{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f"], "comments": 31, "likes": 21, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13250", "is_wide": "1" }
Konstantin Panphilov
12 958

Как Мильнер и Усманов Facebook покупали

Воспоминания инвестора Сергея Васильева, партнёра Юрия Мильнера

Поделиться

В избранное

В избранном

Инвестор Сергей Васильев, автор цикла заметок о развитии русского интернета через призму роста компании «Рамблер», решил описать на своей странице в Facebook опыт инвестирования в украинские проекты, которыми он занимался совместно с Юрием Мильнером. Одна из публикаций посвящена сделке Мильнера с Марком Цукербергом в 2009 году — как она произошла и к чему привела.

Ключевой, переломный момент на рынке украинского, да и российского, интернета произошёл в мае 2009 года.

Уже вторую неделю я пытался дозвониться до Юры Мильнера, обсудить с ним наши «украинские» дела и пару совместных российских проектов. Мильнер был в Америке на каких-то важных переговорах. Разница во времени и взаимный график встреч всё не стыковался, и переговорить не удавалось.

А 27 мая я открыл «Ведомости» и прочитал новость: фонд DST Юрия Мильнера подписал соглашение на покупку 1,96% акций американской компании Facebook за $200 миллионов. Буквально через несколько минут мне позвонила секретарь и сказала, что Мильнер на проводе, готов поговорить.

«Как тебе новость? Что ты об этом думаешь?» — сходу спросил Юра.

Новость была для меня абсолютно неожиданной, и я честно признался, что ещё не понимаю суть. Facebook — это, конечно, круто, самая горячая и обсуждаемая тогда тема, но сама сделка мне пока не понятна.

«Facebook — крут, согласен. И что, Усманов дал в DST $200 миллионов для этой сделки — тоже понимаю».

У русских олигархов были уже такие деньги, им уже понравился интернет, и это было объяснимо.

«Но зачем покупать какие-то 1,96% акций?» — спросил я у Юры.

Обычно он, как и мы, покупал контрольные пакеты, минимум блокирующие, чтобы можно было на что-то влиять.

«Но зачем покупать мизерные 1,96%? Это же ни о чем. Да при том за огромные $200 миллионов, — переспросил я. — Тебя же завтра размоют или просто затрут среди других мелких акционеров».

«Юра, в чём цимес?»

Эти вопросы я и задал Мильнеру в тот исторический день, 27 мая 2009 года.

Юра не стал растолковывать мне все подробности, он и сам тогда толком не понимал, к чему это приведёт. Но он поделился своими ощущениями, мыслями и ожиданиями. Зачем он это сделал?

В тот момент Facebook не был ещё публичной компанией. Все акции компании были на руках Марка Цукерберга и его близких друзей-партнеров. Был лишь маленький раздробленный пакет акций на руках сотни сотрудников, которые получили их в качестве бонусов и премий.

Официального рынка акций Facebook еще не было, но часть сотрудников хотели их продать, всем нужны были деньги. И постепенно стали формироваться полуподпольные, серые биржевые площадки, где и начали торговаться эти мелкие раздробленные акции. На них появились и первые котировки.

Эта партизанщина с акциями сотрудников не нравилась Марку Цукербергу, и он решил её как-то цивилизовать и взять сам процесс под контроль.

Тогда он и объявил своего рода тендер, «конкурс невест» среди потенциальных инвесторов и инвестфондов, на право легально и прозрачно купить небольшой пакет акций у его сотрудников, которые готовы их продать.

Тот «конкурс красоты» вызвал небывалый ажиотаж, пришли десятки именитых фондов и инвестбанков со всего Уолл-стрит. Тема была горячая, все хотели купить хотя бы кусочек живого Facebook ещё до того, как он выйдет на биржу.

Вот на этот «конкурс» и поехал Юра Мильнер с деньгами Алишера Усманова.

Марк Цукерберг — необычный парень. Деньги не являются для него основным критерием принятия решений. Он встречался со всеми потенциальными покупателями лично и хотел понять философию и мысли каждого претендента, что они думают о будущем.

И вот на этом конкурсе тщеславия, ума, интуиции, опыта, экспертизы и победил в тот день Юра Мильнер.

Молодой Марк Цукерберг выбрал не каких-то вальяжных инвестбанкиров с Уолл-стрит, прожжённых акул американских хэдж-фондов, а выбрал Юру.

Родители Мильнера переехали из Украины в Москву давно, еще в советское время. Сам он родился уже в Москве, закончил физфак МГУ, успел поработать в советской науке, а в 90-х, как и многие из нас, ушёл в банковское дело. Сначала простым сотрудником во Всемирный банк, а затем в «Менатеп» к Ходорковскому вести его инвестиционно-банковский бизнес. После дефолта 98-го он организовал уже свою компанию и с головой погрузился в русский интернет, скупая последовательно Mail.ru, «Одноклассники» и «ВКонтакте».

За прошедшие 10 лет он глубоко погрузился в эту индустрию, чувствовал и понимал там всё, чем живут эти компании. Где их слабости и куда они растут. Его беседы с Павлом Дуровым, борьба за покупку «Одноклассников» и дали ему тот опыт, знания, бэкграунд, которые в результате и перевесили все pro et contra. И Марк Цукерберг выбрал именно его — Юру Мильнера.

Эта, казалось бы, проходная, рядовая сделка на фондовом рынке стала, на самом деле, ключевой для всех рынков — и для американского и, тем более, для российского и украинского.

Именно с этой сделки начался инвестиционный взлет акций Facebook. Весь мировой инвестиционный бомонд повернули головы в сторону Facebook и Мильнера.

Это был его взлёт, как первый полёт Гагарина. В один день Юра улетел в космос мирового интернета. И дело даже не в том, что Усманов заработал на той сделке кучу денег, ведь деньги были в основном его. Самое главное — Юра сделал шаг наверх, перешёл на верхнюю палубу мировых инвестиционных процессов. Там ходили совсем другие деньги и совсем другие проекты.

В те дни после сделки я был очень горд за Юру — за то, что мы знакомы, давно уже сделали не одну сделку, вместе праздновали дни рождения и всё такое…

Но постепенно приходила и горечь понимания, что теперь Юре Мильнеру будет не до нас, не до тех, кто остался ютиться на нижней палубе России и Украины.

Всё инвестиционное сообщество, которое до того момента рыскало по полянам русского и украинского интернета, повернуло свои взгляды на них, и стало завороженно следить за Мильнером и Усмановым. Что они там творят на рынках США и Китая.

Печальнее всего было смотреть на Украину.

К тому моменту в России прошли уже почти 10 лет инвестиционного бума в интернете. Были созданы внутренние гиганты, типа «Яндекса», Mail.Ru Group, «Рамблера», «ВКонтакте». Это были уже крепкие, капитализированные структуры с многомиллионными прибылями. Даже если ключевой инвестор переключал свой взгляд на США и Китай, внутренний российский рынок продолжал расти и генерировал игрокам прибыль. Этой внутренней прибыли уже было достаточно для роста, новых покупок и создания новых продуктов.

В Украине в этот момент было всё иначе.

Украина отстала, она пропустила инвестиционный бум нулевых, а рекламные деньги так и не начали толком идти в сеть. Страна была на перепутье.

В тот самый момент я и решил далее не рисковать, и продал часть нашей доли «украинских инвестиций» богатому швейцарскому фонду. Они были воодушевлены именем Мильнера, увидев его в наших партнерах, верили в его интуицию и дали нам неплохую цену. Той сделкой мы полностью отбили свои вложения в Украину и даже вышли в прибыль. Мы остались акционерами проекта, продолжаем управлять им, но теперь стали наблюдать за этим, скорее, со стороны.

Что же теперь будет происходить на этой «украинской поляне», когда пропал интерес русских инвесторов, где гуляет туча местных голодных гетманов, а мировой финансовый кризис полностью остановил рост местного рынка рекламы?

#Мнения

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]