[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Саша Мураховский", "author_type": "self", "tags": ["\u0442\u0440\u0435\u043d\u0434\u0441\u0435\u0442\u0442\u0435\u0440\u044b","\u0438\u0441\u0441\u043b\u0435\u0434\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435","\u0434\u0438\u0441\u043a\u0440\u0438\u043c\u0438\u043d\u0430\u0446\u0438\u044f"], "comments": 36, "likes": 15, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13724" }
Саша Мураховский
6 889

«На руководящих должностях всегда мужчины — это норма жизни»

Придёт ли конец половой дискриминации в бизнесе

Поделиться

В избранное

В избранном

Из 94 тысяч судебных исков в США за 2014 год треть касалась расовой или половой дискриминации. Обозреватель vc.ru рассказывает, как компании борются с нею — или, по крайней мере, говорят об этом.

В 2012 году Ани Чопурян выиграла судебное дело и получила $125 млн от клиники, в которой раньше работала. Там Чопурян неоднократно оскорбляли по расовому и половому признаку

Самым первым упоминанием половой дискриминации называют книгу Левит — третью книгу Пятикнижия Моисея. В 27 главе приводится диалог Моисея и Бога, где последний называет оценку обета посвящения души Господу — 50 сиклей мужчине и 30 сиклей женщине.

Основной причиной разницы в оплате труда мужчин и женщин всегда было образование. Точнее — его недостаток. До середины 20 века во многих странах мира женское образование считалось необязательным. В древнем Риме к образованию имели доступ только женщины высшего общества. В Китае до конца 1950 годов процент необразованных женщин составлял 90%. Впрочем, даже сейчас 2/3 необразованного населения в мире составляют женщины, а гендерные стереотипы всё еще не ушли в прошлое.

Ученые Фрэнсин Бло и Лоуренс Кан отмечают эту проблему. В своём исследовании они оценили разницу в зарплатах между мужчинами и женщинами с середины 20 века и до сегодняшнего дня. В середине 20 века оправданием разницы в зарплатах считался недостаточный уровень образования женщин. Но несмотря на то, что в современном обществе оба пола получают одинаковое образование и навыки, средний уровень зарплат женщин всё равно остаётся ниже.

Пытаясь найти причину, Бло и Кан исследовали многие факторы: изменения в зарплатах в зависимости от индустрии, возможный недостаток квалификации и оценки SAT — академический тест для приема в вузы США. Пока не обнаружили основную причину — недостаток женщин на управляющих должностях.

Для ликвидации разницы в зарплатах на управленческих должностях в STEM-индустрии (наука, технологии, инженерия и математика) должны появиться женщины.

Цитата из исследования Бло и Кана

Важной причиной исследователи называют и сложившуюся культуру, в которой целью мужчины считается заработок денег, а женщины — работа по дому и рождение детей. В исследовании находятся подтверждения тому, что на работе женщин всё еще дискриминируют из-за материнства. Наиболее сильно это проявляется в азиатских странах. Несмотря на существование строгого законодательства, 62% японских женщин после рождения ребёнка увольняются с работы, а не берут декрет. В Японии даже есть термин matahara, который означает дискриминацию в компании вследствие материнства.

В США — одной из наиболее толерантных стран мира — ситуация обстоит иным образом, так как не только законодательство, но и сами работодатели поощряют многообразие. Недавно это еще раз доказала компания Slack, которой принадлежит одноимённый корпоративный мессенджер.

8 февраля компания получила награду издания TechCrunch как самый быстрорастующий стартап. Чаще всего за наградой на сцену выходит основатель или глава компании. В случае Slack — Стюарт Баттерфилд. Но вместо него на сцену поднялись четыре чернокожих женщины. «Мы инженеры [Slack], и у меня здесь уже подготовлена небольшая речь», — сказала Кине Камара, одна из них.

За несколько дней до получения награды в блоге Slack появился отчет о расовом и половом многообразии компании. Согласно отчету, количество женщин в инженерном отделе выросло с 18% до 24%, но процент женщин-управленцев сократился с 45% до 43%. Количество представителей ЛГБТ выросло с 10% до 13%. «Так как мы всё еще маленькая компания, каждый человек, которого мы нанимаем, влияет на эти данные», — представители компании словно оправдываются за то, что прикладывают недостаточно усилий.

В конце отчета говорится о «длинной дороге впереди и что одних разговоров недостаточно». В случае Slack эти слова подкреплены действиями — западные издания отмечают, что большинство компаний не уходят дальше пустых обещаний.

Успеху Slack сопутствовали много вещей, не в последнюю очередь — расовое многообразие. Оно улучшает корпоративную культуру. Хотя его можно трактовать двояко, мы знаем, что в инженерном отделе Slack 9% чернокожих женщин, четверо из которых стоят сейчас на сцене. И мы самый быстрорастущий стартап корпоративного ПО за всю историю, поэтому...

Кине Камара

Слова Камара подтверждаются исследованием Института мировой экономики Питерсона. Исследователи наблюдали за 22 тысячами компаний в 91 стране с целью найти зависимость между количеством женщин на управленческих позициях и прибыльностью предприятия.

«Наше исследование показало, что рост количества женщин на позициях руководителей и CEO важен. Но наибольший эффект в прибыли компании даёт рост процента женщин-лидеров среднего звена», — сказал глава исследования Стивен Хоув.

Исходя из результатов исследования, женщин на управленческих позициях практически нет. В 60% исследуемых компаний не было ни одной женщины в совете директоров, в 50% — ни одной в числе топ-менеджмента. Отыскать CEO женского пола оказалось еще сложнее. Из 22 тысяч компаний всего 5% подошли под этот критерий.

В то же время исследователи заметили, что введение определённой квоты на количество женщин в компаниях никак не сказывается на эффективности. В качестве примера приводят Норвегию — с 2002 года в стране действует закон, согласно которому не меньше 40% совета директоров любой компании должны быть женщины. Исследование Мичиганского университета показало, что после введения закона общая стоимость норвежских компаний упала на 2,6%. В стране его негласно прозвали «законом золотых юбок» (golden skirts).

В силу большей консервативности в России проблема половой дискриминации на работе стоит острее. В сборнике статей «Дискриминация на рынке труда города Москвы» МГУ приводится исследование Е. Третьяковой. В рамках исследования Третьякова опросила сотрудников различных компаний о том, кто должен находиться на руководящей должности.

55% респондентов отмечают, что у руля их компании стоит мужчина. «На руководящих должностях всегда мужчины — это норма жизни» — самый распространённый ответ.

Однако в ИТ-компаниях ситуация обстоит иначе. В этом секторе стереотипное мышление влияет на подбор сотрудников не так сильно. Многие респонденты отмечают, что их начальниками часто оказываются женщины или количество женщин и мужчин примерно равно. «У нас фифти-фифти. Если брать топ-менеджмент — три мужчины и три девушки», — говорит один из респондентов.

В этом же исследовании Третьякова отмечает, что с приходом на должность руководителя женщины, менеджерский состав «также начинает феминизироваться».

На руководящих должностях много мужчин и практически всех это устраивает. На вопрос Третьяковой «Кого бы вы хотели видеть в качестве своего начальника» большинство респондентов отвечают — мужчин. На просьбу мотивировать, отвечают: «с мужчинами-руководителями проще» или «в качестве начальника хотел бы мужчину — его легче понять». Нередко отмечают и излишнюю эмоциональность женщин — «женщины очень эмоциональны, а мужчины более сдержаны, к тому же, женщины необъективны».

Лишь в двух случаях респонденты ответили, что предпочли бы женщину-руководителя. «Лучше, чтобы начальником была женщина. Я им [мужчинам] не доверяю по жизни», — ответила одна из них — женщина, работающая в сфере финансов.

Из-за желания видеть своим руководителем мужчину, формируется рабочая атмосфера компаний. И несмотря на большую толерантность в ИТ-сфере, паттерн нетерпимости к женщинам присутствует и здесь. В США отмечают тревожный тренд — многие женщины покидают работу в ИТ-индустрии, объясняя это плохим отношением к ним в коллективе.

В 2008 году издание Harvard Business Review провело исследование, согласно которому 50% женщин, работающих в научной, инженерной и технологической отраслях, со временем уволятся из-за враждебного к ним отношения в коллективе. Через 6 лет HBR еще раз провели это исследование и его результаты практически не изменились. Большинство опрошенных женщин отмечают, что есть три причины, почему они прекращают карьеру: мужской коллектив, чувство изоляции и отсутствие четкого карьерного пути.

В то же время компании сталкиваются с дилеммой. Если сотрудник мужского пола плохо выполняет свою работу, его можно уволить без последствий. Если женщина — то высока вероятность получить обвинения в дискриминации. Примерно так же ситуация обстоит с расовой дискриминацией. Журнал Fortune отмечает, что в списке Fortune 500 только 23 CEO афроамериканца, азиата или латиноамериканца. Но редактор журнала Клэр Зиллман даже не рассматривает возможности того, что виной этому может быть не дискриминация, а недостаточная компетентность других кандидатов.

В начале февраля глава Google Сундар Пичаи получил самый большой бонус в истории компании — $199 млн

Как только появляется малейший повод уличить компанию в дискриминации, это тут же происходит. Наиболее «лёгкий» вариант — шквал критики в социальных сетях, наихудший — судебное дело. Под раздачу попадают все: начиная с маленьких компаний и заканчивая Microsoft или McDonald's. Суммы компенсаций могут исчисляться миллионами. В конце 2015 года индийская женщина подала в суд на лондонскую ИТ-компанию за то, что босс назвал её «соблазнительной танцовщицей из индийской мифологии» и делал недвусмысленные сексуальные намёки. Она требует компенсацию в 1 млн фунтов стерлингов.

Кому-то шумиха вокруг дискриминации может показаться излишней, другие считают её обязательным этапом в борьбе за равные права. Но странность связанных с ней скандалов иногда превышает нормы. Чтобы подчеркнуть это, нью-йоркская предпринимательница Арва Мадави создала шуточный сайт Rent-A-Minority. На нём предлагается услуга аренды «радостной цветной женщины», «улыбающейся мусульманки», «интеллектуального черного парня» или представителя смешанной этнической группы. Шуточный сайт стал популярным после освещения его прессой, а форму заказа заполнили сотни человек.

Rent-A-Minority создан для тех ситуаций, когда вашей компании нужно показаться на публике, а вся делегация состоит из белых мужчин. Пятый год подряд.

Информация с сайта Rent-A-Minority

Многие сходятся во мнении, что о вопросе неравенства и дискриминации говорится гораздо больше, чем делается. Возможно, несмотря на неоднозначный норвежский закон, показывать пример должен не бизнес, а правительство. Как, например, премьер-министр Канады Джастин Трюдо. Придя на пост в конце прошлого года, он представил новый кабинет министров. В него вошли четыре сикха, бывший астронавт и два человека с ограниченными способностями. 15 из 30 министерских портфелей были отданы женщинам. «Потому что это 2015 год», — объяснил Трюдо избирателям.

#Трендсеттеры #исследование #дискриминация

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления