[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": ["facebook","\u0441\u043e\u0446\u0438\u0430\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u0441\u0435\u0442\u0438","google","\u043c\u043e\u0431\u0438\u043b\u044c\u043d\u044b\u0435_\u043f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u044f","\u044d\u043b\u0435\u043a\u0442\u0440\u043e\u043d\u043d\u0430\u044f_\u043f\u043e\u0447\u0442\u0430","\u043c\u0435\u0441\u0441\u0435\u043d\u0434\u0436\u0435\u0440\u044b","slack"], "comments": 18, "likes": 12, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "14144", "is_wide": "1" }
Anatoly Burchakov
3 720

«Электронную почту уже невозможно "убить" силами одной стороны: победят все или никто»

New York Magazine о бесперспективности создания «убийцы email»

Поделиться

В избранное

В избранном

Колумнист New York Magazine Виджит Ассар написал, почему все попытки создать «убийцу электронной почты» бесперспективны. Автор убеждён, что протокол глубоко укоренился в жизни людей, и одной компании уже не по силам вытеснить его. Редакция vc.ru приводит перевод текста.

Наиболее убедительное свидетельство об умершем 5 марта 2016 года Рэе Томлинсоне заключается в том, что его изобретение — email, — сделало немыслимым звонить с соболезнованиями о его создателе. Он известен как изобретатель электронной почты, первые разработки у него появились в 1971 году. Спустя 45 лет этот инструмент остаётся самым важным для бизнеса, государств, частной жизни. Содержание некоторых писем и особенности обмена ими могут, например, повлиять на то, кто становится очередным президентом США.

Рэй Томлинсон Рэй Томлинсон

Электронная почта — одновременно огромная вещь и глубоко личная. В жизни мало вещей, таких необратимых, как смена почтового адреса. Это наиболее распространённая причина в историях о «краже личности» — в скомпрометированном ящике может находиться любая информация о жизни человека. Кроме того, к нему привязаны аккаунты на других сайтах. Буквально, от электронной почты зависит, как мы выглядим в интернете.

В то же время есть огромная и безликая спам-индустрия, в которой смешиваются громадные объёмы бессмысленных почтовых сообщений, отправляемых просто в надежде, что их кто-то заметит и поддастся на предложение выслать денег заморскому наследнику престола. Эту индустрию гармонично дополняет бизнес, построенный на борьбе с первой. Как всё это абсурдно и вместе с тем значительно.

Теперь, когда тостеры вот-вот начнут с нами разговаривать, осталось далеко позади время, когда первоначальный формат электронной почты казался самодостаточным. Письма, которые мы отправляем другим людям, вероятно, — наиболее чистое выражение наших мыслей, какое возможно в интернете с хоть с какой-то регулярностью. Но сейчас создаются системы, помогающие их распознавать.

По инициативе компаний стали возможными уведомления о прочтении сообщений и разветвлённые дискуссии. Только подумайте, чего можно было бы достичь при улучшении и расширении возможностей самого протокола: ёмкое поле темы, иерархически построенные обсуждения, категории и тэги, уведомления, ссылки на фрагменты писем, аннотации.

Я долго могу жонглировать чудными предположениями — ничего перечисленного в обозримом будущем не случится, потому что никто не пытается сделать систему лучше.

Все эти «убийцы электронной почты», о которых постоянно говорят, не смогут её в действительности вытеснить, потому что, перенимая и даже улучшая её механизм, упускают суть.

Каждого, кто претендует сменить доминирующий в цивилизованном мире формат коммуникации, можно и нужно игнорировать уже на стадии разговора о намерениях.

Построить лучшую систему будет невозможно, пока основной целью остаётся, собственно, коммуникация. По большому счёту, мы не очень вкладываемся в разработку новых открытых стандартов, спецификаций и протоколов, вокруг которых могут появиться целые новые классы инструментов. Мы же очень заняты попытками продавать приложения! И в конце концов, Slack — это просто очередное приложение.

Сама основа устройства мира технологий такова, что борется с принципом совместимости. Это по-своему хорошо, но можно и представить, где бы мы сейчас были, если бы Snapchat, WhatsApp и Slack начали сотрудничать. Мы могли бы получить нечто удивительное, целую новую парадигму для организации идей. Но для этого всем причастным пришлось бы покинуть свои огородики, а вместе с ними и идею о многих миллиардах гипотетических долларов.

Видимо, это одна из тех тонких вещей, которые уходят вместе со старейшинами: положение, когда компьютеры были новым рубежом, ещё не настолько освоенным, чтобы сулить прибыли, и неудобным. Сам никогда не пробовал, но думаю, что трепет перед открытием нового океана не имеет ничего общего с покупкой первой попавшейся лодки.

Большинство из нас загнаны в тупик безостановочной болтовни. Без полноценного взаимодействия между компаниями, растёт вероятность, что электронная почта, или что-то очень близкое к ней, надолго останется на своём месте — даже при наличии альтернатив. Чем дольше мы живём с почтой как lingua franca цифровых коммуникаций, тем сильнее она укореняется, а перспектива, что кто-то её «убьёт» — делается дальше. Особенно, в силу удручающего нежелания индустрии сотрудничать. С мощным API Slack можно сделать почти что угодно, но не устанавливать его себе. Кто-то важный всегда видит в этом точку невозврата и имеет на то основания.

Попытка к развитию через сотрудничество может казаться несбыточной мечтой, но совсем недавно Wikipedia сумела перевернуть наше понимание справочных материалов в интернете, хотя в её основе почти карикатурный идеализм. Были и другие подвижки: например, первая попытка Google совместить общение в реальном времени с асинхронным была эффективной. Прежде чем скатиться до Google Hangouts. Несколько лет Facebook выписывал каждому пользователю адрес электронной почты, позволяя отправлять сообщения за пределы соцсети, пока компания не отказалась от этой практики из-за низкого проникновения. Так если серьёзным парням это не по силам, на что всем остальным остаётся надеяться?

На самом деле, помогает уже принадлежность ко «всем остальным». Когда универсальность — основное свойство, сила в цифрах; даже выдающее число пользователей Facebook затмевается тем, как многие им не пользуются. Конечно, что-то новое ещё появится, как это всегда происходит, и надеюсь, мы этого даже не заметим, потому что будем слишком заняты этой вещью. Сколько придётся ждать — зависит от того, как долго мы будет позволять миллионерам грызться: кто этой вещью будет владеть.

Каждый, кто хотя бы пытается найти ответ на этот вопрос, уже неправ, хотя, электронную почту уже невозможно «убить» силами одной стороны: либо победят все, либо — никто.

#Facebook #социальные_сети #Google #мобильные_приложения #электронная_почта #мессенджеры #Slack

Статьи по теме
«Вы возненавидите Slack так же, как электронную почту»
Facebook выпустила корпоративный мессенджер Work Chat — аналог Slack
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления