[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 33, "likes": 18, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13965", "is_wide": "1" }
Редакция vc.ru
9 885

Состояние книжного рынка в России: селф-паблишинг, создание саммари и интерактивные книги

Обозреватель vc.ru изучила ситуацию на digital-рынке книг: что происходит с электронными книгами, как создаются краткие содержания и на чем зарабатывают сервисы, которые дают авторам возможность издавать свои произведения самостоятельно.

«Смерть бумаги»

Про смерть бумажных книг говорят давно: еще в фильме «Москва слезам не верит» героиня утверждает, что скоро не будет ни книг, ни театра, ни кино — одно сплошное телевидение. Сейчас считается, что все заменит один сплошной интернет.

Однако недавно Amazon открыла в Сиэтле офлайн-магазин, более того, стало известно, что одним магазином компания не ограничится. Непонятно, что делать дальше представителям книжной индустрии: вкладывать деньги в «бумагу», разрабатывать книжные digital-сервисы или менять профессию.

Бывший главный редактор журнала Esquire Филипп Бахтин в 2011 году в интервью журналу «Афиша» в связи с его уходом из издательского бизнеса сказал: «Бумага никуда не денется, останется. Просто займет свое маленькое нелепое место».

Книжный рынок начал сворачиваться еще в 2008 году, и виноват в этом был не только экономический кризис, но и общая стагнация отрасли. Основатель сервиса для самостоятельного издания книг Ridero Александр Касьяненко вспоминает: «Я издатель с большим стажем, и мне больно было смотреть, как издательства превращаются в зомбоящики по выпуску древних писателей. Ничего нового — весело, как на кладбище».

Главным барьером между книгой и читателем был риск, на которое идет издательство при работе с рукописью неизвестного автора. Касьяненко решил сделать так, чтобы выпуск такого первого издания по себестоимости был близок к нулю.

Директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов утверждает: «Новые виды медиа, очевидно, теснят старые, в том числе чтение». Благодаря появлению новых технологий — цифровой печати, электронных книг — процесс производства книг стал значительно меньше зависеть от издателя. С одной стороны, это ожидаемо снижает качество, с другой — для авторов открываются новые возможности.

«Новый баланс еще не найден, но для книгоиздания это не первый кризис, так что оно выживет. И издательства не исчезнут, и бумажные книги будут выходить, и книжные магазины, очень надеюсь, еще долго будут радовать читателей», — утверждает Харитонов.

Объем рынка

По исследованиям компании «ЛитРес», рынок электронных книг в России занимает всего 3,1% книжного рынка. Несмотря на это, за 2015 год рынок увеличился в объеме на 88%, что в денежном выражении составило 1,7 миллиарда рублей. Кроме того, количество потребителей электронного контента возросло, сейчас это 26,3% от общего числа читателей. Правда, только 1 человек из 20 скачивает книгу легально. Пиратство с 2014 года снизилось всего на 1% (с 97,5 до 96,5%). В то же время это означает, что рынку есть, куда расти.

По данным Российского книжного союза, объем рынка цифровых книг в 2015 году оценивается в 1,7 млрд рублей, что составляет около 3% от емкости книжного рынка. За 2015 год цифровой рынок показал темп роста около 75–80%. По планам на 2016 год, емкость рынка увеличится до 2,9–3,1 млрд рублей, что позволит цифровым книгам занять долю около 5–6% от книжного рынка. Одним из факторов роста рынка станет легализация потребления цифрового контента.

Генеральный директор компании PocketBook в России Евгений Милица сообщает: «Рынок просел на 40–70% по всем гаджетам в штуках, лично мы просели примерно на 50%. В рублях падения практически не было».

Сокращение текстов

В 2013 году компания Yahoo за $30 млн приобрела приложение 17-летнего англичанина Summly, которое преобразовывало длинные новости в тексты, содержащие менее 400 знаков, — таким образом владелец мобильного устройства получает возможность быстрого просмотра ленты новостей.

Похожий принцип лежит в основе книжного сервиса Smart Reading. Сооснователь издательства «Манн, Иванов и Фербер» Михаил Иванов год назад переехал в США, но делать бизнес в России не перестал и запустил проект Smart Reading — издательство, которое предоставляет краткие содержания книг.

Редактор Smart Reading, а также обозреватель vc.ru Александр Мураховский рассказывает о том, как строится работа: «Все сотрудники, начиная от корректора и заканчивая финансовым директором, работают удаленно, офиса нет. Редакторов — около десяти человек».

«Ты предлагаешь или тебе предлагают книгу для сокращения. Читаешь ее, составляешь план и делаешь саммари по указанному шаблону. Первая страница в шаблоне уделяется карточке книги, это список фактов о ней. Остальное, примерно 10–12 листов A4, — само саммари. По моему опыту, контент получается очень полезным: после прочтения и понимания книги сразу понимаешь, что полезно, а что можно убрать без вреда для смысла».

Западные аналоги сервиса — Blinkist и Getabstract, российские — Briefly и Essenly. На перевод и публикацию новых англоязычных книг может уходить от полугода до нескольких лет — создание же саммари на такую книгу занимает гораздо меньше времени. Русскоговорящий пользователь получает саммари книги гораздо раньше, чем мог бы получить переведенную версию.

Соединение бумаги и «цифры»

Недавно в нескольких книжных магазинах Москвы заработал проект «Книги в открытках». На стойках со слоганом «Электронная книга в открытке» посетители магазинов могут приобрести открытки с кодом для загрузки электронной книги, который нужно активировать на сайте Bookincard. Сейчас в ассортименте сервиса несколько десятков книг разных видов: детские, художественные, нон-фикшн.

«Проект Bookincard мы придумали с моим другом, издателем Олегом Вавиловым, в качестве эксперимента, — рассказывает исполнительный директор Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов. — Нам было интересно, получится ли скрестить мир бумажных и электронных книг, если дать читателю возможность покупать электронные книги в привычном окружении книжного магазина, в виде открытки с кодом доступа».

Затем Харитонов и Вавилов нашли партнера, наняли программиста и дизайнера, договорились с несколькими издателями и авторами. Выпустили тираж, но все пошло не так, как предполагалось. «Мы планировали розничную реализацию, но быстро поняли, что товар непонятен покупателям. Зато понятен издателям, которые стали использовать этот инструмент для продвижения новых изданий. В таком виде проект пока и существует. Думаю, рынок электронных книг должен немного подрасти, чтобы такой канал дистрибуции стал востребован в рознице», — заключает Харитонов.

Аналогичные проекты есть в США, Германии и Канаде. Теперь открытки с кодами доступа к электронным книгам продает и Amazon.

Цифровой бестселлер

Один из лучших проектов на цифровом книжном рынке Bookmate показал, что главное не контент, а продукт, сервис и сообщество вокруг него. В отличие от других игроков на рынке, Bookmate предлагает подписку на 500 тысяч книг за 169 рублей в месяц, при котором пользователь получает доступ ко всей базе сразу. Есть еще премиум-тариф за 300 рублей. Покупать отдельные книги по 500–600 рублей больше не требуется.

«Помимо того, что у ребят есть последние бизнес-книги и современная художественная литература, им удалось создать уникальное сообщество, где любая компания, человек, или группа людей может создать тематический список книг», — отмечает Алексей Поспехов, руководитель компании Iconic Mobile, которая издает интерактивные детские книги и журналы для iPad.

Читатели могут оставлять публичные комментарии, ставить лайки, делиться контентам в социальных сетях и так далее. Есть веб-версия сервиса, в которой можно быстро составлять большие списки для прочтения на мобильных устройствах.

У сервиса более 3 миллионов активных пользователей в месяц, конверсия в платные аккаунты — около 10%. Кроме того, издатели получают доступ к удобной статистике — динамика покупок, дохода и прочие маркетинговые данные, — на основании которой можно принимать стратегические решения.

Интерактивные книги для детей

Набирают популярность детские интерактивные книги на планшетах. Алексей Поспехов (Iconic Mobile) рассказывает: «Производство детской интерактивной книги стоит как минимум $15–25 тысяч, и это без расходов на маркетинг, а без серьезной маркетинговой поддержки оно редко выходит в ноль. Более того, детская книга — это, по сути, одноразовый продукт. Их крайне сложно производить: нужно подключать сценаристов, продюсеров, художников с весьма немаленькими гонорарами и повторять это каждый раз при запуске нового названия».

«В 2012 году глава инвестиционного фонда IMI.VC Игорь Мацанюк сделал попытку запустить платформу для издателей и потребителей комиксов NARR8. В компании работало 300 человек, думаю, инвестиции составили до $5 млн, но в 2013 году проект был закрыт», — говорит Поспехов.

Самостоятельное издание книг

Ridero — это электронная платформа для издательства собственных книг. В 2013 году основатель сервиса Александр Касьяненко нашел самое большое в рунете сообщество авторов Proza.ru и уговорил его создателя Дмитрия Кравчука совместно запустить издательство. В итоге оно трансформировалось в сервис Ridero — теперь это основное решение для самостоятельного издания книг в России. Сейчас сервис быстрыми темпами завоевывает рынок Польши и Германии.

«В Германии присутствуют все мировые конкуренты, но мы уверены, что сумеем и там занять свое место на рынке селф-паблишинга. Не только благодаря нашим технологическим решениям — в области обработки текста они превосходят всех, — но, главное, за счет нашего особого отношения к клиентам. В то же время мы рассматриваем рынок селф-паблишинга исключительно как плацдарм для начала совершенно новой книжной истории», — говорит Касьяненко. Мировые аналоги сервиса — Pronoun и Blurb.

Частные инвесторы вложили в Ridero более $1 млн. Сервис функционирует по модели Freemium, оплачиваются только дополнительные услуги, причем маржа достигается за счет получателя денег, а не заказчика.

Пользователь, который захотел напечатать книгу, платит по цене типографии, а Ridero получает от типографии скидку за то, что избавляет ее от значительного объема работы по проверке и подготовке файлов и взаимодействию с клиентом. То же самое с продажами книг в магазинах: «Мы оставляем у себя 20% от полученных денег, а остальное выплачиваем автору в виде налогов, которые мы за него платим во все фонды, и собственно наличных на руки».

Скоро запустятся премиум-аккаунты для тех, кто хочет заниматься издательским делом профессионально. Также Ridero заключила с «ЛитРес» соглашение о совместной работе с книгами «самостоятельных» авторов, которое значительно увеличит их шансы быть опубликованными в популярных издательствах.

По словам Владимира Харитонова, небольшое количество книжных стартапов объясняется тем, что российский рынок очень мал и сложно обеспечить проекты финансированием.

Самая читающая страна

В советское время Россия считалась самой читающей страной в мире, но сегодня лидером становится США. Уровень продаж специализированных устройств для чтения напрямую не связан с уровнем потребления контента в той или иной стране, ведь многие и сейчас читают бумажные книги или пользуются для этого мобильными устройствами и компьютерами. Посчитать, в какой стране больше всего читают, практически невозможно.

Тем не менее статистика PocketBook может дать некоторое понимание читательского спроса. Генеральный директор PocketBook в России Евгений Милица: «На конец 2015 года по всему миру было продано свыше 3 миллионов устройств компании PocketBook. 50% рынка — это продажи России, 10% — Германия, около 40% — Чехия. Наша доля в России и странах СНГ чуть выше, чем в Восточной Европе. В Западной Европе идет увеличение доли».

«Таким образом, Россия на протяжении последних пяти лет практически не меняется в доле, в то время как Европа растет. Кроме того, Россия сейчас далеко не на первом месте по уровню чтения. По книжному потреблению лидируют США и страны Азии».

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления