[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c","time_out","\u0433\u0435\u043d\u043d\u0430\u0434\u0438\u0439_\u0443\u0441\u0442\u0438\u044f\u043d"], "comments": 89, "likes": 21, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13558" }
Andrey Frolov
12 484

Главред московского Time Out потребовал увольнения части редакции из-за чата о нём

Главный редактор московского Time Out Геннадий Устиян потребовал увольнения почти всей редакции издания после того, как обнаружил отдельный чат, в котором сотрудники обсуждали его в негативном ключе. Об этом сообщает «Афиша Daily».

Обновлено в 12:32. Издатель «Time Out Москва» Олег Горячев рассказал vc.ru, что он поддерживает высказывание Устияна, а слова главреда издания касались лишь «нескольких сотрудников».

Обновлено в 17:55. Геннадий Устиян заявил, что после его высказывания издание покинул только один сотрудник.

Обнаружив секретный чат, Устиян написал в своём Facebook заметку, в которой попросил всю редакцию написать заявления по собственному желанию. В настоящее время это сообщение доступно только для части пользователей.

В частности, Устиян пообещал написать каждому уволенному сотруднику характеристику со словами: «Это прекрасный работник. Правда, он не просит прощения за опоздание на 40 минут и будет в рабочее время вести чатик вашего имени».

На момент написания заметки Устиян не ответил на вопросы vc.ru, опрошенные сотрудники редакции либо отказались обсуждать эту тему, либо были не в курсе событий. Редактор рубрики «Город» Павел Хицкий написал на своей странице в Facebook «прости, я больше не работаю в Time Out, Гена», его сообщением поделилась выпускающий редактор журнала Лариса Пальчинская.

Жена Хицкого Анна Дюшен описала Устияна как человека, «чьи звонки раздавались в нашей квартире раньше будильника и позже того времени, когда вообще прилично кому-то звонить», и рассказала историю рабочих отношений в Time Out.

Поделюсь уже удаленным самим автором постом, чьи звонки раздавались в нашей квартире раньше будильника и позже того времени, когда вообще прилично кому-то звонить. Из-за которого на каждое второе предложение пойти куда-то в выходные мне отвечали отказом, потому что «Я не могу выйти надолго, мне надо постить в соцсети». И который прекрасно понимал, чью природную ответственность и скрупулезность ему удобно эксплуатировать.

Год назад Паша уволился. На его место пришёл другой сотрудник, проработал неделю или две. И вот в одно прекрасное утро раздался звонок от Гены с просьбой срочно найти какие-то новости. Оказалось, что с утра на месте нового сотрудника обнаружилась лишь записка с просьбой никогда его больше не искать (Прикольно, правда? Такое хорошее издание, такой милый главред). Я тогда ехидно спросила, стал бы сам Гена рвать когти ради своего экс-начальника, но мне сказали, что я ничего не понимаю и углубились в компьютер, не допив чашку кофе. Потом Пашу попросили вернуться, и в нашей жизни опять начался TimeOut в формате 24/7. Со всеми вытекающими. Я спрашивала, не пора ли валить. Мне отвечали, что «это одно из последних относительно свободных СМИ, и это оправдывает истеричность начальства». Но — хо-хо — конкретный человек, как обычно, в итоге оказался невыносимее, чем всё государство.

У журналистов не бывает выходных и праздничных дней. Журналисты не стесняются в выражениях. Журналисты могут друг друга послать. Но как-то так повелось, что тусовка всё ещё не очень любит подлость. Истерить, дрючить людей, вынуждать их увольняться, а потом писать в своем уютном фейсбучике, чтобы их не брали на работу — это подлость. И никакой чатик с этим не сравнится.

Извините, Гена, но при таком раскладе переписка пяти калек — самое невинное, что могло произойти в вашем маленьком, но дружном королевстве.

— Анна Дюшен

Бывший редактор Time Out Ксения Морозова на своей странице в Facebook заявила, что никакого «чатика имени кого-то» не существовало.

Друзья, напишу коротко, потому что мне крайне неприятна вся эта ситуация, да и соглашение о конфиденциальности я подписывала.

Первое: не было никакого чатика имени кого-то, была обычная беседа в Facebook на пятерых человек, в которой мы обсуждали рабочие вопросы, помогали друг другу и шутки шутили.

Второе: я уволилась две недели назад из-за ежедневных истерик главреда и оскорблений в мой адрес.

Так что Тime Оut нужна не новая редакция, а врач.

— Ксения Морозова, экс-редактор Time Out

Геннадий Устиян возглавляет журнал «Time Out Москва» с 2014 года. Ранее он был главным редактором российской версии The Hollywood Reporter и Wonderzine, а также работал с Interview, L'Officiel, Glamour и Harper's Bazaar.

Обновлено в 12:32. Издатель «Time Out Москва» Олег Горячев рассказал vc.ru, что он поддерживает заявление Устияна. По его словам, высказывание главреда относится к нескольким сотрудникам, которые составляют менее половины редакции.

Сообщения, которые появились в СМИ вчера и сегодня утром, о якобы увольнении всей редакции Time Out, мягко говоря, преувеличены. Устиян в своем посте не предлагал повальных увольнений, не называл имен. Вообще пост касался далеко не всей редакции, а лишь нескольких сотрудников, участвовавших в истории с чатом. Вот это действительно было. Причем история, согласитесь, детская какая-то. И непрофессиональная. Хотя именно профессионализм тут важен. Геннадий — требовательный редактор. Это только делает ему честь, на мой взгляд. И работает на общее дело, за которое мы оба отвечаем. Поэтому если кто-то в команде становится слабым звеном, и получив разгон, не делает выводов, а начинает заниматься фрондерством, я думаю, их собственным решением должно быть покинуть редакцию. Лично я пост Геннадия в Facebook воспринял именно так. И целиком поддерживаю.

— Олег Горячев, издатель «Time Out Москва»

Обновлено в 17:55. Геннадий Устиян заявил, что после его высказывания издание покинул только один сотрудник.

Пресса, как это часто бывает, раздула и исказила содержание моего поста в Facebook, сообщив, что я уволил половину редакции Time Out. Дело было совсем не так. Я вызвал сотрудников и предложил: а) высказать мне лично все претензии, если они ко мне есть (их не было), б) уволиться по собственному желанию, если я им не нравлюсь в качестве начальника. Мой непосредственный начальник, издатель, это решение поддержал.

После встречи с редакцией один сотрудник написал заявление об уходе, на его место выйдет другой редактор. Все остальные сотрудники не стали писать заявления об уходе и вышли наутро на работу, как обычно. Уволенных мной сотрудников — ноль человек.

Если рядовая планерка в Time Out — повод для новостей, я только рад, обращайтесь!

— Геннадий Устиян, главный редактор «Time Out Москва»

#новость #Time_Out #Геннадий_Устиян

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления