[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": ["\u0432\u0430\u043a\u0430\u043d\u0441\u0438\u0438","\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0430","\u043f\u043e\u0438\u0441\u043a_\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u044b","\u043f\u043e\u0438\u0441\u043a_\u0441\u043e\u0442\u0440\u0443\u0434\u043d\u0438\u043a\u043e\u0432","\u0440\u0435\u043a\u0440\u0443\u0442\u0438\u043d\u0433"], "comments": 29, "likes": 19, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13641" }
Anatoly Burchakov
10 922

Почему работодатели боятся объяснять причины отказа — мнение рекрутёра Facebook

Главный рекрутер Facebook Амбра Бенджамин написала на LinkedIn, почему работодатели не любят объяснять причины отказа в трудоустройстве. Бенджамин считает эту практику достойной сожаления, но оправданной. Редакция vc.ru приводит перевод заметки.

Одна из самых удручающих вещей, которые случаются с людьми, ищущими работу, это фраза: «Извините, но мы решили, что вы нам не подходите». Хуже всего то, что, как правило, за ней не следует никаких пояснений. Бывает, что вы просите как-то обосновать отказ, но от вас просто отмахиваются.

Как рекрутер, могу сказать, что отказывать людям — одна из худших обязанностей в нашей работе. Она очень гнетёт. Поверьте мне: нам так же страшно делать эти звонки, как вам страшно их получать. Мы тоже вкладываем большое количество усилий в процесс вашего трудоустройства. Вы наверняка сможете припомнить несколько компаний или рекрутеров, которые дали себе труд как-то объяснить отказ. Но зачастую в подобных ситуациях приходится сталкиваться с шаблонным ответом, или ещё хуже — с электронным письмом, в котором говорится, что «сообщить вам детали мы не можем».

Вы тратили время, силы и эмоции на прохождение собеседования, и вас в итоге оставляют догадываться о том, что же с вами не так. К сожалению, это не просто жестокий и бессмысленный ритуал. Как и у всех прочих разочаровывающих вещей, у него есть свои причины.

Хотите верьте, хотите нет, но если дать человеку понять, в чем причина отказа в трудоустройстве, возможны правовые последствия. В обществе, которое любит судиться, и особенно после коллективных исков, массово подававшихся в 1990-е и в начале 2000-х годов, компании крайне трепетно относятся к защите своих интересов.

Поэтому многие компании придерживаются строгого подхода — не отвечать на запросы, связанные с причинами отказа. Они не хотят совершать действия, которые теоретически могут плохо сказаться на их имидже. Мысль в том, что соискатели могут усмотреть в обосновании отказа нечто, чего в нём на самом деле нет, и сделать далеко идущие выводы. Расстроенный человек способен выдвинуть потрясающие обвинения, основанные на нехитрых словах рекрутера: «Команде показалось, что вы не впишетесь».

Дискуссию о том, почему сама концепция «вписывания в команду» чудовищна, отложим на другой раз.

С правовой стороной вопроса всё понятно. Помимо этого, есть точка зрения рекрутера: комментарии о причинах отказа могут привести на скользкую дорожку. Эти комментарии могут быть чрезвычайно субъективными. Разумеется, что в случаях с собеседованиями, например, программистов бывает проще указать на конкретные неверные ответы. Но и в таких ситуациях нет никаких гарантий, как человек это воспримет.

Некоторые соискатели писали мне электронные письма, к которым прикладывали многие страницы кода, и доказывали свою правоту. Я пересылала код разработчикам и получала ответ: «Не. Всё равно неправильно».

Есть много факторов, от которых зависит возможный отказ человеку в трудоустройстве. Многие из этих факторов не входят в число вещей, которые соискатель хотел бы услышать. По моим наблюдениям, когда я всё-таки комментирую выступление кандидата на собеседовании, в девяти случаях из десяти, он становится в защитную позицию и начинает доказывать мне, что выглядел гораздо лучше, а собеседовавший его сотрудник был в чём-то неправ.

Каждую неделю мы сообщаем об отказе большому количеству соискателей. И если каждому объяснять, в чём дело, можно потратить впустую очень много времени. Скажу так: если кандидат кажется нам разумным и профессиональным взрослым человеком, мы зачастую намекаем ему, что пошло не так. Особенно охотно мы это делаем в тех случаях, когда полагаем, что соискатель может поработать над собой и прийти к нам в другой раз.

К сожалению, немногие соискатели умеют правильно реагировать, когда узнают о причинах отказа. Возможно, причина — в общественной культуре, раздающей многочисленные трофеи проигравшим командам. Возможно, тешившие свои комплексы родители взрастили в нас непомерное эго. А может быть кто-то просто слишком много раз смотрел фильм «Бойлерная».

Вести с кандидатами разговоры о том, правильно или нет отказывать им в объяснениях, это просто неразумная трата времени. В технологическом секторе дела так плохи, что многие компании не раскрывают фамилии собеседующих сотрудников, так как были случаи, когда получившие отказ соискатели начинали терроризировать в интернете людей, проводивших с ними интервью.

При этом у соискателей есть неограниченные возможности разглагольствовать в Twitter, строчить трактаты на Medium и жаловаться в Glassdoor. Я понимаю, как огорчаются люди, которым отказывают в трудоустройстве без объяснения причин. Просто стоит иметь ввиду: в этом виновато шумное и непрофессиональное меньшинство — это оно лишило всех остальных возможности узнавать, почему их не берут на работу.

Так что если вдруг вы обнаружите себя в нетипичной ситуации, когда рекрутер объясняет, в чем проблема и советует, что надо сделать, просто скажите: «Спасибо за фидбэк».

#вакансии #работа #поиск_работы #поиск_сотрудников #рекрутинг

Статьи по теме
Какие вопросы стоит использовать рекрутеру, чтобы выявить нужные черты характера в соискателе
Что рекрутер замечает в резюме за первые 20 секунд его изучения — рассказ руководителя по найму Facebook
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления