[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0432\u044c\u044e","viber","\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440\u044b"], "comments": 42, "likes": 19, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13698" }
Anatoly Burchakov
10 524

«Viber до сих пор считается в Израиле мессенджером мафии»

Операционный директор Viber Майкл Шмилов о российском рынке, доходах от стикеров и взаимодействии со спецслужбами

Поделиться

В избранное

В избранном

Операционный директор Viber Майкл Шмилов рассказал в интервью vc.ru о работе московского офиса компании, доходах от продажи стикеров и о взаимодействии с российскими спецслужбами.

В 2014 году Viber открыл московский офис. Сколько там сейчас работает человек, чем они занимаются?

Мы открыли офис в Москве и пригласили Евгения Рощупкина возглавить Viber в России, наняли местную команду для развития Viber в вашей стране. Сейчас в московском офисе работают восемь человек. Команда помогает развивать сотрудничество с локальными партнерами.

Фото: Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

Там ведется разработка локальных наборов стикеров?

В том числе. Мы работаем с российскими креативными агентствами для создания адаптированного и по-настоящему локального контента, который отражает российскую культуру и создается на русском языке, это не только стикеры, но и паблик-чаты, интерфейс приложения.

Мы стремимся, чтобы приложение говорило с пользователем на одном языке, чтобы оно было удобным и отвечало запросам пользователя. Мы хотим обеспечить пользователям возможность общаться и развлекаться с помощью Viber. Важно, чтобы пользователи не только устанавливали, но и постоянно пользовались нашим сервисом.

Из других инициатив можно отметить игры, в которые мы стараемся привнести разнообразный контент. Игры просто адаптируются, но в планах у нас — сотрудничество с российскими производителями.

Контент глобальных паблик-чатов российских пользователей практически не интересует, они предпочитают паблик-чаты прежде всего российских медийных площадок.

Какие у вас впечатления от взаимодействия с российскими разработчиками?

Мы сейчас общаемся со многими компаниями, ищем игры, которые будут актуальны среди россиян. Мы только начали этот этап, в России много хороших компаний, и есть большие перспективы на развитие в будущем году.

Расскажите о маркетинговых активностях: что у вас работает, а что нет?

Очень хороший результат показывает работа с контентом в приложении. Это стикеры, партнерство по паблик-чатам, которые дают пользователям возможность получать интересный контент. Это увеличило процент пользователей, которые заходят в приложение ежедневно.

Если говорить о классическом маркетинге, прежде всего мы работаем на мобильных платформах и продвигаем новые сервисы Viber, что приносит нам высокий результат. Мы активно работаем над развитием интереса аудитории к сервису. Например, для молодой аудитории, которая интересуется дизайном, мы уже дважды проводили глобальный конкурс дизайнеров Sticker Fingers.

В первом состязании участникам было предложено создать персонажа для Sticky Fingers. Первый конкурс, проводившийся совместно с креативной платформой Talenthouse, собрал тысячи заявок из более чем 100 стран мира, поставив рекорд в качестве одной из самых успешных кампаний по продвижению бренда на Talenthouse.

Победитель, Стас «drawkman», получил возможность поработать с креативной командой Viber в Тель-Авиве. Благодаря подобным инициативам, мы получаем не только новых пользователей, но и вносим свой социальный вклад: победитель нашего конкурса получает доход и опыт работы с Viber. И если первый раз мы выбрали одного победителя, то теперь их уже пять. Кстати, в первом конкурсе выиграл дизайнер из России, а во втором два из пяти дизайнеров-победителей — россияне.

Рекламой на ТВ мы не занимаемся, так как наша аудитория все меньше смотрит телевизор, и все больше времени проводит, потребляя мобильный контент.

Насколько успешно работают паблик-чаты? Каков механизм взаимодействия со знаменитостями, как вы привлекаете их к участию?

До недавнего времени пользователи общались только в закрытых диалогах, и паблик-чаты создают новый социальный опыт. Продукт получил отличный старт, мы даже не ожидали такого массового охвата. Например, в России около 2,5 миллиона пользователей регулярно посещают чаты и ставят лайки, а количество подписчиков превысило уже 12 миллионов. И это только в период бета-тестирования.

Практически все чаты уникальны и демонстрируют, насколько SMM может быть оригинальным. Чат Maxim — это настоящий онлайн-спектакль, где герои журнала и главный редактор в шутливой форме общаются друг с другом. Есть чат российского MTV, где можно увидеть как планируются эфиры, мероприятия — фактически живой бэкстейдж музыкального телеканала с участием Яны Чуриковой.

Где-то чаты используются для интервьюирования интересных спикеров, так, например, делает The Village в своем чате. Есть чаты для любителей гаджетов, для зрителей Comedy Club, читателей журнала Esquire и много других.

В этом году продукт будет дорабатываться. До сих пор мы учились, смотрели. Буквально через несколько месяцев паблик-чаты получат логичное развитие.

Какое?

Пока не могу рассказать всего, но могу сказать, что любой человек сможет открыть свой паблик-аккаунт и чат. Будут варианты для бизнеса, не обязательно для большого, возможно, паблик-чаты станут отличной платформой и для малого бизнеса. Общение с покупателями, с аудиторией выйдет на новый уровень.

Что вы намерены делать для наращивания отрыва от WhatsApp и «ВКонтакте» в России?

Для увеличения популярности мессенджера мы используем интегрированный подход, суть которого в том, чтобы предложить клиенту максимальный комплекс функций. Стикеры, паблик-чаты, возможность передачи голосовых сообщений делают мессенджер привлекательным для молодой аудитории, заинтересованной в использовании смартфона для общения и развлечений.

Возможность передавать различные форматы файлов и использовать Viber на любом устройстве привлекает бизнес-аудиторию. Сложно выделить один инструмент, который обеспечивает продвижение мессенджера в целом. Вероятнее всего, главный драйвер роста — как раз в комплексном подходе в работе с аудиторией.

Кого Viber рассматривает как своих основных конкурентов?

Мировой рынок OTT-технологий активно развивается. Мы считаем, что конкуренция стимулирует развитие, и мы намерены снабдить Viber наиболее широким набором функций среди всех мобильных приложений связи.

Как я уже говорил, паблик-чаты — это первый шаг к полнофункциональной мобильной коммуникационной платформе. Кроме того, Viber не раз становился самым популярным приложением в России не только среди мессенджеров.

Какую долю доходов Viber составляют доходы от стикеров? Насколько это успешное направление бизнеса?

Около 25% от дохода. Интересно, что мы получаем доходы не только от продажи стикеров пользователя — ведь мы сотрудничаем с глобальными компаниями, чтобы продвигать их бренды и находить им воплощение в виде стикеров. Кейс, который мы ставим в пример, — с брендом Coca-Cola. Всего за время праздников в 2015 году набор стикеров скачали 2 миллиона пользователей, а поделились им более 20 миллионов раз.

В этом году мы решили применить новый алгоритм, который дает возможность не просто поделиться стикерами, но и, с согласия пользователя, пригласить его в чат бренда. Таким образом бренд получил моментальный гарантированный контакт с мобильной аудиторией и более миллиона лояльных читателей, с которыми можно работать.

Насколько активно люди пользуются платными звонками?

Платные звонки растут, я не хочу говорить о процентах. Это бизнес, который мы продолжаем усиленно развивать. В большинстве случаев люди звонят за границу, местные звонки используют гораздо реже. Мы работаем над тем, чтобы качество услуг улучшалось, а соотношение цены и качество для пользователя были оптимальными.

Цифры не назовете?

Могу только сказать, что звонки по-прежнему занимают первое место в структуре доходов во многих странах.

Сейчас в России, да и не только, ведутся дискуссии о законодательном регулировании мессенджеров. Московский офис Viber как-то участвует в этих разговорах?

Мы внимательно следим за изменениями в законодательстве. Представители российского офиса участвуют в круглых столах и форумах и обсуждают также наши алгоритмы борьбы со спамом, так как именно спам является предметом активных дискуссий в последнее время.

Какова позиция Viber в целом? На какие уступки компания готова пойти в отношении попыток государств контролировать мессенджеры, а на какие нет?

Приведу пример, который недавно вспоминал наш креативный директор Эрез Шохер, когда приезжал недавно в Россию. Viber до сих пор считается в Израиле мессенджером мафии, потому что во всех интервью они говорят, что пользуются им, так как даже израильские спецслужбы не могут его прослушать. Да и Ксения Анатольевна [Собчак] в разговоре с нами упоминала, что на Болотной и проспекте Сахарова она и ее окружение пользовались Viber.

Что касается предоставления информации, то мы не храним ее на серверах, она хранится на устройствах пользователей. Нам просто нечего предоставить при запросе. В России же мы храним лишь никнеймы и номера телефонов местных пользователей.

Вам наверняка приходят от российских правоохранительных органов запросы на раскрытие той или иной информации пользовательской. Приходят же?

Честно говоря, не приходят. Но я могу ответить глобально. Иногда подобные запросы приходят. Существуют специальные документы, которые соответствующие службы должны предоставить, акты. Только так мы можем сказать, был ли такой пользователь в нашей базе или нет, общался ли и когда общался. Но что касается переписок, как я и говорил, у нас их нет.

Я правильно понял, что таких прецедентов, чтобы обращались российские спецслужбы, не было вообще?

Не было.

Как строятся отношения Viber с российскими операторами сотовой связи? Генеральный директор «МегаФона», например, говорил, что мессенджеры работают в «серой зоне» и их надо регулировать.

Честно говоря, мы общаемся со всеми операторами, кроме «МегаФона».

Почему?

Мы рассматриваем всех операторов как партнеров. Мы создаем для операторов оптимальные условия для увеличения интернет-трафика. По информации J'son & Partners Consulting, опубликованной летом 2015 года, доля SMS-трафика у мобильных операторов падает. Это продиктовано развитием самого рынка интернет-коммуникаций в целом в мире. Сейчас почти каждый владелец смартфона общается с родными и близкими через какой-либо мессенджер. Доход от интернет-трафика будет неуклонно расти, и мы в том числе вносим свою долю в рост дохода операторов.

Мы общаемся с операторами по собственной инициативе. Как нашим, так и их пользователям нужно, чтобы было хорошее качество связи, хорошие услуги. Мы вместе над этим работаем. Мы сотрудничаем для улучшения соотношения цены и качества.

Что делает Viber для борьбы со спамом?

В этой сфере мы уже многое сделали, и это заметно. То, что иногда отражается в нашей статистике как спам, на самом деле может оказаться, например, информацией от учительницы, которая рассылает новости родителям. Поэтому всегда есть какие-то сложности, но мы с этим боремся.

Мы не показываем просто так сообщения от тех, кого нет в вашем списке контактов, и за счет этого пользователи могут сразу их заблокировать. Мы быстро реагируем на это и блокируем аккаунт спамера. Интересно то, как мы начинаем смотреть на пользователей и создаем определенные сети, где сможем находить спамеров заранее, еще до того, как они выслали спам. Это позволяет нам быстрее блокировать спамеров.

Не так давно президент РФ поручил обеспечить равные условия ведения деятельности для российских и зарубежных компаний, в частности обсуждается вопрос о введении НДС для услуг, которые продают в Google Play, App Store и так далее. Как это может сказаться на российском бизнесе Viber?

Поживем — увидим, как будет решен этот вопрос. В любом случае, бизнес не состоит только из продаж через через Google Play и AppStore, он намного шире. Мы работаем с локальными и глобальными компаниями, так что не видим в этом ничего страшного.

У вас наверняка есть некий плановый показатель по приросту пользователей. Оцените прогресс, который происходит в России в этом смысле. Довольны ли вы темпом роста числа пользователей, доходностью?

В последнее время мы занимаемся расширением аудитории, поэтому доход не был для нас важен. Могу сказать, что за последний год мы выросли более чем на 50%, мы очень этим довольны, и Россия на сегодняшний день — одна из ведущих стран для нашей платформы. Если говорить о цифрах, то на момент открытия российского офиса у нас было 25 миллионов зарегистрированных пользователей.

Недавно мы удвоили это количество, а сейчас приближаемся к 60 миллионам. В мире нас уже 711 миллионов.

Сформулирована ли в компании некая цель для российского рынка?

Мы не смотрим на абсолютное число, мы смотрим на соотношения. Мы хотим, чтобы пользователи чаще заходили в наше приложение, для нас это самый важный индикатор. За последний год он значительно вырос, и мы стремимся увеличить его еще сильнее.

#Интервью #viber #мессенджеры

Статьи по теме
Путин поддержал регулирование личных данных граждан и налог на иностранные приложения
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления