{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u043e\u0440\u044b","\u043f\u0435\u0434\u0436\u043c\u0430\u043d_\u043d\u043e\u0437\u0430\u0434","\u0439\u043e\u0433\u0443\u0440\u0442\u044b","\u043f\u0435\u0440\u0441\u0438\u0434\u0441\u043a\u0438\u0435_\u043a\u043e\u0432\u0440\u044b"], "comments": 9, "likes": 14, "favorites": 22, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13416", "is_wide": "1" }
Daria Khokhlova
5 797

Инвестор Dropbox и SoundHound Педжман Нозад: «Для меня всё началось в ларьке с йогуртами»

Один из успешных инвесторов Кремниевой долины Педжман Нозад опубликовал в своём блоге заметку о том, как он начал финансировать стартапы. Нозад рассказал, как пытался открыть свой первый бизнес на родине в Тегеране во времена Ирано-иракской войны, как работал в магазине персидских ковров и как к нему пришла идея заняться инвестиционным бизнесом.

Инвестор также выделил несколько основных черт, которые он ищет в предпринимателях — по его словам, именно следование нескольким правилам помогает ему находить перспективных предпринимателей.

«До 1992 года я жил бездомным в Кремниевой долине. Точнее, не совсем бездомным — я работал в небольшом магазинчике и каким-то чудом убедил его владельца позволить мне бесплатно ночевать на чердаке дома, в котором располагался магазин», — пишет Педжман Нозад. «Однажды поздно вечером меня задержала полиция. Служители порядка были уверены, что я пытаюсь ограбить лавочку. И я не мог их в этом винить».

Нозад — уроженец Ирана, который решил уехать из своей родной страны и выбрал США. По словам инвестора, в Штаты он прибыл с $700 в кармане. Он не говорил по-английски и знал в Калифорнии только пару человек. «Но я знал, что Америка — страна возможностей, и был готов ими воспользоваться. Кроме того, я был влюблён в девушку, которая осталась в Тегеране. Я звонил ей через полмира», — рассказывает инвестор. Вскоре, отмечает он, у него закончились деньги.

В Тегеране Нозад был уважаемым спортивным журналистом и вёл одну из самых популярных спортивных радиопередач в Иране. «В Америке это не имело никакого значения». Сначала будущий инвестор устроился на работу в автомойку и начал изучать английский язык. После ему удалось устроиться в небольшой магазин, торгующий йогуртами. Спустя некоторое время он обратил внимание на объявление о наборе продавцов в магазин, торгующий персидскими коврами в Пало-Альто.

«Я позвонил по указанному номеру. "Вы когда-нибудь занимались продажей ковров?" — "Нет". "Вы когда-нибудь занимались продажей мебели?" — "Нет". "Вы когда-нибудь занимались продажей чего бы то ни было?" — "Нет". "Тогда зачем вы мне звоните?"». Нозад уговорил хозяина магазина дать ему шанс и встретиться с ним лично. На следующий день он получил новую работу.

Работа в магазине персидских ковров

«Первое, что я узнал в качестве нового сотрудника магазина — что персидские ковры действительно стоят очень дорого. Десятки тысяч долларов за штуку. Вторая вещь, которую я выяснил — клиенты магазина не имеют ни малейшего понятия, как должен выглядеть персидский ковёр, из чего он должен быть сделан и как, и какова его реальная стоимость. И у них нет возможности определить это самостоятельно», — рассказывает инвестор.

Продажа и покупка персидских ковров — это, прежде всего, большое доверие.

— Педжман Нозад

В течение следующих нескольких лет будущий инвестор выстраивал доверительные и сильные отношения со своими клиентами. Со многими из них он подружился. «Я ходил к ним в гости, я общался с их семьями, узнавал их. И продавал ковры. Много ковров. В свой лучший год я продал ковров более чем на $8 млн».

По словам Нозада, его интересовали не только ковры, но и жизнь «удивительного сообщества», в котором он оказался. Продавец персидских ковров задавал клиентам вопросы о их жизни, о технологиях, о компаниях, о секретах управления ими. «В один прекрасный день, когда я узнал достаточно, я вошёл в офис своего руководителя и сказал ему: "Мы должны запустить венчурный фонд"».

«Мой босс был великим человеком. Он построил бизнес-империю в Иране, а потом переехал в США и снова начал с нуля. Он был умён, и поверил в меня. Я вложил всё, что у меня было, в наш фонд, и мы начали искать молодые перспективные компании», — вспоминает Нозад.

Первым испытанием для инвесторов стало убедить представителей ИТ-индустрии, что фонд настроен серьёзно. Большинство предпринимателей, с которыми они встречались, ожидали увидеть строгий офис, а Нозад и его партнёр принимали их с персидским чаем в магазине ковров. «Это быстро растапливало лёд», — говорит инвестор.

Второй проблемой стал поиск перспективных компаний — их нужно было найти до того, как это сделает кто-то ещё. «Тогда ещё не существовало Y Combinator и AngelList, а термины "ангельские инвестиции" и "посевные инвестиции" не были модными», — говорит Нозад. Инвестор посещал множество конференций, читал книг, приглашал венчурных капиталистов в магазин персидских ковров и учился у них.

В начале своей работы фонд провёл несколько неудачных инвестиций, но вскоре удача повернулась лицом к основателям, пишет Нозад. В 2000 году компания профинансировала один из проектов создателя Android Энди Рубина. Встреча с Рубиным носила для Нозада поворотный характер — в нём инвестор распознал определённый тип предпринимателей и в дальнейшем при финансировании ориентировался на этот образ.

Всё больше предпринимателей стали сами приходить в магазин ковров, рассказывает инвестор. Фонд одним из первых профинансировал такие компании, как Dropbox, Lending Club, SoundHound и другие. К 2016 году общая стоимость профинансированных Нозадом компаний достигла более $20 млрд.

В 2013 году Педжман Нозад совместно с предпринимательницей из Испании Мар Хершенсон запустил венчурный фонд Pejman Mar Ventures, занимающийся инвестициями на ранних стадиях. К 2016 году компания успела вложить средства в более чем 30 проектов. При этом при финансировании инвесторы обращают внимание не только на технологии, но и на людей, которые занимаются их реализацией. По словам Нозада, никакого общего рецепта поиска подходящих людей не существует, но инвесторы стараются обнаружить в них несколько основных черт характера.

1. Великие предприниматели не гонятся за большими идеями, а решают реальные проблемы

«Я настороженно отношусь к основателям, которые набросали себе 20 идей, и выбрали из них ту, что кажется им реализуемой. Мне нравятся предприниматели, за идеями которых стоят какие-то истории. Лучшие предприниматели не гонятся за идеей. Они решают порой специфичные проблемы, которые близки им самим — например, придумывают новые способы общения для коллег или ищут способ быстро поймать такси для человека, у которого нет машины. Так рождают проекты вроде Uber или Slack», — объясняет инвестор.

По мнению Нозада, увлечённость предпринимателя решением определённой проблемы, которую он сам прочувствовал, поможет ему избежать выгорания. Нет ничего плохого в больших идеях, говорил инвестор, но если компания держится только на них, ей придётся сложно.

2. Настойчивость имеет значение

«Построение компании — задача не из простых, и основатель, способный легко всё бросить при первых же трудностях, не добьётся успеха», — пишет Нозад.

Свой первый бизнес инвестор попытался открыть в Тегеране во время Ирано-иракской войны (1980-1988 гг). Каждую ночь стёкла в городе лопались из-за того, что иракские военные самолёты преодолевали звуковой барьер (чтобы их не засекли системы ПВО Ирана). Нозад решил перед закатом пройтись по окрестным магазинам и предложить им купить клейкую ленту, которая спасла бы стёкла от разрушения. «Никто не хотел её покупать, и побродив несколько часов по городу, я сдался. Хороший предприниматель так бы не поступил. Мне следовало бы попробовать продавать другой вид ленты или придумать какое-то другое решение проблемы», — рассказывает инвестор.

Годы спустя я беседовал с молодым основателем, уже отчаявшемся найти инвесторов, и он сказал мне, что Кремниевая долина напоминает зону военных действий. Я вырос в зоне военного конфликта и могу сказать, что это не так. Но определённая доля упорства всё-таки требуется.

3. Предприниматель — капитан своего корабля

«Хороший капитан знает, куда движется его судно, и сделает всё, чтобы оно там оказалось. Он лоялен к своей команде и ценит её не меньше своей миссии. Великий капитан пойдёт ко дну вместе со своим судном».

4. Для них имеют большое значение их сооснователи

«Один из "красных флагов" для меня — если сооснователей объединяет только короткий опыт совместной работы. Успешными соучредителями обычно становятся те, кто уже успел совместно пройти какие-то проблемы. Они знают сильные и слабые стороны друг друга и понимают, что стоит за неудачами и успехами компании».

5. Они думают о будущем, а не о сиюминутной прибыли

По словам Нозада, ему импонируют предприниматели, которые строят долгосрочные планы и размышлять о том, какую компанию они хотят построить, как их продукт изменит индустрию и насколько счастливы в ней будут сотрудники.

6. Они параноики — в хорошем смысле слова

«Такие основатели имеют чёткое видение и уверены в своих действиях, но каждое своё решение или предположение они проверяют по два или даже три раза. Принять верное решение, можно только проанализировав все сценарии — таких людей я и ищу. Кроме того, они не должны быть параноиками в классическом понимании этого слова — злыми или неприятными людьми. Они добры к другим».

Для меня всё началось на чердаке того ларька. У меня не было денег, но была надежда. И помните ту девушку, о которой я говорил? У нас двое прекрасных детей, а в июне мы отпраздновали 22 годовщину нашей свадьбы.

#инвестиции #инвесторы #педжман_нозад #йогурты #персидские_ковры

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]