[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Саша Мураховский", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u043b\u0430\u0433\u043e\u0442\u0432\u043e\u0440\u0438\u0442\u0435\u043b\u044c\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c","\u043c\u0430\u043b\u044b\u0439_\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441","\u0438\u0434\u0435\u0438_\u0434\u043b\u044f_\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441\u0430","\u043d\u0438\u0433\u0435\u0440\u0438\u044f"], "comments": 38, "likes": 26, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13793" }
Саша Мураховский
17 664

«Я просто хочу спасти свою страну»

Как программистка из Нигерии превратила одну из проблем своей страны в бизнес

Поделиться

В избранное

В избранном

Нигерия богата нефтью, но большинство граждан живут примерно на $2 в день. В стране высокий уровень преступности, низкий уровень жизни и огромное количество небольших поселений, которые живут обособленной жизнью. Такие поселения сталкиваются с еще одной проблемой — эпидемией водного гиацинта. Это растение, которое размножается с невероятной скоростью, блокирует водные пути и убивает рыбу, тем самым лишая жителей поселений основного вида деятельности.

Обозреватель vc.ru поговорил с Аченьо Идачаба — программисткой из Нигерии, построившей успешную карьеру в США. Несколько лет назад она бросила работу в Exxon Mobil и вернулась в Нигерию, чтобы решить одну из серьёзных проблем своей страны — эпидемию водного гиацинта.

Размножаясь, водный гиацинт практически полностью блокирует возможность передвигаться по воде

В языке йоруба, на котором говорят в юго-западной Нигерии, есть слово gbeborun. Приблизительным аналогом на русском языке могут быть «сплетни» или «слухи». Этим словом жители поселения Макоко называют водный гиацинт — растение, которое, по их мнению, как и сплетни разрушающим образом влияет на жизнь людей.

Водный гиацинт — больная тема в Нигерии, это видно и по другим его названиям. В некоторых поселениях его называют «бабангида» с отсылкой на нигерийского президента Ибрагима Бабангиду, который в 90-х годах устраивал массовые чистки мирного населения. Там, где находится дельта реки Нигер, гиацинт называют «абиола» в честь Мошуда Абиолы — нигерийского бизнесмена, который практически стал президентом Нигерии. Однако результаты выборов были отменены, а военный режим посадил Абиолу в тюрьму.

На языке народа игала, который занимается рыбной ловлей, сильно привязан к водным ресурсам и больше других страдает от эпидемии гиацинта, растение называют A Kp'iye Kp'oma. Дословный перевод — «смерть матери и ребёнку».

Первые упоминания гиацинта встречаются в местных газетах 1982 года. В статьях рассказывают о «траве, которая быстро распространяется и парализует рыбную индустрию». Распространяется гиацинт действительно очень быстро — с момента первого упоминания и до сегодняшнего дня он успел поразить практически все водные угодия Нигерии. Если быть точнее, то из-за растения бедствуют 20 из 36 штатов Нигерии.

Считается, что в Нигерию растение попало из города Порто-Ново в Гвинейском заливе. Водный гиацинт приспособлен только к пресной воде и лучше всего размножается в тёплом климате. В 1982 году нигерийцы посчитали с какой скоростью — из 10 растений за 9 месяцев выросло 655 тысяч.

Проблема в том, что стебель водного гиацинта довольно толстый, а корни уходят под воду. Размножаясь, растение покрывает всю поверхность воды и затрудняет, а иногда и полностью блокирует передвижение судов. Из-за толстого стебля и безграничных площадей зарослей рубить гиацинт вручную практически бесполезно.

Согласно исследованиям Программы ООН по окружающей среде, из-за эпидемии более 10 000 нигерийских рыбаков уже лишились своих работ, еще 10 000 лишатся её в ближайшем будущем. Стоимость услуг водного транспорта выросла на 300%.

От гиацинта страдает и окружающая среда. Размножаясь, растение блокирует процесс фотосинтеза и уменьшает уровень кислорода в воде. В результате рыба и другие растения погибают.

По мере своих скромных возможностей нигерийцы борются с этой проблемой. Растение можно использовать для получения биогаза, кормить животных, рыбу, использовать в медицине. Но, чаще всего, такие проекты не уходят дальше теоретической стадии.

Всё упирается в деньги. Проблеме подвержены небольшие поселения, следовательно, денег на использование специализированной техники у них нет. Раньше в США для борьбы с водным гиацинтом использовали Florida Airboat. Это модифицированные моторные лодки, которыми растение направляют к берегу, где его собирают и уничтожают. В Нигерии нет ни одной такой лодки.

С растением можно бороться и с помощью химии. Хотя мертвые растения всё равно мешают рыбной ловле и транспортировке, но это лучше, чем ничего. Но с 1987 года, когда на рассмотрение государства были отправлены первые проекты по химической борьбе с растением, ситуация только ухудшилась. Поэтому программистке из США с нигерийскими корнями пришлось искать другой способ бороться с эпидемией.

Аченьо Идачаба родилась в США в семье выходцев из Нигерии. Она закончила Корнельский университет и 11 лет проработала компьютерным инженером и бизнес-аналитиком в Exxon Mobil. Её всегда тянуло на родину в Нигерию: «Мои родители вложили в меня мысль о лучшей Нигерии, которую я могла бы помочь создать».

Аченьо Идачаба на конференции TED

В Нигерию Идачаба возвращалась с мыслью сделать не только полезное дело, но и превратить его в бизнес. Её внимание привлекла проблема с водным гиацинтом. Она сразу отмела сложные решения. Налаживать процесс химической борьбы слишком долго из-за государственного регулирования. Бороться с проблемой с помощью техники тоже нельзя — не хватало денег.

Я проводила исследования, пытаясь найти выигрышную для всех ситуацию. Был лишь один вопрос — как мотивировать людей самостоятельно бороться с водным гиацинтом?

Стоит сказать, что во многих развитых странах водный гиацинт используют в качестве абсорбента — он поглощает инсектициды, фосфаты и никель. Часто его используют и как декоративное растение для аквариумов. Но если сделать из растения сырьё для биогаза — слишком масштабная идея для нигерийской предпринимательницы, то применять его в качестве декоративного украшения для аквариумов, наоборот, не принесёт достаточного эффекта. «Мы проводили несколько других экспериментов. Результат выглядел многообещающе, но пока все упирается в деньги», — говорит Идачаба.

Поиски идеи продолжались до тех пор, пока Идачаба не наткнулась на статью о том, что водный гиацинт часто используют в рукоделии. Из высушенных стеблей получаются прочные и податливые верёвки, из которых затем плетут различные изделия. Предпринимательница решила, что концепция выгодна всем — жители местных деревень могли бы собирать растение, сушить его, создавать вещи и продавать. Если бы бизнес-модель стала успешной, то жители не только смогли бы избавиться от гиацинта, захлёстывающего реки Нигерии, но и заработать на этом.

Корзины из водного гиацинта

По словам Идачаба, она была готова к проблемам с открытием бизнеса в Нигерии, но в реальности их оказалось еще больше. Главными преградами стали частые перебои с электричеством и отсутствие информации. «В США я привыкла к тому, что есть ответ на любой вопрос. В Нигерии мне пришлось потратить невероятное количество времени на поиск самых простых ответов», — говорит предпринимательница.

Главную роль в идее Идачаба играло сообщество. По её задумке, во всех стадиях производства могли участвовать жители деревень. Они могли собирать гиацинт, сушить его, изготавливать исходный материал и создавать изделия. Но договориться с жителями деревень не так просто. Во-первых, присутствует языковой барьер, во-вторых, жители нигерийских трущоб, чаще всего, держатся обособленно от остальных и не приветствуют тех, кто пытается вмешаться в их быт.

Для знакомства с сообществом Идачаба объединилась с участниками Project 360 — проекта университета Лагоса. Цель Project 360 была схожей с желаниями предпринимательницы — помочь небольшим деревням побороть эпидемию водного гиацинта. Проект не был успешен и находился на стадии теории, но у его участников были знакомства среди жителей поселения Макоко.

Так Идачаба познакомилась с баале Макоко Раймондом Акинсемоином. «Баале» на языке йоруба означает «вождь». Вождю Макоко идея понравилась — почти вся деятельность сотни тысяч жителей связана с портовым городом Лагос, с которым они сообщаются по заливу Бенин.

Первые уроки с женщинами племени проводили прямо в усадьбе вождя. Идачаба и её единомышленники учили их как собирать растение, сушить и превращать верёвки в ремесленные вещи.

По словам Идачаба, начинали с малого — плели браслеты и небольшие шкатулки для украшений. Сначала обучались всего 20 девушек. Но посетив деревню снова через несколько месяцев, Идачаба удивилась — ученицы самостоятельно начали плести новые вещи: рамки для фотографий, ручки, пепельницы — и пригласили в класс своих знакомых.

Полный курс обучения занимает несколько месяцев. «Мы проводим экспресс-обучение основам в течение двух недель, а потом ученицы работают», — говорит Идачаба.

Для продажи продукции и налаживания обучения в других поселениях Нигерии была создана компания Mitimeth. Хотя Идачаба и признаёт, что им не хватает профессионалов, она не собирается изменять своим принципам — все изделия создают только жители поселений, которые нуждаются в деньгах и работе. Обучиться плетению может любой, нужно лишь прийти в специально оборудованные классы. Спустя два месяца ученики уже умеют плести сумки, обувь и корзины. Оплата сдельная — за количество созданных изделий.

Продукцию MitiMeth пока нельзя купить за пределами Африки. Компания продаёт изделия на своём сайте (доставка только по Нигерии) и сотрудничает с несколькими розничными сетями в Африке. Изделия из водного гиацинта недорогие. Подставки для посуды стоят 1 500 найр ($7), чехол для ноутбука или планшета — $38. Дороже всего обойдётся женская сумка из кожи и гиацинта — $150.

MitiMeth — некоммерческая организация, которую Идачаба в будущем планирует развить в прибыльный бизнес. «Мы создаём изделия внутри страны, продаем их здесь же и обучаем жителей делать то же самое. Для коммерческого успеха на рынке мы должны быть гораздо больше».

Когда бизнес-модель будет доведена до устойчивого состояния, Идачаба планирует вывести MitiMeth на рынки других стран. Согласно отчету Программы ООН по окружающей среде, водный гиацинт является проблемой в еще 50 странах тропических и субтропических поясов мира. «Такое использование гиацинта стало откровением для жителей прибрежных общин, — говорит Идачаба. — И в будущем я бы хотела помочь и другим странам».

#благотворительность #малый_бизнес #идеи_для_бизнеса #Нигерия

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления