[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Olga Budnik", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d"], "comments": 11, "likes": 23, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "12978" }
Olga Budnik
13 832

Карбон и матрица: как друзья из Самары зарабатывают на деталях из углепластика

Сегодня в рубрике «Офлайн» — история Андрея Бойцова и Михаила Хоробрых, создавших научно-производственное предприятие «Роял-Карбон», которое занимается разработкой деталей из углепластика для различных отраслей промышленности.

Материал подготовлен совместно с РВК и GenerationS.

Мы познакомились с Андреем в Рыбинске во время изучения лучших практик двигателестроительного завода «Сатурн», проходившего в рамках образовательной программы акселератора трека Aerospace GenerationS. Научно-испытательный комплекс, набитый всевозможным уникальным оборудованием: станки для промышленной 3D-печати, экспериментальные порошки, новые сплавы, пробные детали из разных видов композитов. Служба генерального конструктора пользуется им как полигоном, чтобы опробовать новые технологии и конструкторские решения.

Среди конкурентов компании — такие технологические лидеры, как General Electric,
Pratt & Whitney и Rolls-Royce, так что надо держать руку на пульсе. В обстановке лаборатории Бойцов чувствовал себя как рыба в воде, ведь он знает толк в углепластике. Его предприятие «Роял-Карбон» с 2013 года делает на заказ детали из полимерных композитных материалов. В 2015 году выручка компании составила 12 миллионов рублей.

История наших героев тоже началась с экспериментов. Андрей Бойцов и его партнер по цеху Михаил Хоробрых уже много лет увлекаются парусным спортом и однажды решили, что должны построить собственную яхту. В этот момент в мире начинался бум на элементы и детали из композитов. Бум привел к тому, что в 2014 году мировой рынок композитных материалов оценивался уже в 25 миллиардов долларов (Lux Research). Появился интерес со стороны потенциальных заказчиков и перспективы развития этой ниши в России. Пришлось отложить мечту о легкой и маневренной яхте и сосредоточиться на бизнесе. Так появилась компания «Роял-Карбон», которая производит изделия из полимерных композиционных материалов «индивидуального пошива» для крупных заказчиков, в том числе из военной отрасли.

Андрей Бойцов не первый год в бизнесе. В 2000 году он создал в Самаре компанию, которая занималась юридическим и бухгалтерским обслуживанием. Заработанные на ней деньги стали для партнеров стартовым капиталом: Андрей вложил в «Роял-Карбон» 2 миллиона рублей из личных сбережений. Михаил Хоробрых начал разбираться с методами изготовления деталей из полимерных композитов еще во время учебы в Самарском государственном аэрокосмическом университете. Из выпускников СГАУ Бойцов и Хоробрых собрали команду, в которую вошли инженер-конструктор, технолог и инженер-расчетчик.

Университет помог с оборудованием, и в итоге партнеры обошлись небольшими стартовыми вложениями. «В лаборатории уже имелась вакуумная установка для отработки технологии изготовления деталей из карбона. Основные элементы технологического оборудования проектировались и изготавливались собственными силами, что позволило значительно сэкономить финансы. Полный набор лабораторного оборудования стоил бы нам не меньше ста тысяч евро, промышленная установка — не меньше миллиона евро», — говорит Михаил.

Чтобы получить деталь из карбона, нужно изготовить матрицу — форму для литья, уложить туда переплетенные нити углеродного волокна (углеткань), залить их специальной смолой и провести термообработку. За счет уникальных свойств углеткани и эпоксидных смол получается материал прочнее стали и вдвое легче самого легкого металлического сплава. У команды Бойцова и Хоробрых ушло больше года на то, чтобы сделать этот процесс четким и предсказуемым.

Натренировавшись в лабораторных условиях, партнеры вышли на рынок. В 2013 году они приняли участие в конкурсе «Идеи в композите», который проводили «Винзавод» и ХК «Композит», и заняли второе место. Для конкурса Андрей и Михаил сделали из углепластика стол для переговоров длиной в семь метров.

Благодаря победе получилось попасть в поле зрения первых клиентов. Компания «Рент» из Коми заказала разработку базальтопластиковых топливных баков для вездеходов X-Pen. «Металлические баки не выдерживали перепады температур в условиях Крайнего Севера и трескались. Также они достаточно быстро ржавели, а композитные материалы выдерживают такие нагрузки и не подвержены коррозии», — отмечает Бойцов. В 2014 году компания «Батискаф» заказала легкие и прочные ласты из углепластика для подводной охоты .

В 2014 году Красногорский завод «Электродвигатель» заказал крыльчатки из композитов для своих электродвигателей. «Крыльчатки — это вентиляторы для обдува аппаратуры. Завод использовал пластиковые крыльчатки, но они не выдерживали нагрузок и разрушались», — рассказывает Бойцов. Первые клиенты позволили партнерам выйти на операционную окупаемость. Обеспечив устойчивый поток заказов, в начале 2015 года Бойцов и Хоробрых зарегистрировали компанию «Роял-Карбон» и сейчас изготавливают карбоновые ласты и пневматические ружья для подводной охоты, топливные баки, крыльчатки, занимаются разработкой колесных дисков большого диаметра из стеклопластика.

В России несколько десятков компаний работают с карбоном. Основное отличие «Роял-Карбон» от остальных в том, что это в первую очередь инжиниринговый и дизайн-центр, который умеет решать нестандартные задачи. «У нас наработан большой опыт: изготовление ласт, зубчатых колес, топливных баков. Мы создали конструкцию и технологию изготовления малошумных крыльчаток для электродвигателей», — рассказывает Михаил. Расходные материалы, смолы и ткани, закупаются в России или Европе. «Если заказчик имеет отношение к оборонно-промышленному комплексу, то мы должны использовать российское сырье, — поясняет Андрей. — Для "гражданских" изделий мы закупаем немецкие материалы, они пока более качественные».

При разработке нового продукта по требованиям заказчика «Роял-Карбон» становится соавтором изделия, а интеллектуальная собственность переходит клиенту. «Мы не держимся за интеллектуальную собственность на изделия, мы зарабатываем на собственном ноу-хау, которое лежит в основе нашей работы. — говорит Бойцов. — Есть общие правила применения и обработки карбона, наш вклад — это скорость разработки матрицы изделия и низкая ресурсоемкость этого процесса. До половины себестоимости продукта составляет подготовка и тестирование матрицы, мы смогли сократить этот показатель вдвое. Благодаря этому наша рентабельность — около 50%».

В планах Бойцова — попасть в реестры закупок крупных компаний с госучастием. Сейчас основной спрос на композитные материалы идет со стороны авиационной промышленности, автопрома, машиностроения, судостроения и строительства. В списке интересных для компании клиентов — «Алмаз-Антей», НПО «Сатурн», Роскосмос и другие. Чтобы добраться до НПО «Сатурн» и предложить свои услуги, Бойцов в этом году пришел в трек Aerospace акселератора GenerationS-2015, организованного РВК.

«Сатурн» предложил Бойцову сделать из углепластика одну из некритических деталей авиадвигателя. Полимерные композиционные материалы прочнее металла, очень легкие и при этом не подвержены коррозии. Одна из проблем авиации — снижение веса. Применяя полимерные композитные материалы, можно существенно уменьшить вес конструкции. «Экономия одного килограмма в двигателе дает экономию трех килограммов в самолете. Это влияет на расход топлива, потребную тягу, полезную нагрузку. Уменьшение веса самолета на килограмм снижает расход топлива на 40 граммов в час. Двигатель можно сделать легче на 200–300 килограммов, соответственно, весь самолет — на 600», — поясняет Андрей. Ему не удалось пройти в пятерку победителей трека Aerospace, но диалог с клиентом сложился. Сейчас «Сатурн» и «Роял-Карбон» обсуждают «контрольную закупку».

Комментарии экспертов

Дмитрий Иванов директор по инновационному развитию ОАО НПО «Сатурн», корпоративного партнера GenerationS-2015

Мы уже начали переговоры с «Роял-Карбон», но рано говорить о сотрудничестве: для начала они должны сделать первую опытную деталь, которая пройдет наши испытания, и сформировать предложение по цене. Их технология не уникальна, но команда очень сильная и мотивированная на результат. Если сотрудничество сложится, мы можем стать для «Роял-Карбон» индустриальным партнером. Нам самим выгодно, чтобы вокруг нас образовался пояс из адекватных и проверенных поставщиков — небольших технологических компаний.

Первое, что мы можем, — это предоставить тестовую площадку. Это очень важно, потому что авторы смогут доработать свои решения с учетом опыта наших технологов и конструкторов. Второе — мы можем начать закупки. То есть компании, чья продукция пройдет нашу аттестацию, смогут поставлять нам ее напрямую. Третье — мы будем сопровождать эти проекты дальше, чтобы у них появились первые прототипы, — это необходимо, чтобы снять технологические риски. И, конечно, мы будем помогать с вхождением в разные фонды. В том же «Сколково» есть система микрогрантов, которая позволяет довести проект от стадии опытно-конструкторской работы до реализации.

Аркадий Селезневруководитель трека Aerospace, директор по проектам РЦИ StartupSamara

По сути, «Роял-Карбон» — инжиниринговый проект. Команда Андрея Бойцова берет уже известные технологии и материалы — и применяет их в тех отраслях, где они еще никогда не применялись. Но переход от инжиниринга к инновационному производству может произойти в любой момент.

Бойцов — хороший предприниматель. Я легко могу себе представить его действия в ситуации, когда для решения очередной задачи он не найдет на рынке, например, нужных смол: Андрей наймет химиков и займется разработкой новых смол. Тогда инжиниринговый бизнес превратится в инновационный. Андрей — очень работоспособный человек. Я искренне желаю ему и его команде успеха.

Олег Мальсаговпредприниматель, советник по развитию ректора Университета ИТМО, ментор трека Aerospace GenerationS

«Роял-Карбон» уже зарабатывает деньги на полимерных композитах, значит, спрос есть и бизнес-модель рабочая. Это, конечно, не инновационный бизнес, зато ребята построили хорошую инжиниринговую компанию и могут выступать партнером для инновационных разработчиков.

Если говорить о развитии, сейчас Бойцову очень важно закрепиться на рынке, пока на него не зашли крупные игроки, которые маленькую компанию сметут и не заметят. Для этого нужно искать новые мелкие ниши и «голубые океаны». Возможно, имеет смысл делать дорогой, сложный, индивидуальный продукт. Бойцов очень нацелен на работу, это его самый большой плюс. Уверен, у него все получится.

#Офлайн

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления