[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Лена Очкова", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043a\u0440\u0430\u0443\u0434\u0444\u0430\u043d\u0434\u0438\u043d\u0433","hardware"], "comments": 20, "likes": 11, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13085" }
Лена Очкова
2 949

Письмо в редакцию: Особенности hardware-разработки в России

Пожилые программисты и паяльник вместо «макбука»

Поделиться

В избранное

В избранном

В редакцию vc.ru пришло письмо от Вадима Радзивилла, главы белорусско-литовской компании R-Nox, которая занимается производством радиационных мониторов. Он рассказал о различиях софтверной и хардверной разработки, дефицитных специалистах и нечестном краудфандинге.

Мобильные игры и социальные платформы — это слишком скучно для тех, кто с детства привык что-то делать собственными руками. Суровым мужчинам нужны суровые проекты — а где их взять, как не в «харде»? «Железные» разработчики могут свысока смотреть на тех, кто пьет смузи за ноутбуками и вывешивает обновления в App Store, ведь работа над хардверным проектом — это именно категория сложности «хард», уж извините за каламбур.

Всем известно, что западный рынок харда развит лучше, чем наш, поэтому и самих изобретателей, разработчиков железа там больше. У нас все ушли в софт — говорить, почему, думаю, нет смысла. А приборостроение как отрасль начало разваливаться еще в советское время. Кому, как не стартапам, его возрождать? Для молодых компаний это самое широкое и свободное от конкуренции поле деятельности. Надеюсь, этот текст позволит тем, кто хочет начать собственный проект в сфере hardware, избежать некоторых «граблей», с которыми они могут столкнуться.

Ожидайте долгого подъема на крутые склоны

Первое отличие, которое бросается в глаза, — это скорость разработки проекта. В «харде» нужно быть готовым к долгому подъему. Многие «железные» стартапы загибаются из-за того, что их команды и инвесторы привыкли к софту, где разработка ведется быстро, один билд за другим. Если в софте можно сделать десять приложений и одно из них выстрелит, то в «харде» позволить себе такого не получится: дорого и энергозатратно.

Конечно, скорость реализации проекта зависит не только от специфики, но и от масштабности и глобальности идеи. Если взять разработку сложных баз данных, то времени потребуется приблизительно столько же, сколько для реализации «железного» проекта. Но если сравнивать с софтом средней сложности, на разработку «железа» уйдет в разы больше времени. Хардверные проекты дольше реализуются за счет длинной цепочки изготовления продукта: разработка или заказ платы, доставка, монтаж и так далее.

Есть несложные способы сократить время разработки. Для этого нужно наладить процесс таким образом, чтобы на каждом этапе была повторяемость компонентов для изготовляемого вами устройства. Если же постоянно экспериментировать с внедрением нового чипа или процессора, то все рабочее время будет уходить на изучение спецификации обновленной детали, а не на разработку.

Ноутбука будет недостаточно

В разработке программного обеспечения можно ограничиться ноутбуком и лицензионным софтом. А чтобы запрограммировать процессор, понадобятся программатор, отладочная плата, паяльник и другие инструменты. Цена на них оставляет желать лучшего. Но затраты на многочисленные инструменты и материалы компенсируются тем, что в «харде» заработная плата сотрудников ниже, чем в софте. «Железячники» — по большей части альтруисты и, в отличие от «софтверников», могут какое-то время работать за идею.

В одиночку hardware-проект не сделаешь

Для создания какого-нибудь несложного софта нужно по меньшей мере три человека: программист, тестировщик, руководитель проекта. В случае с самыми бережливыми стартапами эти трое — один и тот же человек. А для реализации даже самого простого хардверного проекта могут понадобиться десятки людей, благо что дефицита в таких специалистах нет. Для «железного» стартапа нужны как минимум разработчик-схемотехник, конструктор, дизайнер и программисты (обойтись одним человеком будет очень трудно).

В такой команде много коммуникации между людьми за счет количества должностей — и больше шансов набраться опыта. Также в hardware принципиально важно, чтобы команда была слаженной и сработанной, а взаимодействие между людьми — непрерывным, иначе проект не сможет двигаться вперед. Поэтому распределенные команды — вообще не вариант, во всяком случае на этапе разработки. Нам потребовалось три года, чтобы собрать действительно слаженную команду. Зато сейчас она может решить любую задачу, связанную с продуктом.

Студенты бесполезны

В софте можно поручить написать код даже студенту старших курсов. Не всегда и не везде, но обычно этот код работает, пусть и не с первой попытки. В «харде», в принципе, так сделать тоже можно, но результат будет не самый радостный. Мы столкнулись с такой проблемой на ранних этапах разработки. Два молодых разработчика обещали запрограммировать наше устройство за месяц, а в итоге мы потратили полгода и кучу денег, получив тысячи строк нерабочего кода. Тогда мы решили отказаться от таких вариантов и взяли в штат человека, который в советское время программировал ракеты и разрабатывал первый ноутбук на заводе «Интеграл».

За качество его работы мы спокойны: он хоть и действует по старым методикам, но выполняет все в срок и с наилучшими результатами. Я более чем уверен, что в хардверном стартапе программированием «железа» должны заниматься люди опытные, знающие свое дело специалисты, сломавшие не один десяток программаторов. Только тогда вы получите нужный результат.

Качество превыше скорости

Сейчас «хард» развивается так же быстро, как и программное обеспечение. Благодаря интернету вещей на «железном» рынке происходит революция. Практически каждый день выходит что-то новое: процессоры, энергосберегающие технологии, сенсоры и так далее. Конечно, желательно брать с рынка все самое свежее и разрабатывать устройство на базе современных решений. Также важно не затягивать разработку, иначе конкуренты в своих устройствах будут использовать более новые и быстрые технологии, что отразится на ваших показателях. Но в погоне за временем не стоит забывать о главной составляющей «железного» стартапа — качестве. В «харде» репутация компании и качество ее продукции — основа всех основ.

Ошибки обходятся дорого в любом бизнесе, но на рынке «железа» это особенно заметно. Достаточно посмотреть в интернете, сколько критики в отзывах о производителях электроники. Но корпорациям с мировым именем этого можно не бояться, а вот если прибор с дефектом выпустит молодая компания — покупатели никогда ей этого не простят.

Ошибка в «железном» проекте может стоить стартапу жизни, поэтому, прежде чем отправлять устройство на реализацию, нужно тысячу раз его перепроверить. Мы тестировали свой продукт в максимально жестких условиях: замораживали, топили, жгли, давали маленьким детям — все, чтобы убедиться, что он пригоден для работы при любых обстоятельствах и не несет опасности для окружающих. Ездили в Чернобыль, потому что именно там можно лучше всего посмотреть, как ведет себя монитор радиации.

Кроме испытаний на производительность, обязательно нужно тестировать программное обеспечение, чтобы быть уверенным, что приложение не «вылетает», что в нем нет критических багов. Если в софте разработчик может исправить практически любой косяк дистанционно, то в «железе» так не получится. Прибор может находиться в другой части света — если он выйдет из строя, то компания понесет расходы на возврат и замену устройства. Чтобы избежать таких проколов, нужно тщательно проверять и тестировать каждый экземпляр продукта.

Большая рыбка водится на глубине

Конкуренция в софте зависит от выбранного сегмента: в сложных нишах, таких как создание структурированных баз данных, конкуренция ниже, чем в разработке веб-приложений. Естественно, чем проще сегмент, тем выше в нем конкуренция. Эта же схема применима и для хардверной разработки. Есть мейнстрим — например, фитнес-трекеры, ниша, в которой работает большинство компаний, — а есть немассовые консервативные сегменты — средства измерений. Стартап должен определиться, какую занять нишу, еще до того, как создаст бизнес-план. В каждом сегменте есть плюсы и минусы, но могу сказать по своему опыту, что лучше выходить на растущий рынок, чем на сформированный.

На Западе конкурентов давно перестали считать врагами. Обратиться к конкуренту за советом — вполне нормальное явление, при желании можно стать даже партнерами. В «харде» есть такое понятие, как перепаковка, или White Label. Прибор разрабатывается одной компанией, а продается под брендом другой, более крупной. Так происходит на любом рынке электроники: одна компания производит технику для десятка других.

Краудфандинг нельзя запускать без готового устройства

Хард-разработка начала набирать популярность после успеха некоторых проектов на краудфандинговых площадках. Но не все так просто, как кажется на первый взгляд. Большинство из таких команд не могут выполнить и половины своих обещаний. Примерно 9 из 10 компаний не могут вовремя выслать свои девайсы пользователям, вложившимся в их проект. Поэтому к краудфандингу нужно приходить тогда, когда продукт уже на финальной стадии разработки, то есть упакован и лежит на складе. Также много проектов, которые собирают большие суммы благодаря новаторским идеям, но на самом деле они технически нереализуемы. А действительно интересные и реалистичные проекты без завышенных ожиданий остаются без такого внимания.

Важно понимать, для чего стартап приходит на краудфандинговую площадку: собрать деньги и сбежать или привлечь спонсоров и продвинуть свой проект? На этот вопрос нужно ответить себе максимально честно и лучше до начала кампании по сбору средств.

В краудфандинге очень большая конкуренция — чтобы там выжить, нужно приложить много усилий. Некоторые проекты разрабатываются конкретно под аудиторию краудфандинговых платформ, а не для пользователей, но нельзя себя обманывать: ни к чему хорошему это не приведет. Если люди разочаруются, то факап неминуем.

Недавно с Kickstarter сняли проект по созданию лазерной бритвы. Дело в том, что у команды не было даже прототипа: ребята пообещали, что сделают бритву, которая будет брить лазером, но не продумали, как это реализовать технически. Создание суперновинок из будущего не происходит так быстро, как думают некоторые изобретатели.

Я рекомендую регулярно отслеживать несколько проектов по своей тематике на краудфандинговых площадках. Следить за тем, сколько они собирают средств, на каких этапах это происходит и так далее. Если стартап соберет достойную сумму на краудфандинге — инвесторы придут к нему сами.

Без ментора никак

Ментор — это наставник и самый нужный в стартапе человек. Его помощь позволит контролировать разработку и направлять ее в правильное русло. Ментор помогает предотвратить ошибки, которые могут появиться в ходе разработки. Если в софте можно обучиться всем методикам программирования самому, а потом применять их на практике, то в хардверной разработке можно на каждом шагу «наступать на мины», если не заручиться поддержкой специалиста.

Как найти ментора? Больше общаться с людьми, задавать вопросы, не отказываться от советов, которых будет много. Может оказаться, что ваш сосед — крутой разработчик и готов помочь вам с программированием, а бывший коллега — профессор в области экономических наук. Не нужно бояться делиться идеей с окружающими. Сегодня в самой идее нет ничего ценного — важна ее реализация.

Впрочем, все эти отличия заканчиваются, когда заканчивается работа с паяльником. Не секрет, что «железо» без софта — абсолютно бесполезная вещь. В «харде» программирования не меньше, чем в самом софте. Чтобы устройство работало исправно и при тестировании показывало нужные результаты, нужно пройти тернистый путь с программированием аппарата и калибровкой. Это, можно сказать, самая сложная составляющая хардверного стартапа.

Скажу о своем опыте: мы собрали первый рабочий прототип примерно за два месяца, а дальше начались круги ада — программирование оборудования. На это ушел год, и мы все еще находимся на стадии разработки. Но об этом как-нибудь в следующий раз.

Компания R-Nox разработала монитор радиации Zive, который прошел европейскую сертификацию и сейчас успешно продается через Amazon. Прибор относится к поколению «интернета вещей»: собранные им данные используются для создания глобальной радиационной карты, а также для вычисления общей дозы облучения, полученной человеком за время мониторинга. Сегодня компания работает над вторым своим продуктом, брелком для мониторинга состояния воздуха.

#стартапы #краудфандинг #hardware

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления