[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Лена Очкова", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u043e\u0444\u0435\u0441\u0441\u0438\u043e\u043d\u0430\u043b\u044b","\u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435"], "comments": 181, "likes": 51, "favorites": 43, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13020" }
Лена Очкова
42 699

Письмо в редакцию: Чем профессиональные программисты отличаются от любителей

В редакцию vc.ru пришло письмо от генерального директора центра аттестации и трудоустройства SymbioWay Даниила Пилипенко, в котором он рассуждает, какие качества отличают профессионального программиста и почему для профессионала особенно важен интерес к своему делу.

Однажды, будучи главой команды программистов в одном небольшом стартапе, я нанимал JavaScript-разработчика. Очередной приглашенный кандидат, который, судя по резюме, имел пятилетний опыт разработки на JavaScript и знал его в совершенстве, опоздал на очное собеседование из-за сильного снегопада и приехал ровно за десять минут до того момента, когда мне нужно было уезжать. Отправлять человека домой, чтобы ему пришлось приехать еще раз, не хотелось. Мы с ним сели за стол в переговорной, секретарь налил ему чаю, и мы начали собеседование.

Я задал ему только один вопрос: «Чем вам интересно программирование?». Он ответил: «Большим количеством свободного времени и высоким заработком». Я с удивлением посмотрел на него и озвучил свое решение: «Извините, но вы нам не подходите». Попрощался, пожал ему руку и уехал.

Масштаб проблемы

Известно, что скорость и качество работы программистов различного уровня может отличаться на порядок. Многие из нас сталкивались с тем, что программисты срывали сроки, а также с классическим примером того, как качество разработки влияет на проект. Наверняка почти все, кто имеет дело с разработкой, слышали, как программист, только что увидевший чужой код в незнакомом проекте, говорит: «Нужно все переписать!». Чаще всего это происходит при сочетании двух факторов: один программист написал код плохо, а другой не в состоянии его понять. Отсюда берет начало требование «умение читать чужой код», которое часто встречается в описаниях вакансий для программистов.

С течением времени некачественно написанные проекты становится почти невозможно поддерживать. Известно, что если команда разработчиков пишет «плохой» код и не придерживается единой архитектуры, ее производительность может со временем снизиться вплоть до нуля. Ситуация становится тупиковой: внесение мелких изменений занимает слишком много времени, а на глубокий рефакторинг руководство соглашается с большим трудом, и дело разрешается в лучшем случае выделением дополнительного бюджета, а в худшем — увольнением команды или даже закрытием проекта.

По нашей статистике, которую мы собираем уже несколько лет, из 20 человек, называющих себя программистами, только один действительно им является. Сначала мы рассчитывали статистику по количеству человек, которые в состоянии на очном собеседовании на листе бумаги написать код по задаче, аналогичной FizzBuzz. Потом мы поняли, что такой проверки недостаточно, и валидировали эту статистику другим способом.

Основное допущение, которое мы сделали, состоит в том, что действительно профессиональный разработчик в состоянии не только адекватно писать и читать код, но и грамотно производить его рефакторинг. В задачах по рефакторингу сочетаются навыки написания и понимания кода, а для их выполнения совсем недостаточно прочитать книгу или пройти обычный институтский курс по программированию. По таким задачам относительно легко понять, готов ли человек к работе в команде. Ниже представлены три примера таких задач. Задание всегда выглядело одинаково: «Взгляните на следующий код. Есть ли в нем какие-то проблемы? Если да, перепишите его».

Пример кода на JavaScript (проверка опыта работы с jQuery)

Пример кода на PHP (проверка знания основ объектно-ориентированного программирования)

Пример кода на Java (проверка базового знания паттернов проектирования)

Часто проблема заключается не только в некачественном коде, который пишут разработчики, и не только в уровне профессионализма тех, кто называет себя профессионалами. Если человек адекватно себя оценивает и честно говорит, что он джуниор, — это очень хорошо и проблемы в этом нет. Проблемой это становится тогда, когда у человека шикарное резюме, он хочет устроиться к вам на работу ведущим frontend-разработчиком за очень высокую зарплату, пишет, что отлично знает нативный JavaScript, а сам при этом вообще не понимает, как работают контексты, как устроено прототипное наследование или как работать с событиями в DOM-модели.

Здесь имеет место либо абсолютно искренняя неадекватная оценка себя, либо попытка обмануть работодателя. Часто оба этих фактора сливаются, и кандидат начинает верить в то, каким он себя показывает. На наш взгляд, это связано с отсутствием у таких людей желания развиваться в области, в которой они уже чего-то достигли. Им проще сказать, что они знают ту или иную технологию, чем реально ее изучить. Эта проблема присутствует не только в программировании и в ИТ-сфере, но и во всех других областях человеческой деятельности. А ведь желание развиваться в том, что ты делаешь, — важнейший компонент профессионализма.

Составляющие профессионализма

За прошедший год мы побеседовали с несколькими тысячами кандидатов на различные программистские вакансии и задали нескольким сотням ведущих разработчиков и тимлидов простой вопрос: «Чем, на ваш взгляд, профессиональный разработчик отличается от любителя?».

Мы и раньше задавали этот вопрос на собеседованиях, но сейчас решили внимательно проанализировать ответы и собрать статистику. Уникальных ответов получилось около пятидесяти. Мы сгруппировали часть ответов, которые посчитали похожими, и получилась очень интересная картина:

Результат опроса 486 ведущих разработчиков и тимлидов — 10 самых часто встречающихся ответов. Опрос проводился с апреля по октябрь 2015 года

Обратите внимание: почти 40% опрошенных назвали в качестве основного фактора профессионализма постоянное саморазвитие. При этом высокое качество работы, к которому мы отнесли «чистоту» программного кода, стоит на втором месте.

Мы не единственные, кого интересует этот вопрос, — у ряда авторов также есть списки качеств, которые отличают по-настоящему профессиональных разработчиков. Приведу здесь три самых известных перечня.

Стив Макконнелл, автор бестселлера «Совершенный код», приводит несколько таких факторов и не выделяет среди них основного:

  • скромность («знаю только то, что ничего не знаю»);
  • любопытство, интерес к новшествам;
  • профессиональная честность;
  • удобочитаемость кода;
  • баланс творчества и дисциплины;
  • эффективное использование лени.

Джоэл Спольски (автор «Руководства по подбору программистов и управлению ими»), который давно занимается наймом профессиональных разработчиков, считает, что основных составляющих профессионализма всего четыре:

  • страсть, интерес, энтузиазм;
  • привычка доводить начатое до конца;
  • умение решать задачи;
  • умение справляться с проблемами.

Автор книг «Чистый код» и «Как стать профессионалом разработки ПО» Роберт Мартин утверждает, что основным фактором профессионализма разработчика является его способность писать «чистый» поддерживаемый код, но приводит также несколько сопутствующих факторов:

  • ответственность за свою работу;
  • соблюдение правила «Не навреди»;
  • знание своей области;
  • непрерывное обучение и тренировка;
  • умение работать в коллективе;
  • наставничество;
  • знание предметной области;
  • понимание интересов заказчика;
  • профессиональная скромность

Мы составили свой перечень таких критериев и назвали его «Матрица профессионализма программиста». Это всего четыре параметра — по два для программиста и разрабатываемого им программного обеспечения:

Рассмотрим каждый из четырех факторов.

1. Программное обеспечение должно выполнять задачу. Это очевидное утверждение. Если нужно написать программу, которая что-то делает, то хорошей программой будет считаться та, которая действительно это делает. Сюда мы включаем все, что касается требований к разрабатываемому программному обеспечению, в том числе скорость его работы, безопасность, устойчивость к заявленным в требованиях нагрузкам и общая отказоустойчивость.

2. Программное обеспечение должно быть поддерживаемым. Тоже очевидное утверждение. Сюда относится не только качественно написанный код, но и грамотно продуманная, легкая в понимании архитектура, а также, в ряде случаев, корректно составленная документация — начиная от комментариев в программном коде и заканчивая набором UML-диаграмм, в зависимости от необходимости и масштабов проекта.

3. Программист должен быть работоспособным и выполнять задачи. Этот критерий можно усложнять, но на самом деле он очень прост: программисту поставили задачу — если он эту задачу выполнил в указанный или разумный с точки зрения его руководства срок, значит, все хорошо. Если заказчик доволен результатом и разработанный продукт или новая функциональность выполняют поставленные перед ним задачи — можно считать, что программист свою задачу тоже выполнил.

4. Программист должен быть «поддерживаемым». Этот фактор включает в себя прежде всего умение работать в команде. Но на самом деле он несколько шире: это может быть и самостоятельность, и нормальное взаимодействие с руководством или другими отделами, и адекватность при передаче проекта другому разработчику, если возникла такая необходимость.

Большинство перечисленных выше факторов можно объединить в эту матрицу, причем все параметры, имеющиеся в матрице, тесно связаны и взаимозависимы. Тем не менее есть кое-что, что в эту матрицу не укладывается. Мы пришли к выводу, что у профессионализма есть какая-то основа, движущая сила. И есть люди, которые еще не соответствуют всем критериям профессионализма, но уже адекватно себя оценивают, очень быстро растут и вполне могут быть наняты на работу как перспективные сотрудники.

Этими людьми движет сила, которая заставляет их не только развиваться как профессионалов, но и выполнять задачи, которые перед ними стоят: и выполнять самим, и делать так, чтобы результаты их работы тоже функционировали и выполняли какие-то свои задачи. Более того, эта сила объединяет все четыре фактора «Матрицы профессионализма» и выступает их причиной. Имя этой силы — интерес.

Интерес как основа профессионализма

Интерес — это эмоция, которая заставляет индивида в течение продолжительного времени заниматься определенным видом деятельности. Интерес играет ключевую роль для приобретения навыков и развития интеллекта. Это единственная эмоция, которая позволяет выполнять повседневную работу должным образом.

Известно, что есть несколько видов мотивации — как положительной, так и отрицательной. Интерес можно считать наиболее естественным и глубоким из них. Достигая успехов, пусть даже совсем небольших, человек чувствует наиболее полное удовлетворение, если основной его движущей силой была эмоция интереса, а не какой-то другой фактор.

Я убежден, что единственной вещью, которая помогла мне продолжать работу, было то, что я любил свое дело. Вам надо найти то, что вы любите.

Стив Джобс

Интерес обладает колоссальной мотивирующей силой и не только помогает начать какую-то работу, но и дает энергию для ее завершения. Чтобы специалист мог приобрести навыки или справиться с какой-то серьезной задачей, его интерес должен быть сильным, глубоким и устойчивым. Это не должно быть просто поверхностное любопытство.

Я выделяю три взаимозависимых составляющих так называемого профессионального интереса, по которым можно проверить, достаточен ли интерес для плодотворной и эффективной работы или это простое любопытство:

  • «Нелимитированность». Профессиональный интерес должен давать силы «бесконечно». Человек, которому действительно интересно делать то, что он делает, подчас готов работать днями и ночами, не есть, не спать и идти на другие жертвы, ничуть не чувствуя себя несчастным или истощенным, хотя он при этом может быть действительно уставшим и больным.
  • Эмоциональное наполнение. Если человек занимается тем, что ему интересно, — его это эмоционально наполняет и у него появляются силы. Он получает отдачу от своего дела, причем, как правило, не только от результата, но и от процесса.
  • Фрустрация при отсутствии. В отпуске, не занимаясь любимым делом, человек грустит, скучает. Он ищет себе задач, размышляет, проектирует, просыпается ночью с новыми идеями и старательно их записывает. Если человек длительное время не занимается тем, что ему интересно, ему становится плохо.

Состояние, при котором человек испытывает интерес, давно известно человечеству. Разные люди называют его по-разному: кто-то говорит, что это интеллектуальный транс. Действительно, увлеченность своим делом очень похоже на состояние транса. Но наиболее частое название этого состояния — поток. У психолога Михая Чихсентмихайи есть книга «Поток: психология оптимального переживания», в которой изложена вся исчерпывающая информация по этой теме. Хотелось бы отметить лишь то, что способность испытывать состояние потока может отличаться у разных людей в зависимости от психологических особенностей и контекста.

Очень часто находятся «в потоке» дети. Это видно, когда ребенок чем-то занят: у него приоткрыт рот и широко открыты глаза. Это типичные проявления эмоции интереса. При этом дети очень злятся, если их «вырываешь» из потока, поскольку в этом состоянии личность растет и развивается. У некоторых людей способность входить в состояние потока и удерживаться в нем хорошо сохраняется на протяжении всей жизни.

Главное — не прекращать задавать вопросы. Никогда не теряйте священной любознательности!

Альберт Эйнштейн

Активный интерес мотивирует человека к спонтанной деятельности и к экспериментам. Мой отец, купив мне первый компьютер, сказал: «Делай с ним, что захочешь, нажимай любые кнопки, но только чтобы из него не пошел дым». Помню, как первое время к нам приходил сосед, чтобы переустановить мне на компьютере Windows 95. Потом, методом проб и ошибок, постоянно интересуясь у соседа, как решать разные проблемы и устанавливать драйвера, я научился переустанавливать Windows самостоятельно. На первом курсе университета я стал зарабатывать установкой Windows и дополнительного ПО на компьютеры однокурсников и преподавателей.

Мне кажется, эта история хорошо показывает, как интерес и эксперименты помогают развивать навыки и умения. Но есть и обратный пример. Наверняка многие из вас сталкивались с людьми старшего возраста, которые боятся подходить к компьютеру, боятся «нажать что-то не то». Этот страх ошибки и, следовательно, страх эксперимента — одно из самых распространенных препятствий к обретению опыта и развитию личности.

Если человек не испытывает эмоции интереса или мешает его реализации, его интеллектуальные способности угасают. Если же ему интересно, он будет молодо себя чувствовать и молодо выглядеть, даже если ему уже за 80 лет.

Отличный пример — мой учитель, директор НИИ физико-химической биологии А.Н. Белозерского, академик РАН Владимир Петрович Скулачев. Он уже много десятилетий занимается изучением митохондрий, а последние 20 лет — разработкой средства, которое «выключает» один из механизмов старения. Ему уже больше 80 лет, он прекрасно себя чувствует, руководит большим институтом и является самым цитируемым биологом России.

Я проработал с ним много лет и видел, что ему по-настоящему интересно заниматься тем, чем он занимается. Он может позвонить коллеге в ночь с воскресенья на понедельник, чтобы проконсультироваться, или часами выяснять суть какой-то научной проблемы. Это настоящий, истинный профессионализм.

Михай Чихсентмихайи выделяет ряд психологических особенностей личности и социальных препятствий, которые могут мешать достижению состояния потока, то есть проявлению эмоции интереса. «Внутренние» препятствия он объединяет в две категории:

  • Проблемы концентрации внимания. К этой категории относятся все типы проблем, приводящие к рассеянности внимания, в том числе хорошо известный синдром дефицита внимания, при котором человеку тяжело концентрироваться и долго удерживать внимание на какой бы то ни было деятельности.
  • Чрезмерная сосредоточенность на себе и эгоцентризм. К этой категории относятся проблемы, при которых внимание человека направлено внутрь его самого или на какие-то собственные проблемы, задачи и установки. Например, постоянные размышления о том, какое впечатление человек произведет на окружающих, как на него посмотрят и что о нем подумают, приводят к большим затратам так называемой психической энергии. Это также может быть чрезмерная сосредоточенность на собственных интересах и рассмотрение всего происходящего в жизни с точки зрения прямой личной выгоды.

Социальные препятствия, мешающие достижению состояния потока и проявлению эмоции интереса, также представлены двумя видами: аномией и отчуждением. Аномия в обществе — это дезориентированность, неясность целей и правил, при которой личность не понимает, что ей нужно делать, как ей жить, самореализовываться и добиваться успехов. В противоположной ситуации — при отчуждении — личность испытывает отвращение к обществу, поскольку в целях выживания вынуждена заниматься тем, что ей не только неинтересно, но и бесполезно.

Все эти препятствия создают дисбаланс и мешают человеку управлять своим вниманием. Они не позволяют человеку заниматься тем, что ему по-настоящему интересно, не позволяют интересу проявляться в полной мере, а, следовательно, приобретать знания, умения и навыки в той области, в которой человек мог бы стать профессионалом высочайшего уровня.

Уровень профессионализма

Как уже было сказано, активный, глубокий и постоянный интерес самым естественным образом приводит к развитию умений и навыков, то есть к приобретению опыта. Из семени интереса, если не мешать и не создавать препятствий, вырастает большое и пышное дерево опытной и взрослой личности с крепкими корнями — здоровой уверенностью в том, что делаешь, в своих силах и возможностях. Мы измеряем профессионализм по двум шкалам:

Первая шкала — это шкала профессионального интереса. По ней мы можем определить наличие профессионализма. Для простоты мы используем бинарную шкалу: профессионал или непрофессионал. Если мы измеряем профессионала только по этой шкале, мы должны понимать, что профессионал может быть не только очень опытным мастером своего дела, но и начинающим или даже потенциальным.

Для наглядности приведу пример: вы приходите в гости к знакомым и видите, как их семилетний сын виртуозно играет на скрипке. Можно ли его считать полноценным профессионалом экстра-класса и мастером своего дела? Скорее всего, таким его считать еще рано. Мы не знаем, укрепится ли его профессионализм, станет ли он музыкантом, обычным или великим. Но в данный момент по бинарной шкале он, конечно же, профессионал. Да, еще совсем неопытный, начинающий — но уже профессионал.

Вторая шкала — это уже, собственно, шкала уровня профессионализма, уровня развития личности, ее умений и навыков. Сюда мы включаем не только так называемые hard skills — конкретные компетенции в конкретной профессиональной сфере, — но и личностные особенности человека. Мы глубоко убеждены: если личность развивается гармонично и беспрепятственно, то она вырастает здоровой и полноценной. Если развитие шло от интереса, то личностные качества дополняют узкие компетенции, которые особенно нужны в работе.

Хотелось бы чуть глубже рассмотреть некоторые важные личностные характеристики, которыми в той или иной степени должен обладать настоящий профессионал. Если мы говорим о программистах, то эти характеристики относятся к «поддерживаемости» самого программиста как личности — к его способности работать в команде и выполнять задачи, которые перед ним ставит бизнес.

Привычка к постоянному саморазвитию. Настоящие профессионалы точно знают, что им интересно. И если им что-то интересно, они нисколько не сдерживают себя в том, чтобы это изучить или сделать. Они находятся в постоянной гармонии со своим интересом. В отличие от маленьких детей, чье внимание легко переключить или вообще отбить у них всякое желание чем-то заниматься, настоящего профессионала очень сложно или даже невозможно заставить отказаться от того, что ему интересно. Даже тяжелая болезнь или тюрьма здесь не поможет. Думаю, примеры здесь приводить не обязательно.

Эта привычка позволяет не только заниматься какой-то интересной деятельностью, но и быть в курсе достижений других людей. Активный интерес открывает человеку глаза на окружающий мир с позиции того, что ему интересно. Человек ловит малейшую информацию об объекте своего интереса из всех возможных источников. Он ищет, спрашивает и обсуждает.

Уверенность и ответственность. Настоящий профессионал всегда трезво оценивает свои возможности. Он точно знает, что он умеет, а что нет. Он абсолютно уверен в своих силах и несет ответственность за то, что делает, — не потому, что эту ответственность возложило на него вышестоящее начальство, а самым естественным образом. Под ответственностью здесь понимается прежде всего качество работы и результата, а не готовность в случае ошибки лечь на плаху.

Профессионалу интересно нести ответственность, и он не склонен перекладывать ее на других. Он всегда конструктивно подходит к задачам и проблемам, которые перед ним стоят. Он не сможет заснуть, если вдруг узнает, что разработанная им программа дала сбой. Он тут же побежит ее исправлять, и еще до рассвета ошибка будет устранена. Его не нужно специально «пинать» или наказывать.

Развитый эмоциональный интеллект. Гармоничная личность имеет гораздо больше шансов установить нормальные отношения с обществом — близким окружением и малознакомыми людьми. Все мы знаем немало странноватых и нелюдимых профессионалов. Но, как правило, у настоящего профессионала, чья личность развивалась гармонично и без препятствий, с общением и окружением все в порядке. Очевидно, что если мешать человеку реализовывать свои потребности в профессиональной сфере, интересоваться и экспериментировать, — у него начнутся психологические проблемы вплоть до тяжелых психических и психосоматических заболеваний.

Баланс между процессом и результатом. Я часто встречаю споры о том, что же важнее: процесс или результат. Кто-то говорит, что результат: неважно, что ты испытываешь в процессе, ты можешь ненавидеть свою работу — но, если есть результат, то все хорошо. Очевидно, что это принцип «сегодняшнего дня». При таком подходе сегодня все будет хорошо, но через год-два начнутся серьезные проблемы: человек может просто сломаться, а бизнес найдет себе нового исполнителя.

Есть противоположный подход: важно, чтобы человеку нравилось делать то, что он делает, чтобы он получал удовольствие от работы, а о результате должны заботиться его руководители и бизнес. Подход интересный и, казалось бы, ориентированный на личность. Человек при этом живет хорошо, бизнес тоже вроде бы развивается — а потом человек меняет работу, а в бизнесе становится понятно, что сроки сорваны, а результата нет.

Бывают и другие сценарии, но не думать о результате и концентрироваться только на процессе тоже неправильно — должен быть баланс. Такой баланс соответствует привычке доводить дела до конца, и это компонент настоящего профессионализма.

У каждой личности есть свои особенности и способности. Каждый человек индивидуален, и развитие разных людей также очень индивидуально. И если мы оцениваем человека, нужно делать это очень осторожно. Альберт Эйнштейн как-то сказал: «Каждый человек гениален. Но если вы будете судить рыбу по ее способности лазать по деревьям, она проживет всю жизнь, считая себя дурой».

Хотелось бы отметить, что наличие опыта — даже очень глубокого и обширного — далеко не всегда говорит о профессионализме. Человек может все знать о какой-то сфере, но она может быть ему совершенно неинтересна. К чему это приведет? К различным проблемам.

Во-первых, такой специалист не будет чувствовать удовлетворения от процесса работы, что, как было сказано выше, чревато профессиональным и личностным выгоранием. Негативные эмоции будут разрушать человека изнутри и рано или поздно это скажется на результатах его труда. Как правило, это происходит очень неожиданно для бизнеса, на который специалист работает.

Во-вторых, специалист, которому не очень интересна или совсем неинтересна его работа, не будет развиваться. Хорошо известно, что в сфере программирования, если два года не интересоваться новшествами, найти работу будет уже сложно. И если ты много лет работаешь на одну компанию и не развиваешься, то продукт, который ты разрабатываешь в этой компании, тоже не развивается.

Когда есть опыт, но нет глубинного интереса, то он оказывается бесполезен — пусть не всегда в ближайшей, но почти всегда в отдаленной перспективе. Такой опыт мог быть приобретен не вследствие интереса, а из зависти, жизненной необходимости, самообмана или в результате настойчивости родителей.

Всем известно, что в России очень большая доля специалистов (по данным разных опросов, от 60% до 90%) работает не по специальности. Это происходит по разным причинам, но довольно часто потому, что одна деятельность оказывается интересной, а вторая только кажется таковой, а по сути оказывается бесполезной или даже вредной.

Когда нет достаточного опыта, но есть интерес — есть и потенциал. Если человеку интересно, он может освоить новые знания, умения и навыки гораздо быстрее, чем если ему они неинтересны. Это его внутренняя мотивация. Ему не нужны для этого деньги.

Важным фактом также является то, что в узкопрофессиональном опыте, к которому мы относим знания, умения и навыки, наибольшее значение имеют умения и навыки, но не знания. Очень точно этот момент подметил один из моих школьных преподавателей. Он сказал: «У студентов — помесь знаний с мозгом».

Есть и более известная цитата, которую приписывают американскому психологу Берресу Фредерику Скиннеру: «Образование — это то, что остается, когда все выученное забыто». А что, собственно, остается? Остаются ментальные модели (способы мышления), умения и навыки. Остается умение искать нужную информацию и экспериментировать. И если есть интерес, то профессионализм неизбежно растет.

Приведу очень показательный пример того, насколько важен интерес и насколько аккуратно нужно относиться к опыту специалиста, особенно к тому, который описан в резюме.

Осенью 2014 года нам заказали подобрать iOS-разработчика с достаточно высокими требованиями, на зарплату 150 тысяч рублей в месяц. Мы долго искали такого человека, и в какой-то момент нам написал разработчик, у которого не было подходящего официального опыта работы и ни одного приложения, опубликованного в App Store. Он писал нам несколько раз и просил что-то насчет него решить.

Я дал ему достаточно сложную задачу по реализации на Objective-C низкоуровневого протокола взаимодействия с сервером, подумав, что он, скорее всего, с ней не справится и отстанет от нас. Но через пару дней я получил ответ, и он был абсолютно верным. На Skype-собеседовании я попросил его включить режим демонстрации экрана и сказал: «Вижу, что вы программировали на разных языках, но какой из них вы знаете хуже всего?». Он ответил, что Java. «Хорошо, будем писать на Java», — я дал ему небольшую задачу, похожую на FizzBuzz, и разрешил пользоваться Google. Через 20 минут решение было готово, и оно работало.

После этого кандидат мне сказал: «Я понимаю, что требования у вас высокие, я до них сильно не дотягиваю, но возьмите меня хотя бы на 30 тысяч рублей. Первые полгода мне будет хватать этой суммы на еду». Я подумал и ответил ему: «Знаете что? Забудьте про свои 30 тысяч рублей, у вас больше никогда не будет такой низкой зарплаты. Идете на 150 тысяч, но, если от вас потребуют работать 48 часов в сутки — вам придется это делать. И вы должны очень быстро развиваться».

Через неделю я позвонил заказчику и спросил, как прошло собеседование. Я забыл об этом кандидате и решил, что, наверное, ему отказали. Заказчик ответил: «Он уже сидит и работает. Все хорошо, выставляйте счет». Через полгода я случайно узнал, что этого человека назначили руководителем разработки компании и он получает 400 тысяч рублей в месяц.

Таких примеров в моей практике уже более двух десятков: специалисты приходили на базовые должности с очень низкой зарплатой и вырастали в цене в десять и более раз за очень короткие промежутки времени — от полугода до трех-четырех лет. Во всех этих людях меня привлекал истинный, глубокий, активный и устойчивый интерес к делу, которым они занимались.

Счастье заключается в том, чтобы «хочу», «могу» и «должен» имели одно то же содержание.

Психотерапевт Михаил Литвак

Разберем эту цитату. Что такое «хочу»? Это интерес в чистом виде. «Могу» — это опыт и прежде всего умения и навыки. А «должен» — это потребности общества: в широком смысле — спрос на то, что человек умеет делать, а в узком — конкретная задача, поступившая от заказчика.

Обнаружить в человеке глубинный интерес, отличить его от любопытства и понять, что перед вами профессионал, — не такая простая задача, как может показаться на первый взгляд. Подчас даже сам человек не может разобраться в себе и прибегает к помощи психоаналитиков, тренеров и специалистов в области профессиональной ориентации. Просто спросить, интересно ли ему программирование и чем интересно, может быть явно недостаточно. И все же, как оказалось, это вполне решаемая задача. Но это тема для отдельной статьи.

#профессионалы #программирование

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления