включать в материал фармацевтический препарат и тем самым вдвое сокращать количество осложнений и ускорять заживление швов. Уже есть опытный образец, идут тесты модифицированных образцов шовного материала в лабораторных условиях. Аналогов в мире пока не существует. Сейчас более 70% российского рынка шовных хирургических материалов принадлежит Johnson&Johnson.

Второй проект — противоспаечные мембраны для профилактики осложнений после операций, разработанные на базе «НИИ комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний». Мембраны делаются из композитного полимера, в волокна которого загружен фармпрепарат. В России используются материалы подобного действия, но все они импортируются. При этом образование спаек — наиболее распространенное послеоперационное осложнение, особенно в случае полостных операций. Если пациенту нужна повторная операция (например, замена искусственного сердечного клапана), то при наличии спаек ее стоимость увеличивается на
30–100%. И даже в США в 40% случаев необходима повторная операция.

Кемеровские противоспаечные мембраны находятся на стадии лабораторного образца и тестирования на животных. Уже есть предварительные соглашения о дистрибуции продукта и несколько предварительных договоренностей с контрактными производствами в США.

Третья разработка — протезы сердечных клапанов, которыми можно будет заменять вышедшие из строя биопротезы клапанов сердца. Система состоит из протеза и устройства его имплантации и позволит отказаться от необходимости извлекать старый протез и использовать швы для фиксации нового. Это снижает время и инвазивность вмешательства, и операция получается в несколько раз дешевле, чем если использовать стандартную технологию.

У нас в кластере есть и другие проекты, которые сейчас выходят на стадию коммерциализации и нуждаются в поддержке. В первую очередь мы ищем доступ к информации и компетенциям, которых нам не хватает, — серьезные маркетинговые исследования, экспертная и менторская поддержка. Мы собрали в Кемерово технологии в области тканевый инженерии и биопротезирования для сердечно-сосудистой хирургии, которые конкурентоспособны на глобальном рынке. Наша задача сейчас — накопить экспертизу, научиться ставить проекты на промышленное производство и выйти с ними на зарубежные рынки. Будем рады любым предложениям о сотрудничестве.

#Офлайн

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления