{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 7, "likes": 11, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "14132", "is_wide": "1" }
Anatoly Burchakov
2 323

«Кремниевая долина не спасает нас от падения производительности труда»

Колумнист The New York Times о связи падения производительности труда и ИТ-сектора

Доходы американского среднего класса растут уже не так быстро, как прежде, и замедление темпов роста производительности труда может быть весомой причиной к тому. Об этом пишет в The New York Times экономист Тайлер Коуэн. Редакция vc.ru приводит перевод материала.

В странах с развитой экономикой высокая производительность труда обусловлена стабильным ростом качества жизни. Но в США показатели прироста производительности — посредственные. Показатель ежегодно увеличивался с 2005 года в среднем на 1,3%, тогда средний годовой уровень прироста за предшествовавшее десятилетие — 2,8%. Если прирост производительности труда не ускорить, то по широко распространённому убеждению, это отразится и на качестве жизни.

С этим согласны не все. Например, предприниматель из Кремниевой долины Марк Андрессен считает, что информационные технологии существенно влияют и на производительность труда, и на качество жизни, но традиционная статистика этого не фиксирует. Потребители имеют бесплатный доступ к сервисам Google, Facebook, Wikipedia, и в официальных цифрах это никак не отображается. Это замечание — что жизнь становится лучше, хотя мы зачастую этого и не замечаем, — популярно в технологических кругах.

До недавних пор дискуссия на эту тему была несерьёзной и главным образом состояла из прибауток. Чед Сиверсон, профессор Чикагского университета, решил изучить аргументы внимательнее и пришёл к выводу, что замедление роста производительности труда вполне реально. В своём исследовании Сиверсон указывает, что с этой проблемой столкнулись десятки стран с развитой экономикой, и явление имеет всеобщий характер. Более того, в странах со скромным технологическим сектором рост производительности труда замедляется с той же пропорции. А это не то, чего можно было бы ожидать, скрывайся «неучтённая» производительность в секторе технологий.

Ещё одна плохая новость. Снижение темпов роста производительности труда — слишком масштабно, и сопоставимо с технологическим сектором: по сдержанным оценкам Сиверсона, замедление производительности труда с 2004 года привело к потере $2,7 трлн ВВП: столько валового продукта могло быть произведено, если бы прирост производительности сохранялся на прежнем уровне.

Нужно не забывать, что, хотя Facebook и бесплатен для пользователей, большая часть технологического бизнеса — это услуги, которые так или иначе учитываются в официальной статистике. Например, бесплатный Uber занимается организацией платных перевозок. Google, Facebook и Wikipedia тоже вносят в ВВП значительный вклад, пусть и не напрямую. Они побуждают людей покупать смартфоны, планшеты, платить за доступ в интернет. Все это отражается на ВВП.

Это как поход в буфет, где платишь по принципу «съешь сколько сможешь»: курица там, может, и бесплатная, но наличие дополнительных ингредиентов заставляет посетителей платить больше. Часть ценности Google и Facebook также складывается из рекламы, что фиксируется государственной статистикой. А за многие приложения посетители просто платят.

Можно взглянуть на это так: технологический сектор не так велик, чтобы отвечать за медленный рост производительности труда. А из-за замедления роста ВВП сейчас — на 15% меньше, чем мог бы быть. В 2004 году цифровые технологии обеспечивали 7,7% национальной экономики США. Хотя с тех пор в интернете появилось много важных бесплатных вещей, трудно представить, что отрасль стала настолько лучше, что её доля в ВВП увеличилась вдвое.

В качестве альтернативы можно обратиться к исследованию интернет-сервисов, проведённому специалистами из MIT и Роттердамской школы управления. Они оценили время, которое люди проводят в интернете, и пришли к выводу, что бесплатные интернет-сервисы приносят в американскую экономику $106 млрд, меньше 1% ВВП. Так что и этим нельзя объяснить имеющийся спад роста производительности труда.

Ни одно из этих соображений не следует рассматривать как неуважительное по отношению к ИТ-отрасли. Возможно, наибольшие прибыли интернет приносил во второй половине 1990-х, а в те годы и производительность труда была высока. ИТ-сектор — по-прежнему один из наиболее динамично развивающихся в экономике США и, вероятно, не только останется таковым, но и станет более влиятельным.

Проблема медленного роста производительности труда, тем не менее, остаётся. Кризис производительности — реален и продолжается. ИТ-сектор продолжает быть наиболее вероятным источником будущих экономических прорывов. Но пока Кремниевая долина нас не спасает.

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]