[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 39, "likes": 24, "favorites": 46, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "13981" }
Дмитрий Кошельник
15 708

История Standard Oil: как компания Джона Рокфеллера захватила рынок переработки и перевозки нефти

Обозреватель vc.ru изучил историю корпорации Standard Oil: ее становление, жесткие методы борьбы с конкурентами и распад по решению суда. Компанию в конце 19 века создал один из самых известных и богатых людей в истории бизнеса — Джон Рокфеллер.

О Джоне Рокфеллере слышал, пожалуй, каждый: всесильный магнат, первый в мире долларовый миллиардер, один из влиятельнейших людей США. Кому-то интересна компания Рокфеллера Standard Oil, которая попала под резонансное судебное дело и в итоге была разделена — это один из первых примеров действия антимонопольного законодательства. Другие вспомнят, что Рокфеллер основал фонд, который тратит значительные суммы на медицинские исследования и борьбу с бедностью. В любом случае это один из величайших предпринимателей в истории.

Джон Рокфеллер родился в семье торговца лечебными снадобьями Уильяма Рокфеллера. У его отца, в прошлом лесоруба, была своя ферма, но тяжелый физический труд быстро ему наскучил. Уильям стал создавать и продавать лекарства из трав, путешествуя по разным городкам, и получал хорошую прибыль. Правда, бизнес был не совсем честным: в многочисленных биографиях миллиардера упоминается, что Уильям представлял некоторые свои разработки как травяные лекарства от рака.

Рокфеллер-старший считал лучшей карьерой предпринимательство и с детства учил сына скрупулезному заполнению деловых бумаг и основам ведения бухгалтерии. Более того, он предлагал детям разводить птиц на продажу и помогать соседям за деньги. Уильям постоянно был в разъездах и содержал семью за счет займов, погашая их после возвращения из поездок. Жену расстраивало его непостоянство и слухи о многочисленных изменах, но из-за религиозности и страха перед общественным мнением она не решалась на развод.

Обучение в школе не принесло Джону Рокфеллеру особой пользы. Он был серьезным и сконцентрированным ребенком, но учителя не имели навыков, чтобы развивать его способности. Лучше всего ему давалась математика. По другой версии, Рокфеллер был не очень способным учеником, и ему приходилось много времени уделять обучению, чтобы быть на одном уровне с классом. На Джона больше повлияло домашнее воспитание: мать стремилась развить в нем упорство и трудолюбие.

После получения среднего образования Джон Рокфеллер отправился в коммерческую школу Кливленда, где три месяца учился бухгалтерии и основам банковского дела. Затем он решил пойти работать по специальности. Молодой человек без высшего образования мог надеяться лишь на должность клерка в небольшой конторе, но это ему не подходило. Рокфеллер был крайне амбициозен, и заурядная работа его не интересовала. Он искал прежде всего опыт, который мог пригодиться ему в бизнесе. Поиски шли долго, но в итоге Джону повезло: он устроился в более или менее крупную компанию Hewitt & Tuttle в Кливленде.

Работодателей поразила настойчивость Рокфеллера, к тому же он не настаивал на высокой зарплате — ему просто нужны были практические навыки. Стоимость услуг человека, который позже станет одним из богатейших в мире, оценили в $3,5 в неделю. Первые три месяца ему не платили вовсе, а когда они подошли к концу, Рокфеллер получил сразу $50. Скрупулезность и тщательность юноши, скорость его обучения и трудолюбие (он приходил на работу первым, а уходил последним) впечатлили работодателей, и ему подняли жалование до $500, а позже и до $600 в год.

В Hewitt & Tuttle Джон проработал почти 3,5 года, после чего ушел из-за недовольства зарплатой. Одна версия событий гласит, что Хьюитт повысил ему жалованье до $700, хотя Рокфеллер хотел на $100 больше. По другой, Джону предложили должность управляющего, но платить обещали не $2000, как предшественнику, а всего $800.

Вскоре Рокфеллер встретил начинающего предпринимателя Мориса. Б. Кларка, и тот предложил Рокфеллеру открыть компанию по продаже зерна, мяса и других товаров. Идея и впрямь была отличная: в регион прибывали новые и новые переселенцы. Вот только Кларк потребовал вложить в бизнес $2000, а у Рокфеллера было лишь $900. Однако начинающий бизнесмен знал, где взять остальную сумму: Уильям Рокфеллер обещал подарить каждому из своих детей по $1000, когда им исполнится 21 год. Джону было 20, и он заключил с отцом договор: тот дает Джону деньги раньше срока, а взамен получает проценты. Рокфеллер приучил детей к тому, что родственные связи не помеха бизнесу, и охотно проворачивал с ними различные сделки.

В 1859 году, получив деньги, Джон наконец открыл фирму Clark and Rockefeller. Молодые и активные предприниматели были обречены на успех. За год они провернули сделок на сумму почти в полмиллиона долларов и заработали около $4400. Морис Кларк вспоминал, что Рокфеллер постоянно, не отвлекаясь, работал, контролировал каждый аспект компании и сам общался с банкирами — те были в восторге от педантичности предпринимателя и точности его бухгалтерии. Так же Джон подходил к работе с клиентами: он отдавал все, что им причиталось, и не старался схитрить. Это работало и в другую сторону: с партнеров взималось все до последнего цента.

В 1861 году, когда в США началась Гражданская война, Рокфеллер остался единственным кормильцем семьи. (По другим данным, Джон избежал призыва потому, что объявил мать вдовой и перевез ее к себе в Кливленд, пока Рокфеллер-старший скитался по стране.) Джон прекрасно понимал, какие перспективы открывает война для торговли продовольствием, и ему удалось стать одним из поставщиков провизии в войска северян. Рокфеллер умел наладить поставки в необходимом количестве и хорошо зарабатывал на войне, но вскоре его заинтересовала другая отрасль — там прибыль обещала быть гораздо больше.

На нефтяную промышленность предприниматель обратил внимание еще в 1859 году. Погрузившись в тему, он заметил большую разницу в цене на сырую нефть и на готовые нефтяные продукты. Он познакомился с Сэмюэлом Эндрюсом — талантливым химиком, который первым в Кливленде стал производить керосин и думал о создании собственного бизнеса. В 1862 году общими усилиями Рокфеллера, Кларка и Эндрюса, который должен был создать новые методы переработки, открылось предприятие Andrews, Clark & Company. Вскоре был открыт завод компании, названный The Flats. Компания была прибыльной, а талант Рокфеллера открывал перед ней большие перспективы.

Была одна проблема: братья Кларка Мориса и Рокфеллер терпеть не могли друг друга. Рокфеллер стремился к росту и постоянно выбивал кредиты на развитие — Кларки же довольствовались тем, что есть, и были недовольны «лишними» тратами. Вскоре они настроили Мориса против его компаньона. В 1865 году Рокфеллер поспорил с Кларком по поводу очередного займа в $100 тысяч. Морис не смог опротестовать аргументы партнера и сделал последнюю попытку его урезонить, пригрозив выходом из компании. Рокфеллер не терпел шантажа, и такой ход вывел его из себя. Джон обсудил ситуацию с Эндрюсом, которой был на его стороне, и составил план по устранению братьев из бизнеса.

Вскоре Кларки снова пригрозили вышвырнуть его из компании, но ответный ход Рокфеллера их поразил: тот сообщил в газетах, что компания самораспускается. Кларки решили договориться с Джоном о продаже Andrews, Clark & Company. Рокфеллер обставил бывших партнеров: он провел аукцион и сам же приобрел предприятие за $72 тысячи, а заодно продал свою долю в Clark and Rockefeller. Позже предприниматель назвал день, когда он отвязался от Кларков, настоящим началом своей карьеры.

Джон наконец принялся развивать собственный бизнес, и уже через год предприятие в несколько раз обгоняло местных конкурентов. Рокфеллер на этом не остановился: он взял в партнеры своего брата Уильяма, и вместе они открыли еще одно перерабатывающее предприятие и компанию по экспорту нефти. Тогда начался бум нефтедобычи, что привело к росту индустрии переработки. Конкуренция обострилась и привела к перепроизводству. Нефтяная отрасль, в которую полились сотни миллионов долларов, попала в жесткий кризис. Небольшие фирмы разорялись, и даже Рокфеллер, построивший прочный бизнес, столкнулся с проблемами.

В отличие от многих конкурентов, он нашел выход из сложной ситуации. В 1866 году Рокфеллер познакомился с опытным предпринимателем Генри Флэглером, незаурядным и активным. Они нашли общий язык, и Флэглер вошел в нефтяной бизнес, вложив в него $50 тысяч, а кроме того, убедил вложить $90 тысяч родственника своей жены Стефана Харкнисса.

Флэглер принялся за удешевление транспортировки сырой нефти. Каждая транспортная компания пыталась отобрать долю конкурентного рынка. У него получилось договориться о скидках с Lake Shore, Erie и New-York Central Railroad — эта компания входила в железнодорожную империю известного магната Корнелия Вандербильта.

Есть версия, что до 1870 года с компанией Рокфеллера сотрудничала также Pennsylvania Railroad — но позже, оценив растущую влиятельность предпринимателя и его умение манипулировать союзниками, владельцы стали относиться к нему настороженно. Кроме того, эта компания отдавала предпочтение «исконно нефтяным» регионам. Заключая договоры с железнодорожными компаниями, Рокфеллер добивался снижения цены за счет того, что на рынке перевозчиков была жесткая конкуренция, а объем его поставок был огромен.

Позже предприниматель подчеркивал, что скидки были важным, но не ключевым фактором развития компании. Главное, по мнению Рокфеллера, это профессионализм руководителей компании и их умение искать инновации. Rockefeller, Andrews and Flagler стала одной из первых компаний, которая использовала для перевозки цистерны, причем производила их самостоятельно. Часто встречаются упоминания о том, что Рокфеллер скупал подобные емкости надолго вперед, чтобы уменьшить поставки конкурентов, и за скидки предоставлял дополнительные мощности железнодорожным компаниям.

В 1870 году на рынок пришло множество инвесторов. Рокфеллер был не прочь увеличить капитал, но не мог доверять новым партнерам. Прежняя форма организации бизнеса ему не подходила, и вскоре он основал и возглавил акционерное общество Standard Oil с капитализацией в $1 млн.

Компания контролировала десятую часть нефтяного рынка США, имела современное производство, налаженную систему поставок, но страдала от обострившейся конкуренции перевозчиков. Рокфеллер отправил к своим союзникам Флэглера с заманчивым предложением. Взамен на снижение пошлин Standard Oil откажется от водных перевозок весной и летом и полностью перейдет на услуги железнодорожных компаний, гарантируя им 60 цистерн в день.

Перевозчикам сделка была чрезвычайно выгодна, ведь при таких объемах их затраты уменьшились бы втрое — от $900 тысяч до $300 тысяч в месяц. Разумеется, предложение Флэглера было принято. Другие предприниматели, желавшие заключить подобную сделку, получили отказ. В будущем, когда против компании восстанет большая часть индустрии, эти скидки ей навредят, но тогда это было необходимо для развития.

Кризис продолжался, в нефтяной отрасли по-прежнему была жесткая конкуренция и перепроизводство, и Рокфеллер искал выход из ситуации. В конце концов решение проблемы компании Standard Oil предложили извне.

В 1871 году появилось объединение South Improvement Company. Рокфеллер утверждал, что он не имел отношения к его созданию и вступил в него уже после основания, но многие считают, что все было не так. Якобы сначала глава Pennsylvania Railroad Том Скотт обратился к Standard Oil с предложением особенной схемы работы. Вошедшие в объединение железнодорожные компании должны были в несколько раз повысить тарифы на перевозку для всех нефтяных промышленников. Однако можно было вступить в South Improvement Company и стать премиум-клиентом, получив скидку в 50% за фиксированное количество перевозок в день.

Этот подход должен был регламентировать перевозки и уменьшить перепроизводство. Войти в South Improvement Company могла любая компания, причем увеличение тарифов должно было вынудить к этому всех руководителей нефтеперерабатывающих предприятий — иначе они рисковали потерять бизнес.

Часть объединения принадлежала Standard Oil. Также в него вошли еще несколько переработчиков нефти (некоторые источники это отрицают). Рокфеллер получал в этом альянсе дополнительные бонусы в виде скидки 40 центов с перевозки барреля нефти. Столько же он получал с каждого барреля конкурентов. Таким образом, Standard Oil зарабатывала даже на перевозках своих конкурентов. Это образование должно было стабилизовать индустрию, скрепив железнодорожные и нефтеперерабатывающие компании, — но оно не выполнило своей функции. South Improvement Company вошла в историю как картельное образование, давшее жизнь новому термину «экономика ущемления».

Больше всего от альянса пострадали «исконно нефтяные» регионы — до его образования они успешно противостояли росту того же Кливленда. За одну февральскую ночь 1872 года нефтяная индустрия изменилась. Например, цена на перевозку барреля нефти из Уоррена в Нью-Йорк поднялась с 87 центов до $2,14. В результате общественного резонанса был создан Союз нефтепромышленников, внедривший несколько правил, чтобы уменьшить конкуренцию и урезонить South Improvement Company. В прессе объединение называли анакондой, спрутом, который задушит конкурентов и захватит индустрию, если не выступить против нее единым фронтом.

Компаниям, вступившим в South Improvement Company, был объявлен бойкот. Стали усиленно собирать деньги на строительство обходной железной дороги через Буффало. Журналисты с восторгом обещали, что в скором времени с Рокфеллером разделаются честные бизнесмены. Союз нефтепромышленников убедил железнодорожные компании отменить кабальные договоры. В конце концов South Improvement Company была запрещена. Рокфеллер проиграл битву, но не войну.

Нефтедобытчики, выступившие против Рокфеллера, поняли свою ошибку: Standard Oil была самым сильным игроком, и ее промышленной мощности не мог достичь никто. Отказавшись от сотрудничества с Рокфеллером, владельцы месторождений столкнулись с тотальным кризисом и были вынуждены к нему вернуться. На таких предпринимателей пытались давить с помощью общественного осуждения и прессы, но те делали очевидный выбор между процветанием и банкротством. Бойкот ослабили, а позже и вовсе от него отказались.

Предприниматель знал, что промышленники вскоре снова распадутся на мелкие группы и продолжат вредить его индустрии. Главам самых крупных компаний он предложил слияние со Standard Oil, и те быстро забыли о вражде. Другие сдались на милость Рокфеллеру сами. Интересно, что предприниматель никогда не вступал в переговоры по покупке — он просто называл цену, и бизнесменам нужно было на нее соглашаться или же готовиться к борьбе.

В результате борьбы Рокфеллер увидел слабые места Standard Oil и проанализировал, какие удары ей могут нанести. Бойкот добытчиков нефти больше был не страшен: компания завела стратегический запас сырья. Со стороны перевозчиков тоже ничего не грозило: Рокфеллера поддерживал железнодорожный магнат Вандербильт, да и остальные союзники были готовы предоставлять ему скидки, которые конкурентам и не снились.

В 1878 году Standard Oil контролировала, по разным источникам, от 85% до 90% предприятий, занимающихся переработкой нефти. Большинство конкурентов вынужденно вступили в Standard Oil либо были уничтожены. Вандербильт вошел в Standard Oil в 1875 году, что означало усиление контроля над железнодорожными компаниями. Правда, добиться этого было непросто.

В 1877 году перевозчики Pennsylvania Railroad и Empire Transportation Company (изначально это был филиал Pennsylvania Railroad, но позже получил некоторую независимость) приняли решение вторгнуться в индустрию нефтяной переработки. Это была идея Джозефа Поттса, главы Empire Transportation Company. Компании рассчитывали приобрести часть оставшихся небольших нефтедобывающих компаний, увеличить промышленный потенциал и, делая вид, что готовы договориться, нанести неожиданный удар.

Идея, которая многим казалась безумной, провалилась в самом начале. Рокфеллер был чрезвычайно бдителен, да и главы купленных им компаний, вошедшие в совет директоров из 30 человек, заметили подготовку заговора. Рокфеллер и Флэглер отправились к руководителю Pennsylvania Railroad Тому Скотт — но не с позиции людей, которые ищут компромисс, а как хозяева ситуации. Скотту «напомнили», кто перевозит большую часть нефтепродуктов по линиям компании, и велели отступиться от затеи. Том отказался: он считал, что Standard Oil, работавшая по всей территории США все еще нестабильна, и надеялся на конкуренцию перевозчиков, с которыми у Рокфеллера был договор.

Рокфеллер расторг договор с Pennsylvania Railroad и поспешил нарастить мощь своих союзников Erie и New-York Central. Те уменьшили стоимость транспортировки, а Рокфеллер пообещал им увеличить размеры перевозок до 600 цистерн. Следующие действия Джона нанесло еще больше урона: он снизил стоимость нефтепродуктов в пределах досягаемости Empire Transportation, чтобы замедлить ее развитие.

Производства Standard Oil в Питтсбурге были на время закрыты, чтобы не давать Скотту возможность перевозить в регион сырую нефть. Они вернулись в эксплуатацию сразу же после заключения соглашения с Baltimore and Ohio. Pennsylvania Railroad также уменьшила тарифы, но это нанесло ей колоссальный ущерб, а развитие Empire Transportation, несмотря на все усилия, шло медленно.

Планы главы Pennsylvania Railroad были окончательно разрушены восстанием рабочих, подавлять которое пришлось при помощи федеральных войск. Эта война поставила компанию на колени. Скотт решил начать переговоры с Рокфеллером, который обещал помочь ее восстановить, но Поттс не желал мира. Его образумило только то, что Standard Oil выкупила принадлежащие Empire Transportation Company перерабатывающие предприятия. Так Pennsylvania Railroad оказалась под контролем Standard Oil.

Джон Рокфеллер-старший с сыном

Еще один пункт, который обеспечил Standard Oil доминирование, — нефтепроводы. В середине 1870-х Рокфеллер столкнулся с тем, что перепроизводство сырой нефти усложняло ее транспортировку: не хватало цистерн для доставки, да и железные дороги оказались недостаточно эффективны. Размеры Standard Oil усложняли проблему: некоторые компании поменьше продавали сырую нефть гораздо дешевле, и чаще всего конкурентам предпринимателя. В 1874 году Рокфеллер приобрел одну из главных в Америке трубопроводных сетей American Transfer Company. Через год он заключил соглашения с другой крупной сетью United Pipe Line, а позже купил ее.

К концу 1870-х проблема с перевозкой никуда не исчезла: железных дорог не хватало, и представители нефтепроводящей компании United Pipe Line предложили перерабатывающим предприятиям сотрудничество на следующих условиях: компания перекачивает четвертую часть нефти каждой добывающей компании по рыночной цене, на остальное сырье цена будет гораздо ниже. Такая практика раньше уже использовалась, чтобы уменьшить перепроизводство и стабилизировать отрасль. Но в этот раз оказалось, что на большую часть дешевой нефти претендовала Standard Oil.

Нефтедобытчикам не верилось, что цистерн для перевозки не хватает и перепроизводство загоняет отрасль в кризис, — им всюду мерещилось влияние Рокфеллера, который пытается заставить их подчиниться. Вскоре предприниматели созвали ассоциацию и приняли решение построить несколько новых систем трубопроводов.

Чтобы быстро реализовать идею, нужно было принять закон о свободных трубопроводах. Этого пришлось долго добиваться, но в итоге закон приняли в Пенсильвании и стали обсуждать в других штатах. Рокфеллер в ответ пролоббировал запрет на этот закон и стал создавать ассоциации всевозможные помехи, в том числе с помощью давления на производителей труб.

Тогда главы нефтедобывающих компаний при помощи властей штата Пенсильвания обратились к Верховному суду с требованием заставить United Pipe Line выполнять ее обязательства в обычном режиме, возбудить дело против перевозчиков Pennsylvania Railroad, Erie и New-York Central, которые, по их мнению, намеренно создавали препятствия. Standard Oil в обращении обвиняли в преступном сговоре.

Вскоре началось расследование, охватившее несколько штатов. Стало известно, что перевозчики дают Standard Oil скидки, а с других игроков взимают дополнительные пошлины. Хуже всего для Standard Oil оказалась ситуация в Пенсильвании, где позиции нефтедобывающих компаний были наиболее сильны. По итогам расследования девятерых руководителей компании, в том числе и Рокфеллера, признали виновными в преступном сговоре и попытке создания монополии. Нескольких членов совета директоров арестовали, но вскоре выпустили под залог.

Рокфеллер нанял адвокатов, и те заверили его в победе Standard Oil. Кроме того, с помощью губернатора штата Огайо Рокфеллер добился запрета на его выдачу пенсильванским властям. В итоге предпринимателю пришлось отменить предложенный United Pipe Line план, а также уменьшить пошлины железнодорожных компаний. Нефтедобытчики, которым наконец облегчили перевозку, сами стали искать способ как можно скорее прекратить расследование, которое теперь вредило их бизнесу. Через полтора месяца дело о сговоре было закрыто.

Однако в 1880 году возникла новая сложность: были готовы к работе трубопроводы других компаний, и один из них, Tidewater, способен был соперничать со Standard Oil. Рокфеллер стал делать скидки, строить и покупать новые трубопроводы и предприятия. Tidewater противостояла Standard Oil, но не переходила к активному наступлению, надеясь продержаться достаточно долго, чтобы сделать гиганта своим клиентом. Рокфеллер же тем временем приобрел большую часть игроков и начал строить трубопроводную компанию, возглавил которую прошлый противник Standard Oil Джозеф Поттс (по другим источникам, он ее не возглавил, а скорее консультировал).

Tidewater продолжала увеличивать протяженность своих маршрутов, а Standard Oil всячески этому мешала. До сих пор ходят слухи, что Рокфеллер нанимал уличные банды, чтобы они разрушали трубопроводы и нападали на рабочих. Но в Tidewater были и внутренние неурядицы, которые привели компанию к финансовым проблемам. В поисках кредита они пришли к Рокфеллеру, который легко оказал им помощь.

Бизнесмен установил контроль над большей частью индустрии и прижал нефтедобывающие компании, но понял, что его империя недостаточно хорошо выстроена. Ему принадлежало около 80 компаний, и эта структура могла развалиться в случае неожиданного изменения ситуации или смерти кого-то из главных акционеров. В 1882 году компании были объединены в трест с капиталом в $70 млн, самые крупные предприниматели составили его верховный совет.

Рокфеллеру приходилось учиться контролировать приобретенные компании, ведь их владельцы не всегда исполняли приказы центрального офиса. В особых случаях представители Standard Oil отправлялись налаживать с ними отношения. Оставшихся конкурентов Рокфеллер выдавливал с рынка с помощью демпинга: тотальный контроль над отраслью позволял ему как угодно манипулировать ценами. С середины 1880-х годов предприниматель начал скупать месторождения нефти, уменьшив зависимость от производителей и укрепив власть над ними.

В 1890 году у Standard Oil и еще более чем у 50 трестов страны начались проблемы: правительство приняло антитрестовый закон Шермана. Standard Oil of Ohio попала под расследования. Судебные слушания доказали принадлежность компании к тресту, и у нее едва не отобрали лицензию. Кроме того, Standard Oil of Ohio было запрещено принимать участие в подобных объединениях и позволять контроль извне.

Был создан опасный прецедент: теперь можно было привлечь к ответу любую компанию и с высокой вероятностью выиграть дело. Рокфеллер перенес центральный офис Standard Oil в штат Нью-Джерси, где ему удалось добиться ослабления антитрестового законодательства. Рокфеллер начал процедуру роспуска треста, который в дальнейшем был преобразован в холдинговую компанию Standard Oil. Большая часть предприятий объединили, и их осталось около 20.

В конце десятилетия Рокфеллер стал постепенно отходить от руководства холдингом. Ему было уже больше 60 лет, и его здоровье оставляло желать лучшего. В 1897 году управление практически перешло к Джону Арчболду: он долгое время занимал должность вице-президента и официально стал главой компании лишь в 1911 году, причем это было сделано настолько тихо, что даже многие акционеры Standard Oil не знали об изменениях.

Чтобы понять, что происходило в жизни предпринимателя дальше, нужно разобраться в отношениях Рокфеллера с правительством. Общая сумма штрафов, которые предприниматель должен был выплатить за свою жизнь, приближается к нескольким десяткам миллионов долларов. Юристы частично облегчали ситуацию, выискивая слабые стороны в предписаниях суда.

Многие специалисты считают, что подобный результат был бы невозможен, если бы не умение Рокфеллера выстраивать отношения с правительством. Standard Oil была постоянным спонсором как демократической, так и республиканской партии. Журналист Ллойд, критикуя траст, заметил, что правительство выбирают не граждане США, а богачи, и с этим трудно спорить: Рокфеллеру действительно несколько раз удавалось лоббировать нужные ему законы.

Практиковались и подкупы сенаторов, которые маскировались под финансирование. Комиссии, которые расследовали деятельность Standard Oil, были наполнены агентами Рокфеллера, которые докладывали ему обстановку и влияли на принимаемые решения. Так же он добивался отмены невыгодных законопроектов.

В 1890 году бизнесмену удалось договориться с политиком Маркусом Ханной, который имел значительное влияние на республиканскую партию: он помогал Standard Oil переубеждать прокуроров, открывавших дела против треста. Влияние Рокфеллера и Ханны укрепилось в 1896 году: президентом США стал Уильям Мак-Кинли, в чью кампанию в значительной степени финансировал предприниматель. Однако Мак-Кинли не был просто пешкой в руках Рокфеллера — он сохранял независимость.

Ситуация стала хуже пять лет спустя, когда президентом стал Теодор Рузвельт с антимонопольной и антитрестовой политикой. Рузвельт также взял у Рокфеллера деньги на предвыборную кампанию, но содействовать ему не спешил. На письмо Рокфеллера Рузвельт ответил через газеты, зная, что предприниматель избегает публичности, а американская общественность относится к нему крайне негативно. Рузвельт начал против Standard Oil несколько резонансных дел, и, даже когда он уступил пост президента лояльному к компании Рокфеллера Тафту, антимонопольное расследование не прекратилось.

В 1911 году Верховный суд постановил разделить Standard Oil, но особого вреда это компании не нанесло. Исследователи говорят, что Рокфеллер потерял деньги только на замене вывесок с названием компании. С распада Standard Oil начали работу большинство американских нефтяных компаний, среди которых известная сейчас Exxon Mobil.

Самого предпринимателя приговор опечалил, он даже не стал объявлять его сотрудникам компании. Вместе с Арчболдом он разработал систему управления раздробленной Standard Oil. Реорганизация заняла четыре года, по завершении об этом сообщили властям, но те не стали проверять, как выполнено постановление суда. Кстати, деятельность компаний, ранее входивших в трест, после разделения почти не контролировалась: сказалось влияние Рокфеллера на Тафта и на следующего президента Вилсона.

Еще одна важная часть жизни Рокфеллера — благотворительная деятельность. Его мать была чрезвычайно религиозна и привила Джону желание помогать обществу: по слухам, еще в школьные годы он платил церковную десятину. С ростом доходов Рокфеллер увеличивал сумму пожертвований, в Standard Oil даже было создано направление, которое занималось благотворительностью. Так, благодаря предпринимателю были созданы Чикагский университет, медицинский институт и Фонд Рокфеллера. Последний работает до сих пор: предоставляет гранты на искусство и научные программы, а также борется с бедностью и неравными возможностями для представителей разных социальных слоев.

Начиная с 1911 года Рокфеллер проводил большую часть времени, играя в гольф и занимаясь благотворительностью. Его постоянным партнером по гольфу стал известный журналист Уорлдом Инглис, который документировал воспоминания Рокфеллера и его комментарии о тех или иных событиях — эти записи затем использовали многие биографы.

По мнению многих знакомых Рокфеллера, он не утратил интереса к бизнесу, но его предпринимательская деятельность свелась к консультированию сына, Джона Рокфеллера-младшего, и руководителей других компаний. Умер Джон Дэвисон Рокфеллер в 1937 году, немного не дожив до 98 лет.

Влияние Рокфеллера на историю США сложно переоценить. Он фактически в одиночку построил нефтяную промышленность страны. Его Standard Oil дала жизнь большей части современных нефтяных компаний США. Он создал капитал, который в пересчете на современные деньги составит, по разным источникам, от $190 до $320 млрд. Современники называли предпринимателя монополистом и отзывались о нем как о жестоком дельце. Но сейчас он признан одним из величайших предпринимателей, одним из отцов-основателей США, который повлиял на небывалый рост нефтяной индустрии.

#КакЭтоБыло

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления