[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435","\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u044c","leap","\u0430\u0432\u0442\u043e\u0431\u0443\u0441\u044b","\u043a\u0440\u0443\u0442\u044b\u0435_\u0430\u0432\u0442\u043e\u0431\u0443\u0441\u044b","\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u043e\u0432","\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430","\u0430\u0432\u0442\u043e\u0431\u0443\u0441_\u0434\u043b\u044f_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0435\u0440\u0430","\u043f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443_\u043f\u0440\u043e\u0432\u0430\u043b\u0438\u043b\u0441\u044f_leap"], "comments": 29, "likes": 14, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13542" }
Daria Khokhlova
5 021

Смерть стартапа: Почему закрылся сервис бронирования поездок на комфортабельных городских автобусах Leap

15 сентября 2015 года американский «автобусный» стартап Leap объявил о своём банкротстве. Редакции изданий The New York Times и CityLab рассказали о том, почему стартапу пришлось закрыться.

Leap — стартап, создатели которого пытались переосмыслить подход к поездкам на общественном транспорте. При помощи приложения любой владелец смартфона мог забронировать и оплатить место на приближающемся автобусе или оплатить сразу целый пакет поездок. Каждый автобус, принадлежащий Leap, был оснащен холодильником со снеками, йогуртами и соками. Через приложение можно было заказать себе в поездку кофе или закуску. В качестве топлива автобусы использовали природный газ.

Как отмечает издание The New York Times, жители Кремниевой долины придают большое значение возможности быстро перекусить — именно поэтому практически во всех компаниях непременно можно получить бесплатные снеки, и даже стартапы вроде Leap стремятся предложить своим пользователям фрукты и йогурты. «Наличие снэков для сотрудников и клиентов зачастую является символом больших амбиций компании», — пишет редакция издания.

В офисе платежной компании Square, которой руководит основатель Twitter Джек Дорси, есть собственная кофейня с бариста, где регулярно проходят мастер-классы по приготовлению кофе. В офисе Facebook можно найти стойки с попкорном, рассказывает редактор The New York Times. «В штаб-квартире практически любой компании в Сан-Франциско вы найдёте холодильник с водой Hint».

Основателям Leap удалось привлечь $2,5 млн финансирования от именитых инвесторов Кремниевой долины — в том числе, от фонда Andreessen Horowitz. Стоимость одной поездки на Leap составляла $6 — примерно в три раза дороже, чем поездка на общественном транспорте. «Основной особенностью автобусов Leap была роскошь», — пишет the New York Times. Все автобусы Leap были оборудованы кожаными сидениями, салоны автобусов — отделаны деревом, пассажиры могли воспользоваться Wi-Fi и USB-разъёмами для зарядки своих устройств.

В сентябре проект объявил о своём банкротстве. Заявление о банкротстве компания заполнила в июле 2015 года. После руководство стартапа выставило транспортные средства на аукцион. «Конец, судя по всему, наступил так быстро и неожиданно, что владельцы компании не успели даже опустошить автобусы — в каждом из выставленных на продажу транспортных средств по-прежнему стоял полный снеков холодильник, а также лежали кабели для подключения смартфонов и планшетов к сети».

Leap — один из десятков стартапов, которые потерпели крах в 2015 году. Их смерти широко освещаются в прессе. Умершие стартапы наглядно демонстрируют, где ошиблись их инвесторы и какие технологии пока не нужны сообществу.

По мнению The New York Times, смерть Leap продемонстрировала, что стартапам не стоит рассчитывать на сплоченность технологического сообщества в Кремниевой долине — как это сделал сам стартап и один из других громких проектов, закрывшихся в 2015 году, — сервис для обмена секретами Secret.

«Leap — смелая идея, и она могла бы вырасти во что-то большее. Система общественного транспорта в Сан-Франциско сильно перегружена, а кроме того, ей не хватает финансирования. Успех приложений вроде Uber демонстрирует, что жителям городов нужна возможность сменить общественный транспорт на что-то более удобное и современное», — говорит редактор издания The New York Times.

«Главная проблема Leap заключалась в том, что Leap был разработан технарями для технарей. Во всём — от маркетинга до дизайна — руководители компании старались передать ощущение исключительности тех, кто им пользовался. Для меня очевидно: Leap родился внутри пузыря, и ему не суждено было оттуда выбраться».

Основатель Leap Кайл Киркгофф отказался беседовать с The New York Times. «Многие стартап-смерти остаются загадочными и неизученными, просто потому, что их создатели не желают делиться информацией о том, что пошло не так. Некоторые из них публикуют записи о своих провалах на Medium или в блогах, но и в этих заметках основатели не раскрывают глубинные причины своего провала. Поэтому никто не может точно сказать, от чего умер тот или иной проект», — пишет редактор издания.

Как отмечает автор материала, проблемы Leap начались задолго до банкротства проекта. Сервис запустился в Сан-Франциско в 2013 году. Команда решила использовать для посадки и высадки пассажиров автобусные остановки, хотя лицензии у проекта не было. Стартап моментально стал объектом презрения местных чиновников. В 2014 году Leap пришлось прервать свою деятельность, чтобы получить разрешение на использование автобусных остановок.

После того, как сервис снова заработал, на него обратили внимание мировые СМИ. «Формулировки и уловки, которые руководство Leap использовало для продвижения своего проекта, достойны сериала "Кремниевая долина"», — пишет the New York Times. В интервью изданию TechCrunch Киркгоф назвал Leap «помесью кафе, рабочего пространства и чего-то, похожего на вашу гостиную». Специально для редактора The Verge основатель Leap провёл демонстрацию заказа свежевыжатого сока с помощью приложения Leap.

Одно из американских СМИ также отметило, что ни на одном рекламном материале Leap нет людей старше 35 лет. «Очевидно, руководство пытается показать, что муниципальный транспорт предназначен для пожилых людей». Издание The San Francisco Chronicle заметило, что создатели Leap убрали из автобусов пандусы для людей с ограниченными возможностями, чтобы освободить место для дополнительных сидений.

В мае 2015 года, через два месяца после возобновления деятельности компании, Комиссия по вопросам коммунального обслуживания штата Калифорния направила Leap письмо с просьбой прекратить деятельность проекта — из-за того, что компания возобновила работу до получения официального разрешения от ведомства. Создатели стартапа объявили о новом «коротком перерыве», и на этом работа Leap прекратилась навсегда.

Доход компании за 2015 год составил примерно $21 тысячу. «Это меньше, чем компания заработала на продаже двух своих автобусов уже после объявления о банкротстве», — отмечает редактор The New York Times. Один из автобусов компания продала за $11 100, второй — за $12 100.

Как полагает издание CityLab, причина провала Leap кроется не только в позиционировании проекта, но и в том, что система общественного транспорта в Сан-Франциско на самом деле быстро развивается. В случае с Uber, пишет редактор издания, основным фактором успеха оказалась не готовность жителей городов пересесть с общественного транспорта на что-то другое, а нежелание сферы такси меняться в лучшую сторону.

Uber — это прорыв в сфере такси-перевозок. Leap же не был прорывом в сфере общественного транспорта.

#кладбище #смерть #leap #автобусы #крутые_автобусы #кладбище_стартапов #смерть_стартапа #автобус_для_стартапера #почему_провалился_leap

Статьи по теме
Смерть стартапа: Что погубило сервис перевозок Sidecar
Смерть стартапа: Почему провалился привлекший $340 млн финтех-проект Pay By Touch
Смерть стартапа: Уроки, которые Ричард Брэнсон вынес из провалившихся проектов Virgin Group
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления