[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u043e\u0434\u0443\u043a\u0442\u0438\u0432\u043d\u043e\u0441\u0442\u044c","\u044d\u043b\u0435\u043a\u0442\u0440\u043e\u043d\u043d\u0430\u044f_\u043f\u043e\u0447\u0442\u0430","\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440\u044b","slack","\u043a\u043e\u0440\u043f\u043e\u0440\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u044b\u0439_\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440"], "comments": 46, "likes": 25, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13941", "is_wide": "1" }
Anatoly Burchakov
16 323

«Slack, я ухожу от тебя»

Прощальное письмо пользователя

Поделиться

В избранное

В избранном

Дизайнер Сэмюэл Халик опубликовал на Medium заметку о причинах своего отказа от использования корпоративного мессенджера Slack. Запись он оформил в виде прощального письма. Редакция vc.ru приводит перевод текста.

Революции никогда не облегчали бремя тирании; они лишь перекладывали это бремя с одного плеча на другое

Джордж Бернард Шоу

Привет, Slack. Это непросто, но так будет лучше. Мы оба знаем, что начиналось всё замечательно. У меня был переполненный почтовый ящик, а у тебя — желание сделать так, чтобы я перестал нуждаться в электронной почте (что очень сексуально). Вот только после всего что было, я не уверен, что мы так уж подходили друг другу.

Все знают, что у меня были свои проблемы с электронной почтой. В начале она игриво впустила в новый мир, но быстро стала занимать слишком много пространства. Потом я внезапно обнаружил, что у нас кольца на пальцах, мы успели обзавестись минивэном и живём в пригороде.

Поторопились ли мы? Конечно. Если бы мы могли знать, как далеко это может зайти, мы бы разошлись в самом начале. Но обязательства есть обязательства, и мы стали вести рутинный образ жизни. Потом из ниоткуда появляешься ты, врываясь в мою жизнь как чёртов Клинт Иствуд. Личность! Яркость! Сплошные обещания, лепестки роз и сексуальные намёки. И такая восприимчивость к моим потребностям!

Вскоре мы стали общаться ежедневно. Прошло не так много времени, и я уже не мог вообразить свою жизнь без тебя. И именно тогда всё начало рушиться. Потому что, хотя я по-прежнему и считаю тебя одним из самых приятных программных решений в моей жизни, я не уверен, что мы созданы друг для друга.

Slack, ты требуешь слишком много моего времени

Возможно, в начале наших отношений я обманывал сам себя: когда начались все эти разговоры о том, как ты уничтожишь электронную почту, я был уверен, что речь только о решении связанных с ней проблем, а не о самой платформе.

С которой, надо сказать, благодаря тебе, стало полегче — перестали раздражать постоянные уведомления, что я получал каждый день. Я тогда думал: я + Slack = меньше раздражителей, больше продуктивности. Вынужден признать, что все оказалось наоборот, да ещё как.

С тобой я стал получать больше уведомлений, чем когда-либо. Наша связь была классной, но на моей продуктивности она сказалась чудовищно. Я понимаю, что сам должен расставлять рамки в отношениях, но каждый программный продукт руководствуется своими соображениями — каким человеческим склонностям потакать, а каким нет. Думаю, нет сомнений, что ты хочешь моего постоянного присутствия.

Это серьёзно понижает уровень контакта. По электронной почте я мог получать письма с пометкой «FWD: FWD: CC: FWD Прочитай это обязательно!!1» от дальних родственников. Но это не идёт ни в какое сравнение с потоком гифок с котиками, сообщений от ботов и мешанины из эмодзи, которые вместе с тобой ворвались в мою жизнь как извержение бутылки колы, в которую бросили Mentos.

Даже твоё подведение итогов недели, в котором ты напоминаешь мне, как у нас с тобой обстоят дела, — всё состоит из оценки количества сообщений, а это совсем не то, чего мне хотелось. Околачиваться возле офисного кулера с водой бывает прикольно, но это не значит, что я хочу там же и работать. Напротив.

Ты рвёшь моё внимание на тысячи крошечных кусочков

Хотя электронная почта была (и во многом остаётся, несмотря на твои старания) списком моих дел, который составляют другие люди, с этим списком кое-как можно иметь дело. По крайней мере, там всё доступно в одном месте.

А иметь дело с разбросанными по многочисленным разговорам задачами среди твоих многочисленных команд и каналов, как будто это «Скайнет», — это выше моих сил. Все валяется где попало, и это давит на психику. Моё внимание рассредоточено, и любой разговор неминуемо становится бессмысленным.

Это приемлемо в реальной жизни, где разговоры имеют обстоятельства, контекст и оттенок. С тобой же всё не так, и я вынужден в уме управляться со всеми разговорами, вне зависимости от того, имеют ли они какое-то значение.

До того, как мы встретились, у меня была два режима цифровой коммуникации с людьми:

  1. В реальном времени. Некоторые технологии, что я использовал (телефон, Skype, IRC, Google Hangouts) подразумевают общение в реальном времени — с незамедлительным получением ответов.
  2. Несинхронно. Были технологии, которые не предполагали немедленного ответа (электронная и голосовая почта, iMessage, личные сообщения в Twitter и так далее).

Потом появляешься ты и огорошиваешь тем, что сочетаешь в себе одно с другим. Ты — где-то посередине. Сначала это казалось мне восхитительным — лучшее от каждого из подходов! Я мог запросто написать кому-то, кто расположен поговорить, и также легко могла завязаться полноценная беседа. Когда я узнал тебя ближе, я пришёл к выводу, что это сочетание — не такое уж хорошее.

Оно привело к тому, что все целыми днями ведут разговоры вполсилы, перескакивая от одного малосодержательного разговора к другому. Как следствие люди мучаются в ожидании ответа от кого-то, кто мог уже покинуть канал ради другого разговора. А ты даже не сообщаешь об этом, хотя чего стоит просто обозначить текущий статус собеседника. Ждать ответа через пять секунд или через пять часов? Да бог его знает.

Поскольку ты — вроде швейцарского армейского ножа в мире коммуникаций, иногда бывает трудно уговорить людей отдохнуть от тебя и встретиться для разговора в обычной жизни — это уже воспринимается как «назначить совещание». Если мы все слачимся в Slack, зачем что-то ещё? И вот об этом хотелось бы поговорить.

Ты превращаешь моё рабочее время в одно длинное недосовещание

Думаю, мы оба согласны с тем, что такого рода совещания — худшие. Лежит на поверхности, что с тобой мне удалось избежать множества из них. За это хочу поблагодарить. Однако, мне интересно — какой ценой? Ущерб от одного сплошного недосовещания, которое длится целый день, перекрывает выгоду от тех совещаний, которых удалось избежать.

Есть и другой эффект от твоих особенностей, он касается процесса принятия решений. В случае с электронным письмом, как правило, можно ожидать ответа в течение минимум пары часов. С тобой люди могут тянуть и отвечать, когда заблагорассудится. Ты все больше и больше напоминаешь чёрную дыру, которая засасывает своим огромным (и весьма привлекательным!) гравитационным полем внимание и дискуссии. Говоря о чёрных дырах…

Наконец, у тебя есть склонность к ревности

Я прямо скажу, Slack: в отличие от героя Джейка Джилленхола в «Горбатой горе», я бы хотел узнать, как уйти от тебя. Когда я начал ощущать, что наши отношения зашли слишком далеко, я решил побыть несколько дней один. Электронная почта легко такое допускала — просто настраивал автоответчик и шёл по своим делам. С тобой же, судя по всему, невозможно добиться большего, чем несколько часов в режиме «не беспокоить».

***

В Slack я состою в десятке разных команд. Люди привыкли переписываться со мной напрямую и публично вне зависимости от того, нахожусь ли я онлайн или нет. Таким образом, на меня оказывается общественное давление — поддерживать все эти разговоры. Я правда не хочу заставлять людей ждать, но никакой возможности обозначить, что прямо сейчас я недоступен, нет.

Slack, всё это выглядит как собственничество, хочется тебе того или нет. Как мне уехать без тебя в отпуск? Зачем ты мне, если я вдруг угодил в больницу? Прошло всего два года, а многие ведут себя так, будто до твоего появления жизни не было. Ты опутываешь всё вокруг, и я беспокоюсь, какой эффект это оказывает на моих друзей, коллег и меня самого.

Если я тебе действительно небезразличен, ты не только ослабишь свои объятия, но и поможешь мне жить собственной жизнью, если поверишь, что я вернусь, когда или если почувствую, что хочу этого. Как говорится, если любишь — отпусти.

Боюсь, что мне нужно личное пространство

Ты можешь сказать, что я бегу от обязательств, но я просто не заинтересован в отношениях, которые отнимают у меня всё больше времени и внимания, и требуют взаимного согласования всех моих действий. В последние пару дней я полностью игнорировал тебя, и на меня произвело большое впечатление, как тяжело было выскользнуть из твоих пут, и как хорошо это отразилось на моей продуктивности.

Тяжело это говорить, учитывая, как многое мне нравится в тебе. Как дизайнер, я вижу твою внешнюю и внутреннюю красоту. К тебе очень легко привыкнуть. У тебя выдающиеся данные. Но дело не в этом. У тебя прекрасное сложение для того, чтобы развивать определённые стороны человеческого характера. Но я не уверен, что это те стороны, которые я в действительности хотел бы развивать у себя на нынешнем жизненном этапе.

Если нам еще суждено быть вместе, мне потребуется от тебя большее. Для начала — режим «не беспокоить», но есть и куча других вещей — как в твоём интерфейсе, так и вне его. Здорово было бы обозначать отсутствие людей, настроить автоматический ответ на время отпуска. Мне бы хотелось не только понимать, сколько времени мы проводим вместе, но и насколько хорошо мы его проводим. Пользовательский опыт стоит ориентировать на упрощение совершения полезных действий и усложнение — вредных.

В силу твоей этики, твоей приверженности пользовательскому опыту, и твоей талантливой организации, никто кроме тебя не сможет сделать мир коммуникаций лучше и разумнее.

А пока связаться со мной можно через Twitter или по электронной почте.

#продуктивность #электронная_почта #мессенджеры #Slack #корпоративный_мессенджер

Статьи по теме
Особенности работы с пользовательской обратной связью в команде Slack — рассказ менеджера по продукту компании
«Вы возненавидите Slack так же, как электронную почту»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления