[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434"], "comments": 27, "likes": 47, "favorites": 25, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13205" }
Daria Khokhlova
38 515

Смерть стартапа: История провала «нано-дрона» Zano, собравшего рекордные $3,5 млн на Kickstarter

В ноябре 2015 года создатели «нано-дрона» Zano, собравшего более $3,5 млн на краудфандинговой площадке Kickstarter, объявили о провале и закрытии проекта. Команда Kickstarter наняла журналиста Марка Харриса, которому было поручено разобраться в сложившейся ситуации.

18 января 2016 Харрис опубликовал в своём блоге на Medium отчёт, посвящённый провалу Zano.

Zano — миниатюрный беспилотник, способный снимать фото и видео с воздуха. Небольшой дрон помещался на ладони владельца, а в полёте самостоятельно отслеживал местоположение своего обладателя и следовал за ним. Создатели проекта обещали покупателям, что на одном заряде устройство сможет поработать до 15 минут.

Для запуска серийного производства Zano компания, занимавшаяся его разработкой (Torquing Group), решила собрать средства на Kickstarter. Требуемая сумма составила около $190 тысяч (£125 тысяч, сумма в долларах рассчитана на момент запуска кампании). При этом, как отмечали создатели, для запуска производства было уже всё готово — от деталей для сборки до упаковочных материалов.

Проект приглянулся не только пользователям Kickstarter, но и создателям площадки — дрон Zano получил место в разделе Projects We Love. Нужную сумму Torquing Group собрала за первые 10 дней проведения краудфандинговой кампании. Тогда команда стартапа решила добавить Zano дополнительную функциональность — возможность съёмки видео в высоком разрешении, поддержку беспроводного зарядного устройства, распознавание лиц, съёмку 360-градусного видео и так далее. За всё это пользователи Kickstarter должны были отдать всего £139 (около $200).

Даже беспилотные дроны, стоящие в 10 раз дороже Zano, не могут приблизиться к нему по функциональности.

— Марк Харрис

В итоге Torquing Group собрала более $3,5 млн на реализацию своей идеи. Доставить все заказы компания обещала в июне 2015 года — через шесть месяцев после завершения краудфандинговой кампании. Через несколько недель после окончания кампании Zano был представлен на международной технологической выставке CES. Издание Engadget включило Zano в свой список Best of CES, куда попали 49 технологий, отобранных среди 20 тысяч участников выставки.

Компания держала покупателей в курсе того, как двигается разработка и сборка Zano. Они рассказывали пользователям Kickstarter о прибывших материалах, снимали видеоролики в лабораториях и на производстве. Для тех, кто не успел заказать дрон на Kickstarter, разработчики запустили сайт, с помощью которого можно было сделать предзаказ. Так к 12 тысячам предзаказавших беспилотник на Kickstarter добавились ещё 3000 покупателей.

В первой половине 2015 года у компании начались проблемы. Задержки поставок ключевых деталей и нескончаемые испытания устройства привели к тому, что Torquing Group не смогла выполнить данное покупателям обещание и доставить все дроны в июне 2015 года.

Первые покупатели стали получать свои устройства только в августе-сентябре 2015 года, при этом ими оказались не пользователи Kickstarter, а люди, заказавшие Zano через сайт значительно позже. Это вызвало волну недовольства в сети. Получившие заказ покупатели также оказались недовольны, но по другой причине: Zano едва мог летать, держался в воздухе всего несколько минут, не мог преодолевать препятствия (в частности, постоянно врезался в стены), не мог снимать качественные видеоролики и не предоставлял всей заявленной функциональности. В октябре 2015 года Torquing Group объявила о том, что остальные заказчики получат свои дроны к февралю 2016 года.

В середине ноября 2015 года руководство проекта объявило о банкротстве компании. Из документов, которые компания подала в официальные органы Великобритании, стало ясно, что команда не только потратила все вырученные на Kickstarter средства, но и задолжала кредиторам $1,5 млн.

Создатели Zano сделали прощальное объявление, а после этого «ушли в офлайн», отказавшись общаться и с пользователями, и с командой Kickstarter, как того требует политика платформы. У покупателей и пользователей сети осталось множество вопросов, основной из которых звучал так: «Что же на самом деле произошло?». Как отмечает Харрис, никто так и не смог выяснить, действительно ли у команды просто закончились деньги, или вся кампания изначально была масштабной аферой. Для того, чтобы расследовать эту историю, Kickstarter и наняла независимого журналиста.

***

Основатель Torquing Group Айван Ридман родился в Австралии в семье британских эмигрантов. С восьми лет он увлёкся программированием. В возрасте 14 лет он зарегистрировал свою первую компанию Torquing. В колледже Ридман изучал коммерческое право, а после его окончания превратил Torquing в небольшую компьютерную фирму, которая занималась ремонтом и настройкой компьютеров, сетей и серверов. Всё это время основатель компании работал над созданием собственной операционной системы.

В 2007 году предприниматель переехал в Лондон. В Великобритании Ридман начал проводить собственные исследования в области искусственного интеллекта и робототехники.

По словам автора материала, в ходе беседы с создателем Zano ему удалось выяснить, что Ридман действительно верил в свой проект — более того, он верит в него до сих пор. Как отмечает Харрис, предприниматель всерьёз полагает, что от успеха его отделяли каких-нибудь несколько дней или недель. За это время, считает он, можно было завершить разработку и тестирование дрона и запустить массовое производство. «Предприниматель охотно отвечал практически на все мои вопросы, уклоняясь лишь от тех, что были связаны с финансами и юридической стороной», — рассказывает журналист.

В 2010 году Ридман со своей невестой переехал в Пембрукшир, Уэльс. В 2011 году его компании удалось заключить контракт с компанией BCB International (производитель морских и военных приборов) на разработку модуля автопилота для беспилотных летательных аппаратов. Несмотря на то, что Ридман не занимался раньше ничем подобным, он решил попробовать свои силы в новой области.

Через некоторое время Айван Ридман представил BCB проект автопилота, который мог избегать столкновений с различными препятствиями с помощью инфракрасных и звуковых датчиков. Предприниматель заявил, что на разработку такого модуля уйдёт не больше года.

Получив средства от BCB, Ридман нанял нескольких сотрудников и разделил свою компанию на несколько. В 2012 году местные газеты и сайты объявлений сообщали, что организации, входящие в Torquing Group, занимаются чем угодно — от разработки бухгалтерского программного обеспечения до создания программ для определения мин и робототехники. Доход компаний в 2012 году, по данным СМИ, составил от $430 тысяч до $575 тысяч. «Если Torquing Group действительно занималась таким огромным количеством проектов, это не слишком большие деньги», — пишет Харрис.

В январе 2012 года команда выиграла локальное бизнес-состязание и в качестве приза получила наставничество от Билла Мейна, генерального директора крупной компании MSS Group. Как отмечает Мейн, большинство идей Ридмана в 2012 году не имели коммерческого применения. «Я не знал, что они могли бы сделать с имеющимся у них материалом. Когда я говорил с ними об этом, то понимал, что они и сами этого не знают — но настроены они были очень позитивно».

К концу 2013 года, пишет журналист, руководство BCB начало терять терпение. Прототип автопилота, представленный Torquing Group, вёл себя крайне ненадёжно. В конце концов команде было поручено отказаться от различных излишеств и сделать так, чтобы модуль мог хотя бы стабильно летать. «Нам не удалось заставить Ридмана отказаться от своих идей, он оказался просто неуправляем. Он делал то, что ему хотелось делать, а не то, что нужно было нам. Три года он говорил нам, что разработка движется в верном направлении, и вскоре она будет закончена».

В январе 2014 года Айван Ридман представил свою разработку (под кодовым названием Sparrow — «Воробей») на конференции Innov8. Предприниматель заявил, что вскоре запустит массовое производство дрона. «Это было далеко от истины. Torquing выпустила 10 прототипов устройства, и ни один из них не работал. Лучшее, что мы могли сделать — найти другого разработчика. Мы были страшно разочарованы. Дело даже не в деньгах, дело в потраченном времени», — рассказывает представитель BCB. Компания потратила на этот проект сотни тысяч долларов.

Сам Ридман рассказывает, что Zano построен на основе другой технологии. Sparrow, по его словам, должен был лишь продемонстрировать возможности, которые предприниматель хотел заложить в свою следующую разработку. На конференции Innov8 Ридман объявил, что планирует продавать сотни тысяч подобных «игрушек» в год.

В марте 2014 года Айван Ридман сконструировал первый прототип Zano. Детали для него были напечатаны на 3D-принтере. Двигаться дальше предпринимателю не позволяла нехватка средств.

Помогло команде руководство нескольких компаний из города-порта Пембрук-Док. Torquing Group спроектировала и реализовала для них интерфейс управления сложной интеллектуальной системой для организации грузоперевозок. Руководители компаний Филипп Эндрю Басби и Филипп Виктор Басби инвестировали в Torquing Group около $105 тысяч и заняли места в совете директоров организации. Ещё один инвестор — австралиец Рис Кроутер, также вложивший в Torquing около $105 тысяч, — присоединился к совету директоров чуть позже.

На полученные средства Ридман заказал выпуск десяти прототипов Zano (это обошлось ему примерно в $36 тысяч). Эти дроны использовались для настройки всех систем, включая модуль автопилота, фото- и видеосъёмку и так далее, но были всё ещё слишком дороги для массовой продажи.

Стремясь снизить стоимость дронов, предприниматель первым делом нашёл производителя, который был готов выпускать Zano в промышленных масштабах. По словам самого Ридмана, он стремился сделать производство местным — и ему удалось найти подходящую компанию в соседнем городе.

Теперь команде предстояло создать спрос. Первой идеей Ридмана стало выступление на CES — оно обошлось бы проекту примерно в $70 тысяч, но помогло бы «блеснуть на мировой арене». «А потом кто-то предложил организовать кампанию на Kickstarter. Якобы, с её помощью можно получить хороший вирусный эффект», — вспоминает предприниматель. Стартап обсудил эту возможность со своими инвесторами и начал создание промороликов и сайта проекта. Краудфандинговая кампания была запущена 24 ноября 2014 года.

***

Большинство покупателей Zano, которые получили свой заказ, жалуются на видеоролик, представленный проектом, пишет журналист. Некоторые из них говорят, что именно видео повлияло на их решение поддержать стартап, а в итоге оказалось, что оно дало им неверное представление о продукте.

«Я планировал подарить его жене, чтобы она могла снимать свои велосипедные поездки на видео — она увлекается маунтинбайком и другими схожими видами спорта», — рассказывает один из покупателей. «Но всё, что я смог сделать — это пару раз запустить его в коридоре своего дома. Он просто взлетал и почти сразу же садился, вот и всё преодоление препятствий». Покупатель также попробовал запустить дрон в своём саду. «Он чуть не улетел. Мне пришлось поймать его рукой, и он сломался».

Другой покупатель, с которым побеседовал журналист, отметил плохое качество видеозаписи. Он также пожаловался на попытки Zano улететь.

Айван Ридман объясняет несоответствие заявленного и итогового качества видео «рекламностью» ролика для Kickstarter. «Работа велась так же, как и с любым другим рекламным роликом. Мы сняли 10 или 15 дублей, пока не получили наилучший результат. И конечно, нам пришлось отредактировать некоторые из них — как и это обычно и происходит с рекламой», — объясняет он.

Предприниматель признаёт, что Zano так и не научился следовать за своим владельцем. По его словам, разработка такой функциональности стояла в плане компании, но дойти до неё команда не успела. В ролик на Kickstarter эти функции были включены, так как сам Ридман искренне верил, что успеет разобраться с ними до релиза устройства. «Видео не должно было ввести покупателей в заблуждение — мы планировали создать именно то, что показали. У нас был фундамент, который оставалось только совершенствовать».

При этом Айван Ридман опровергает расхожее мнение о том, что компания использовала съёмку с других дронов или компьютерную графику для создания видео. «Всё, что было показано как съёмка на Zano, было снято на Zano», — говорит он. Получить доступ к неотредактированному материалу журналисту так и не удалось, а все действующие лица с ролика либо отказались общаться с Харрисом, либо не запомнили, на что именно велась съёмка. Однако сам вид ролика, отмечает автор материала, наводит сомнения в том, что его снимали именно с помощью Zano.

Политика Kickstarter, отмечает Харрис, запрещает создателям продуктов публиковать видео, формирующие неверное представления о текущем состоянии проекта. Авторам также запрещается применять компьютерное моделирование и рендеринг. При этом за всё время проведения кампании Zano лишь один пользователь платформы пожаловался на неправдоподобность представленного продукта с помощью специальной кнопки «Сообщить об этом проекте». Ещё 62 жалобы поступили в октябре 2015 года — уже после окончания кампании.

***

Стенд Torquing Group на конференции CES располагался напротив стенда одного из ближайших конкурентов проекта — стартапа Extreme Fliers. Генеральный директор проекта Вернон Кершвелл рассказал журналисту, что был поражён размахом Zano. «Я подумал: "Вау! Это поразительно!", — но, поразмыслив, понял, что не существует способа реализовать всё, что они хотели. Они просто сошли с ума». Команда Zano отказалась беседовать с Кершвеллом. «Они сказали, что знают, кто я такой, и не собираются ничего со мной обсуждать».

В своём выступлении, рассказывает Кершвелл, команда Ридмана заявила, что Zano обладает гораздо более сложной функциональностью, чем модель от Extreme Fliers. «Люди подходили к нашему стенду и говорили: "Ваш дрон не может избегать столкновений с препятствиями". Но и их не мог! А потом они начали открыто высмеивать нашу технологию. Мне пришлось вмешаться в беседу, чтобы защитить наш дрон, который, по крайней мере, мог летать».

При этом команде Zano пришлось придумывать массу оправданий о том, почему устройство не работает, которые, по словам Кершвелла, не выдерживали никакой критики. Сам Ридман в беседе с журналистом признал, что устройство попросту не было готово, но команде пришлось сделать вид, что это не так — потому что «потребители на CES ожидают увидеть полностью функциональный продукт». Так Zano стал одним из самых популярных проектов на выставке.

***

После завершения кампании на Kickstarter команда Torquing Group запустила предпродажу дронов и аксессуаров к ним на своём сайте. На этом проекту удалось заработать ещё около $900 тысяч. «Никто не ожидал, что кампания окажется настолько успешной», — говорит Ридман. Успех кампании наложил отпечаток на работу команды: во-первых, нескольким сотрудникам пришлось полностью посвятить себя общению с 12 тысячами покупателей по электронной почте. Во-вторых, Torquing Group пришлось изменить свои производственные планы. Команда была готова выпустить и оттестировать 1500 дронов, но 15 тысяч оказалось слишком большим числом.

«Это создало нам огромную головную боль. Фабрика была не в состоянии выпустить столько устройств. Мы даже рассматривали строительство собственного завода», — рассказывает предприниматель.

Айван Ридман вёл переговоры с правительством Уэльса о выделении компании гранта на построение завода. «Мы бы создали 150-200 рабочих мест», — говорит он. Правительство потребовало представить маркетинговые и бизнес-планы для принятия окончательного решения. По словам собеседника Харриса, не в правилах правительства предоставлять такие большие средства в качестве кредитов, но для команды Torquing Group оно было готово пойти на уступки. Деньги пришлось бы позаимствовать из средств, выделенных на поддержку строительства дорог, школ и жилых домов.

Правительству не пришлось выбирать между образованием, транспортной инфраструктурой, социальным жильём и селфи-дронами. Налаживание собственного производства заняло бы от 12 до 18 месяцев — команда Айвана Ридмана не могла позволить себе так затягивать сроки.

— Марк Харрис

Torquing Group тем временем тратила средства — на приобретение 3D-принтера, нескольких компьютеров от Apple, «и, возможно, на несколько блестящих игрушек», — пишет журналист. Члены совета директоров компании (Филипп Эндрю Басби и Филипп Виктор Басби) приобрели себе по новому автомобилю в лизинг — один из них выбрал BMW M4, а другой — BMW M6.

Компания также наняла новых специалистов — в том числе разработчиков, администраторов, маркетологов и других. Сколько именно человек понадобилось стартапу, журналисту установить не удалось. Сам Айван Ридман утверждает, что над Zano трудились не более 28 человек. В середине ноября 2015 года, когда компания подала заявление о банкротстве, в штате компании значилось 16 человек. Предприниматель отмечает, что несколько человек ушли из организации в начале ноября.

Харрису удалось побеседовать с одним из бывших сотрудников Torquing Group на условиях анонимности. Он рассказал, что команда верила и в сам продукт, и в своего руководителя до последних дней. Многие работали сверхурочно, не получая за это никакого вознаграждения. Другой работник отмечает, что вся команда была предана своему делу и болела за продукт. «Мы работали до 9 или 10 вечера — даже по выходным, — но мы были счастливы заниматься Zano», — говорит он.

Тестировался Zano, по словам работников, за закрытыми дверьми лично Айваном Ридманом. «Откуда мне было знать, как он летает, и летает ли вообще, если меня не допускали до тестирования?» — говорит один из них. «Техническая команда работала над тем, чтобы реализовать все обещания, данные Ридманом покупателям. Однако на всё это понадобилось гораздо больше времени, чем планировалось».

Даже по объявлениям на Kickstarter (в основном обнадёживающим), пишет автор материала, можно было понять, что что-то идёт не так. В феврале 2015 года стартап отчитался о получении новой (и последней) партии плат для дронов. 20 февраля они прибыли снова: команда опять рассказала о прибытии новой (и последней) партии. Руководство проекта пообещало собрать первую партию устройств в марте 2015 года. После этого никаких новостей от компании не поступало, пока 14 апреля в лабораторию не прибыла ещё одна (снова последняя) партия плат.

В начале июня совет директоров Torquing принял решение запустить производство первой партии, хотя Ридман, по его словам, противился этому решению, как мог. «Было слишком рано. Я дал об этом знать совету директоров, но случилось то, что случилось».

Один из работников стартапа рассказывает, что он ни разу не замечал, чтобы на основателя компании оказывали давление. «Решения принимал Айван, сроки были установлены Айваном. Совет директоров не оказывал никакого давления. Скорее наоборот, они бы настояли на переносе сроков, если бы знали о том, что происходит в проекте».

В конце мая дрон всё ещё не был готов к выпуску. Его вес увеличился с 55 г до 70 г, а в воздухе он мог провести не больше пары минут. Аккумуляторы большего объёма могли бы решить эту проблему, но они бы значительно увеличили вес устройства (не меньше чем на 30 г).

Руководство решило поменять винты — для этого нужно было отправить предыдущую партию обратно поставщику. Это оказалось невозможно, и десятки тысяч винтов остались лежать неиспользованными. Компания заказала новые винты, но с ними возникла другая проблема — они оказались слишком большими и соприкасались друг с другом. Тогда было решено использовать другой пластик, чтобы уменьшить вес дрона. Но и это не помогло — Zano не летал больше пяти минут.

19 июня Ридман объявил о том, что вскоре тестирование будет завершено. 22 июля он рассказал покупателям, что основные испытания пройдены, и в августе будет выпущена первая партия объёмом в 2000 штук. Остальные дроны будут доставлены в первой неделе сентября. «Команда опоздала, но Kickstarter видал случаи и похуже». Всё лето представителей компании, по словам Ридмана, заваливали гневными письмами. «Я переживал это слишком близко к сердцу. Я стал хуже спать. В конце концов даже мой врач посоветовал мне немного отдохнуть».

Финансовое благополучие компании также было подорвано. Основатели, пишет журналист, считали каждую копейку. Они не могли оплатить производство большой партии дронов. Простейшим способом получить деньги для компании стало разослать первые экземпляры тем, кто совершал предзаказы с сайта — так команда смогла бы получить доступ к деньгам, которые они заплатили (PayPal не переводит деньги продавцу, пока покупатель не получил товар, объясняет журналист). В августе компания начала рассылать дронов, хотя сам Ридман знал, что они не были готовы к продаже.

Пользователей Kickstarter разозлил тот факт, что оформлявшие предзаказ на сайте получили товар раньше. Двоим из них удалось побеседовать с предпринимателем, и в результате беседы они были приглашены на экскурсию в офис Torquing. Им показали производство и даже дали попробовать один из дронов, но протестировать его не удалось — разработчики ещё не закончили работу над приложением для Android.

***

После отправки первой партии стартап получил множество жалоб на неработоспособность дрона. Ридман опубликовал объявление на Kickstarter, в котором рассказал, что компания занимается разработкой приложения для калибровки устройства. На следующий день в офисе Torquing возникли проблемы с подключением к сети, и сайт компании ушёл в офлайн. Вскоре сервер заработал, но руководство решило пока не активировать работу форумов, которые стали очагом распространения критики.

Пользователь Kickstarter, который уже один раз побывал на фабрике, посетил её ещё раз в конце октября 2015 года. Ридман помог ему настроить и откалибровать Zano, и, по словам посетителя, «в тот раз всё шло намного лучше». Харрису удалось взглянуть на дрон, который получил это покупатель — по словам журналиста, видно, что создатели вложили в него много сил. «Он сделан с любовью. Не похоже, чтобы его задумывали как средство аферы — команда действительно старалась выполнить свои обещания».

***

В начале ноября на совещании совета директоров было принято решение об увольнении части сотрудников. «Мы все знали, что у компании есть проблемы, но не думали, что до этого дойдёт. Я был шокирован не меньше, чем остальные», — рассказывает Айван Ридман.

10 ноября предприниматель объявил, что он уходит в отставку. «Я беспокоился о своём здоровье. К тому же, у нас были непримиримые разногласия с советом директоров и другими сотрудниками. Многие не разделяли моих стремлений и интересов. Я не мог там больше оставаться», — объясняет он. Ридман предоставил журналисту документы, которые подтверждают его проблемы со здоровьем, но отказался говорить о конкретных разногласиях.

Без Ридмана компании было нечего делать. «Он оставил их с долгом в полтора миллиона долларов, ордой недовольных клиентов и одним незаконченным продуктом. Понятное дело, они просто не представляли, что делать дальше. Его отставка стала причиной гибели компании», — рассказывает один из собеседников журналиста.

13 ноября совет директоров принял решение закрыть компанию. 16 ноября были подписаны все необходимые документы. 20 ноября было подано заявление о банкротстве. 23 ноября Kickstarter разослал покупателям уведомление о том, что команда Zano больше не сможет представлять проекты на платформе.

***

Почти все, с кем удалось побеседовать журналисту, полагают, что никто из компании не хотел обмануть покупателей. «Они просто замахнулись на то, что на самом деле не могли сделать. Если бы они хотели провести аферу, стали бы они нанимать всех этих людей и закупать такое количество деталей? Конечно, нет».

Противоположного мнения придерживается руководитель Extreme Fliers Вернон Кершвелл. «Это всё было аферой с самого начала. Я не представляю, куда можно было потратить столько денег. Нам хватило $3 млн, чтобы разработать свой дрон, и большая часть средств так и осталась нетронутой — с её помощью мы планируем вести дальнейшие разработки и исследования».

Сам Ридман говорит, что причина провала проекта — плохое финансовое планирование.

Журналист отмечает, что ему не удалось обнаружить свидетельств того, что полученные деньги были потрачены компанией не по назначению. Автомобили и дорогостоящее оборудование было возвращено. Айван Ридман потерял свою компанию, репутацию, наработки и в настоящее время занимается поиском новой работы. Члены совета директоров поставили под угрозу свой собственный бизнес. Большинство инвесторов потеряли все вложенные средства.

Сейчас правительство Великобритании ведёт расследование, призванное выявить, не была ли кампания умышленным мошенничеством в отношении покупателей. Официальные органы надеятся вернуть покупателям хотя бы часть потраченных средств. В частности, они тщательно изучают видеоролик о Zano, представленный на Kickstarter.

***

В заключение своего отчёта Марк Харрис публикует несколько соображений о том, как можно сделать краудфандинг более надёжным и безопасным для покупателей.

  • Создатели продукта должны подходить к процессу разработки с наименьшим количеством иллюзий. Журналист предлагает по возможности проводить внешнюю экспертизу перед запуском краудфандинговой кампании и тщательно планировать все свои расходы. Он также предостерегает команды от излишнего доверия лишь одному человеку, разбирающемся в технической стороне вопроса.
  • Краудфандинговые площадки должны дать пользователям ясно понять, что они не являются интернет-магазинами и не предоставляют никаких гарантий. Прежде всего стоит начать с внешнего вида сайтов, полагает Харрис.
  • Кнопку «Сообщить о проекте» Харрис предлагает вынести на более видное место — это, по его мнению, помогло бы находить больше подозрительных проектов. «Это в интересах всех — и покупателей, и создателей, и самих платформ». После достижения определённого порога финансирования журналист также предлагает ещё раз тщательно проверять каждый продукт силами специально сформированной для этого команды.
  • Площадка может назначать каждому проекту собственного ментора или наставника после того как финансирование завершено, выбирая его среди разработчиков успешных продуктов. «Внешняя консультация и поддержка — бесценны. После одной или двух итераций этот принцип станет частью платформы».
  • Платформам стоит взять на себя некоторую ответственность — например, принуждать проекты обратиться за помощью к внешним экспертам, а также ограничивать поток финансирования.
  • Площадки также могут требовать предоставить новые материалы при достижении определённого порога финансирования (например, неотредактированные видеоматериалы в случае с Zano).
  • Сами пользователи могут более вдумчиво относиться к процессу финансирования и не стесняться выступать со здравой критикой любого проекта.

#золотойфонд

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления