[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d","\u0442\u043e\u0440\u0433\u043e\u0432\u043b\u044f"], "comments": 29, "likes": 18, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13447" }
Anatoly Burchakov
9 647

Как бизнесмены из Томска наладили производство молокоматов

Проект, запущенный в 2015 году, уже вышел на самоокупаемость

Поделиться

В избранное

В избранном

Сегодня в рубрике «Офлайн» — проект Molokovend томской DI-Group. Компания наладила производство полного цикла и поставляет автоматы для продажи свежего молока в российские регионы и Казахстан. Аппараты предназначены для установки в торговых павильонах и разливают молоко в тару покупателя.

«Россия — страна не только нефти и газа, но и сельского хозяйства. Учитывая, что одна из наших специализаций — это производство вендингового оборудования, вполне логично было добавить в свою линейку автоматы по продаже сельской продукции — натурального молока», — вспоминает в разговоре с vc.ru совладелец компании Molokovend Игорь Ковалёв.

Производитель вендинговых машин входит в группу компаний DI-Group, которая в равных долях принадлежит Ковалёву и его партнёру Дмитрию Стародубцеву. Производство налажено в Томске, но доставить автомат могут в любую точку России. Среди других проектов группы компаний: производство кинетического («трогательного») песка, несколько других вендинговых аппаратов, собственная линейка оборудования для 3D-печати и сеть из 150 футбольных школ, в которых учатся 14 тысяч детей.

В компании, производящей молокоматы, работают 10 человек. При этом у DI-Group общая бухгалтерия, логистика, закупки и так далее. Ковалёв затрудняется назвать объём стартовых вложений, так как разработка проекта велась внутри группы компаний. Но, по его словам, запущенное в 2015 году производство уже вышло на самоокупаемость и приносит прибыль.

«Многие клиенты из центральной части России или Дальнего Востока приезжают к нам на производство — познакомиться с оборудованием и пообщаться со специалистами. Кстати, в прошлом году были первые продажи в Казахстан, рынок молокоматов там только начал формироваться, а у сельхозпроизводителей есть огромный интерес к продаже через автомат не только молока, но и национальных молочных напитков: кумыса и шубата», — говорит предприниматель.

У Molokovend на российском рынке есть несколько конкурентов, которые также занимаются производством и поставками таких аппаратов. «Мой товарищ и одноклассник из Сибири однажды в Италии увидел торговые автоматы с молоком. Кто-то их уже устанавливал в России, кажется, ребята из Казани, но я к этой теме с подозрением относился. Остановились на одном из итальянских образцов, познакомились с хозяином, с тех пор с ним и работаем. Сейчас осталось адаптировать купюроприёмник, чтобы он работал при минус 25 градусах», — рассказывал в интервью «Афише» совладелец компании-производителя молочных продуктов «Братья Чебурашкины» Владислав Чебурашкин.

В Томске по маркетинговым соображениям решили не торопиться с производством морозостойких автоматов. «Сравнительный анализ объёмов продаж молока в уличном молокомате и том, который стоит в магазине, показал, что особых отличий по объёмам нет. Зато при низкой температуре наблюдаются сбои в работе платёжных систем, стоимость уличного автомата больше обычной, ну и согласитесь, что в минус 30 хочется быстрее зайти в помещение, мимо молокомата будут просто пробегать», — объясняет Ковалёв.

Руководитель проекта Molokovend Дарья Шаоршадзе в беседе с vc.ru подчеркивает, что в автоматах реализованы собственные наработки компании: «Мы заменили паростерилизацию отсека выдачи ультрафиолетом, так как были жалобы на автомат конкурентов из-за высокой влажности и температуры в отсеке пахло кислым молоком. У нас есть система "общения" с молокоматами через SMS. Удаленно можно посмотреть количество денег, наличие сдачи, можно изменить какие-то настройки».

На сайте Molokovend доступны готовые бизнес-планы для желающих купить автомат по продаже молока. По утверждению производителей, средний срок окупаемости одного молокомата — полгода. При этом стоимость одного аппарата составляет 407 тысяч рублей, а для скорейшего выхода в плюс компания советует начинать с трёх автоматов.

Игорь Ковалёв говорит, что главный фактор, от которого зависит окупаемость, — это расположение: «Нужно учитывать специфику — 90% зависит от места. Бывает, автомат просто на месте развернёшь в другую сторону, и продажи увеличиваются. Остаётся только экспериментировать».

Есть несколько обстоятельств, которые препятствуют развитию рынка вендинговой торговли свежими молочными продуктами. Так, в 2015 году в Москве были демонтированы почти все уличные молокоматы. Некоторое время город бесплатно выделял для них участки, но по завершении эксперимента владельцам предложили выкупать площади на аукционе. Сведений о том, чтобы хоть один автомат вернулся после этого на место, нет.

В интервью РБК глава московского департамента потребительских услуг Алексей Немерюк объяснял тогда, что против торговли молоком через автоматы выступает Роспотребнадзор. «Через молокоматы продается не пастеризованное молоко, и при изменении температуры, например, когда отключается подача электричества, оно превращается в яд. Доступ к наливному устройству, куда покупатель вставляет бутылку, — открыт, и любой террорист может намазать ядом подающее устройство», — говорил чиновник.

Есть и другие проблемы бюрократического характера. «Чаще всего наш целевой покупатель — средний фермер, который сдаёт молоко за копейки на завод и хочет повысить маржинальность своего производства. Для этого ему нужны молокоматы, спецтранспорт, моечное оборудование, дополнительная сертификация продукции — всё это требует затрат, а денег хватает только на то, чтобы сводить концы с концами. Единственная надежда — получить целевую субсидию или хотя бы возврат процентов за лизинг», — объясняет Ковалёв.

При этом молокоматы с юридической точки зрения не являются сельхозоборудованием, что усложняет получение государственной поддержки. Тем не менее, по словам бизнесмена, уже есть отдельные прецеденты, когда фермерам удавалось убедить специалистов на местах в том, что молокоматы необходимы для успешной работы хозяйства.

Наконец, главная трудность, с которой и связаны претензии Роспотребнадзора, заключается в юридическом статусе сырого молока. «Многие фермеры хотели бы продавать именно сырое молоко, так как имеют благополучное стадо, регулярно проходят все проверки, да и спрос со стороны целевой аудитории на такой продукт есть. Однако законодательно, на высшем уровне, этот вопрос остается открытым», — сетует Ковалёв.

По его словам, в городах-миллионниках есть хороший потенциал к развитию торговли свежими молочными продуктами через автоматы. «Хотелось бы, чтобы сеть молокоматов стояла в Екатеринбурге, Омске, Уфе и других крупных городах — это наиболее перспективные на данный момент направления. Молокоматов там ещё нет, а культура вендинга уже есть, само молоко как продукт будут брать везде, с этим проблем нет», — говорит бизнесмен.

#Офлайн #торговля

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления