[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Andrey Zagoruiko", "author_type": "self", "tags": ["formspring","\u0442\u0440\u0435\u043d\u0434\u044b","\u043f\u043e\u0441\u0442_\u043c\u043e\u0440\u0442\u0435\u043c"], "comments": 0, "likes": 19, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "1394" }
Andrey Zagoruiko
10 998

Почему закрылся Формспринг: пост-мортем от бывшего сотрудника

Дизайнер интерфейсов Кэп Уоткинс, который работал на Formspring, размышляет на тему закрытия некогда популярного сервиса вопросов и ответов.

 



 

Мы защищали анонимный контент (зря)


Первоначальный успех Формспринга случился, в том числе, и из-за того, что мы дали возможность пользователям задавать друг другу анонимные вопросы - даже без аккаунта. За год у нас было больше миллиарда вопросов с ответами, потом тренд начал спадать. Несмотря на то, что нам нравились красивые десятизначные числа, мы уже тогда начали обсуждать, как анонимность повлияет на наш продукт. С одной стороны, анонимность - это то, что нравилось нашим пользователям. С другой стороны мы видели много отвратительного и оскорбляющего контента, который поступал по этому каналу.

Но как сложно было избавиться от анонимности как от главной фишки нашего сервиса! Мы неоднократно пробовали как-то это обойти. Показывали окно регистрации сразу после того, как пользователь задал анонимный вопрос. Ввели новые настройки приватности. Добавили фильтры, которые отлавливали плохие слова и скрывали эти вопросы от людей.

Оглядываясь назад, я понимаю, что нам нужно было потратить время на то, чтобы совсем убрать анонимность с ресурса, а не пытаться сохранить ее с помощью разных костылей. Когда вы видите, что фича не работает, или вредит ресурсу - просто уберите ее и не пытайтесь оставить ее с рядом оговорок или ограничений.

Модель непрозрачного фолловинга


В каком-то смысле эта проблема в чем-то схожа с анонимностью. Вы не могли видеть, кто фолловит вас, а другие не могли узнать что вы следите за ними. В каком-то смысле мы дали людям микрофон, но не давали никаких гарантий, что их кто-то услышит. А до ввода смайлов (аналог фейсбучных лайков) вы не могли оценить - насколько людям нравится то, что вы пишете.

Это активно обсуждалось внутри компании, и мы решили, что модель фолловинга в Твиттере, когда все всё видят, давит на пользователей в том смысле, что морально обязывает их фолловить в ответ. Нам казалось, что мы можем выстроить социальную модель, основанную на потреблении контента (смайлы), а люди как-то сами разберутся - кого и зачем фолловить.

В конце-концов Формспринг ввел прозрачную модель фолловинга, когда было видно - кто за кем следует. Но было слишком поздно. Из этого я сделал простой вывод: перепроверяйте дважды, что ваши решения будут удобны для вашего продукта и для пользователей, а не только для вас. Пользователи Формспринга хотели делиться своей информацией и своими ответами, а мы, вместо того, чтобы помогать им в этом, ввели искусственные барьеры и всячески мешали им понимать, читает их кто-то или нет.

Экспоненциальный рост


Самая серьезная проблема из всех перечисленных, причем ее довольно трудно избежать.

Первоначальный график роста сервиса был похож на традиционный hockeystick, практически вертикально! Это было круто.

 



 

Но потом, очень медленно, но темпы роста начали снижаться. И мы старались делать все для того, чтобы вернуть первоначальный нвероятный рост. Сначала мы хотели сделать специальную кнопку, которую люди могли бы вставлять к себе в посты на блогах. Пользователи могли бы задать какой-то вопрос, вставить наш виджет, и их читатели бы переходили к нам - что-то вроде фейсбучного лайка или Tweet this! от Твиттера.

Мы реально потратили на это несколько месяцев, стараясь подготовить сервера к огромным нагрузкам и трафику. Пытаясь правильно выстроить архитектуру и дизайн этой кнопки, сделать так, чтобы она была удобна и для вебмастеров и для пользователей. Мы потратили на это все наши ресурсы.

И ничего не получилось.

Потом мы увидели Инстаграм и подумали - как круто, фотографии это то, что нам нужно. Пользователи наверняка будут в восторге от возможности прикладывать картинки к своим вопросам и ответам, верно? И на это мы потратили невероятное количество времени. К сожалению, я не знаю, чем закончилась история с фотографиями, потому что в это время я уже ушел в Амазон, но, судя по всему, пользователи Формспринга не согласились с нашим мнением. К сожалению.

Стартаперы: стройте свой продукт, а не старайтесь попасть в чужие тренды. Самые успешные сервисы были построены на балансе желаний пользователей и видения команды, которая работает над продуктом. Если ваши показатели падают, а вы видите как другие, более успешные компании, взлетают, не пытайтесь скопировать их стратегию и тактику.

А еще - распечатайте известный график от Пола Грэма, и повесьте у себя в офисе. Вы пройдете через это, 100%.

 

#formspring #тренды #пост_мортем

Популярные материалы
Показать еще

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления