[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0438","\u0441\u0435\u043c\u0435\u0439\u043d\u044b\u0439_\u0431\u0438\u0437\u043d\u0435\u0441","\u043d\u0438\u043a\u043e\u043b\u0430\u0439_\u0432\u0442\u043e\u0440\u043e\u0432","\u0432\u0442\u043e\u0440\u043e\u0432\u044b","\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 20, "likes": 21, "favorites": 28, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "14329" }
Дмитрий Кошельник
12 412

«Сибирский американец»: на чем зарабатывал богатейший человек предреволюционной России Николай Второв

Обозреватель vc.ru изучил историю бизнеса промышленников Второвых, которым принадлежали многочисленные производства, банки и знаменитые второвские пассажи. Николай Второв развил семейное дело и основал заводы ЗИЛ и «Электросталь».

Российская империя времен заката известна ростом числа крупных предпринимателей, непосредственно влиявших на государство. Богатейшим из них был Николай Александрович Второв: общий капитал его бизнеса превышал 100 миллионов рублей. Его сравнивали с американским банкиром Морганом и говорили, что все, к чему он прикасается, превращается в золото. Склонный к риску и авантюрам, но умевший реально оценить ситуацию, Второв был одним из наиболее неординарных предпринимателей Российской империи.

Основание империи Второвых

О Второвых известно не так много, хотя это были крупнейшие промышленники, владевшие колоссальным капиталом. Популярно мнение, что Второвых считали дельцами, которых интересовало лишь развитие своих предприятий и получение прибыли, — а потому их не превозносили, как это происходило с меценатами.

Александр Федорович Второв родился в 1841 году в городе Лух в Костромской губернии. Судя по имеющимся источникам, семья Второвых жила небогато. В юности будущий предприниматель получил опыт в торговле, поработав подрядчиком, что пригодилось ему при организации собственного дела.

Начальный капитал Второв получил благодаря женитьбе на дочери купца, которая произошла приблизительно в 1861–1862 году. По другой версии, ему пришлось занять деньги у близких и обратиться за кредитом. Чтобы избежать жесткой конкуренции, Александр Федорович отправился открывать свое дело в Сибирь. Здесь у людей были деньги, а вот продукции не хватало, в частности, практически отсутствовали мануфактурные товары.

В 1862 году (некоторые источники называют 1866 год) Второв отправился в Иркутск, где записался в третью гильдию купцов и занялся оптовой торговлей. Однако у Второва не было своего производства, и товары он приобретал на ярмарках. Казалось бы, он мог покупать все задешево и перепродавать втридорога, но доставка из Новгорода занимала полтора-два месяца, а из Москвы — и вовсе четыре. На перевозку товара предприниматель тратил почти полгода — поэтому приходилось выбирать продукцию чрезвычайно тщательно и при этом обязательно учитывать возможное повреждение в процессе транспортировки.

Судя по отзывам современников, Второв был чрезвычайно практичным человеком, который умел подбирать подходящие товары, — но при этом он четыре раза разорялся. Некоторые считали, что Александр Федорович ни разу не доходил до банкротства, а лишь объявлял о нем. В результате такого маневра кредиторы соглашались даже на небольшие доли, лишь бы вернуть хоть что-нибудь, и Второв начинал все сначала.

Постепенно предприниматель расширял географию поставок, переходя от самых популярных ярмарок к более удаленным. Главной целью было увеличить оборот и приобрести товар как можно дешевле. Второв достиг успеха в торговле в Иркутске, и с 1870-х годов его бизнес заработал в четырех городах. Одних мануфактурных товаров стало мало — нужно было расширяться.

Предприниматель решил вдобавок к оптовым магазинам открыть розничные — большинство из них войдут в историю как второвские пассажи. Строительство происходило по специальному плану, который не нарушался ни при каких условиях. Кроме собственно торговых рядов, обязательно было наличие ресторана и гостиницы, которая по стандарту называлась «Европа». Этот проект сделал Второва одним из крупнейших предпринимателей Сибири: у его предприятия было более 15 отделений в регионе. Многие источники называют Александра Федоровича «отцом русских супермаркетов».

В 1876 году Второв вошел в первую гильдию купцов, а окончательно упрочилось его положение с появлением железных дорог. Когда были устранены сложности с транспортировкой, у бизнеса Второвых не осталось почти никаких препятствий для дальнейшего развития. Уже к концу 1890-х годов он превышал по обороту почти всех конкурентов предпринимателя в Иркутске. В 1897 году рост прибыли позволил Второву перебраться в Москву.

Второвский пассаж в Томске

Упрочение семейного бизнеса

Николай Александрович Второв родился в 1866 году, когда его отец развивал свое дело в Сибири. Он воспитывал его как достойного наследника, и Второв-младший, как и его отец в свое время, с детства готовился к предпринимательской деятельности. С 12 лет Николай разъезжал вместе с отцом по ярмаркам, где учился торговаться с поставщиками, а затем работал за прилавком в его магазинах.

У Николая Александровича с раннего возраста была склонность к авантюрам: примерно в 15 лет он продал купцу Варфоломееву права на несуществующую дорогу Томск-Новосибирск, для чего ему пришлось договориться с жандармами и местной властью о получении необходимых печатей. На этом удалось заработать около 135 тысяч рублей. Авантюра, возможно и удалась бы, но Варфоломеев решил немедленно вступить во владение собственностью.

Закончилось все судом и заключением сделки, по которой Второв-старший был вынужден в качестве компенсации за поступок сына подарить обманутому купцу одно из своих предприятий. Александр Федорович вышел из ситуации, отдав Варфоломееву наиболее убыточное из них с долгом в 50 тысяч рублей. Обманутый купец так ничего и не выиграл, а лишь сменил одного Второва, еще не умевшего проворачивать сомнительные сделки, на другого, более опытного.

Николаю тоже досталось: хотя официального обвинения в мошенничестве предъявлено не было, Александр Федорович решил проучить сына и отправил его развивать семейное дело в Томск. В итоге Второв-младший поблагодарил отца за бесценный опыт и предоставленную свободу действий.

В 1890-х годах, когда империя Второвых разрасталась, Николай был на первых ролях как самый талантливый из детей Александра Федоровича. В его ведомстве были Томск и вся Западная Сибирь. Амбициозный план заставил Второва-старшего в конце 1897 года отправиться в Москву. Купеческое сословие в это время росло и начинало всерьез влиять на политику страны. Александр Федорович решил, что пора дать своим предприятиям дальнейшее развитие, а также укрепить семейную репутацию.

Оставив Николая в Томске, а другого сына Александра — в Иркутске, предприниматель с семьей отправился в Москву. Второвы уже были миллионерами, Александр Федорович имел влияние в Сибири, но на Москву оно распространялось мало. Второв стал использовать связи, полученные на Нижегородской ярмарке, для укрепления положения семьи: его дети заключали брачные союзы с представителями купеческой элиты.

Николай в это время развивал семейное дело в Сибири: его интересовала главным образом добыча золота и нефти. Под его руководством оказались не только пассажи и оптовая торговля, но и несколько химических и текстильных предприятий. К бизнесу Второвых добавились трактиры, игорные заведения, гостиницы, охотничьи товарищества — Николай с братом приобретали и открывали в Сибири все, что только могли.

В 1900 году было учреждено паевое товарищество «Александр Второв и сыновья» с уставным капиталом в 3 миллиона рублей. Благодаря удачным замужествам дочерей глава семейства получил паи в крупных текстильных предприятиях Москвы, а один из сыновей, Александр, женился на дочери водочного короля Смирнова. Александр Федорович следил за деятельностью детей и в то же время доверял им, в частности Николаю, и поддерживал их инициативы.

В 1907 году положение семьи на сибирском рынке укрепилось: Второвы приобрели предприятия Стахеевых, которые длительное время были их главными конкурентами. По мнению многочисленных исследователей, именно тогда Второвы полностью подчинили Сибирь и стали стремиться к лидерству в других регионах. Александр Федорович достиг договоренностей с правительством о поставках отходов текстильного производства, которые использовались при создании пороха.

Был заключен брак между одной из дочерей Второва и Сергеем Николаевичем Коншиным, одним из владельцев Товарищества мануфактур имени Н.Н. Коншина в Серпухове или Серпуховской мануфактуры. По слухам, Второв-младший содействовал этому браку, желая получить контроль над предприятием. Они с Коншиным вместе занимались золотодобычей и были в дружеских отношениях.

Рабочие красильно-отделочной фабрики Товарищества мануфактур Н.Н. Коншина в Серпухове

Развитие Серпуховской мануфактуры

В 1907 году Николай Второв стал коммерческим директором Серпуховской мануфактуры. Некоторые источники называют его директором-распорядителем — впрочем, эта версия не подтверждена. Формально Второв не возглавлял предприятие единолично, но, по мнению многих исследователей, он не ограничивался ролью одного из директоров и принимал деятельное участие в работе предприятия.

Серпуховская мануфактура, одна из крупнейших в стране, состояла из четырех ткацких фабрик и множества разнородных заводов, среди которых были кирпичный и литейный. Руководство собиралось выйти на рынки других стран, но до дела не доходило. Николай Александрович поставил этот аспект на первое место и стал всерьез интересоваться иностранными рынками и модернизацией предприятий.

Стоит подробнее рассказать об управленческой методике Николая Второва. Он мало походил на обычного купца: в детстве он занимался исключительно торговлей, учился заключать сделки и вести переговоры. Он, хоть и управлял промышленными предприятиями, мало понимал в текстильном производстве и производстве вообще.

В то же время механизация промышленных предприятий Второва происходила скорейшими темпами. Он не заставлял рабочих трудиться по 14 часов и отказался от штрафов. На его предприятиях открывались училища для рабочих, а также их семей, возводились отлично устроенные казармы, при необходимости жилье предоставлялось и продавцам в магазинах. У последних также были скидки во Второвских пассажах и возможность получить беспроцентный кредит — уникальная для того времени возможность.

В 1910 году Николай Александрович предложил открывать международные представительства Серпуховской мануфактуры. С его легкой руки началась переоснастка фабрик, благодаря которой улучшилось качество и выросло производство. По мнению аналитиков, предложенные Второвым-младшим изменения позволили Серпуховской мануфактуре не потерять позиций даже в военное время.

Николай Второв во главе семейного бизнеса

В 1911 году умер Александр Федорович Второв, большую часть состояния получил его старший сын, Николай Александрович. Историки сходятся на том, что приход к власти Второва-младшего продемонстрировал его колоссальный потенциал, который долго сковывало отцовское представление о бизнесе. Меньше чем за десять лет Николай Александрович Второв превратил и без того прибыльные семейные предприятия в настоящую империю.

В наследство Второв получил около 150 розничных магазинов, паи во многих крупных мануфактурах, текстильные и химические предприятия, а также различные трактиры, гостиницы и прочие заведения. Кроме того, в руках у предпринимателя оказался капитал в 8 миллионов рублей. Николай Александрович принялся расширять семейное дело: как и отец, он устраивал браки родственников с известными людьми или чиновниками.

Предприниматель понимал зависимость бизнеса от политики и охотно оказывал государству, а иногда и императорской семье всевозможные услуги. Он помогал улучшать инфраструктуру города, возводить новые мосты и дороги, предоставлял государству кредиты. Когда же предпринимателю требовалась ответная помощь — достаточно было просто намекнуть.

В 1912 году Второв начал свой первый крупный самостоятельный проект — строительство комплекса зданий «Деловой двор». Вложено было несколько миллионов рублей. Конкуренты и газетчики уверяли, что вложенные средства не отобьются и Николай Александрович уничтожит наследие отца. Тем не менее уже в 1913 году, на последнем этапе строительства, большую часть зданий арендовали, а за остальные между промышленниками шла настоящая борьба. Помещения были чрезвычайно современны и оформлены с небывалой роскошью, а вел проект знаменитый архитектор И.С. Кузнецов. Рискованная затея принесла деньги, а к тому же изменила облик предпринимательства в Москве.

Следующий проект Второва — текстильный трест. Еще в 1910 году он выводил Серпуховскую мануфактуру на новый уровень, следующим шагом стало упрочение позиций бизнеса на российском рынке и выход в другие страны. В 1913–1914 годах Николай Александрович вместе с братьями Кноп приобрел крупные паи Даниловской мануфактуры и Товарищества Гюбнера, а затем было создано Товарищество управления ввозными и вывозными товарами, которое возглавил Второв.

Вскоре были открыты представительства в торговых центрах Российской империи и в Китае. Обороты предприятия составляли около 70 миллионов рублей. С началом Первой мировой войны текстильный бизнес был частично переведен на военные нужды: здесь производились бинты для солдат. На территории Серпуховской мануфактуры был создан химический завод.

В 1915 году российская армия столкнулась с нехваткой снарядов и боеприпасов, и государству пришлось опереться на крупных промышленников. Вскоре Главное артиллерийское управление (ГАУ) создало «Организацию уполномоченного ГАУ по изготовлению снарядов французского образца». Возглавивший ее генерал Ванков предложил Второву сотрудничество, и предпринимателю была предоставлена фабрика, к которой достроили два снаряжательных завода и мастерские.

Предприятия расположили поблизости от железнодорожных станций для скорейшей транспортировки, причем первый завод возвели всего за 38 дней. Второв объединил военно-промышленные предприятия и часть текстильного бизнеса в акционерное общество «Поставщик», деятельное участие в котором принял его сын Борис.

Предприниматель заметил, что большую часть красок страна приобретала в Германии, и вместе с другими крупными предпринимателями создал российское акционерное общество химической промышленности «Русско-Краска». Оно не занималось производством только краски — в Москве стали создавать промышленные лаборатории.

В 1916 году Второв приобрел «Юнкерс-банк», который станет основой его империи. Банк раньше принадлежал знаменитому финансисту Дмитрию Рубинштейну, который был известен полузаконными операциями и коррупционной связью с Григорием Распутиным. Через Распутина Рубинштейн пытался получить более высокий чин и защиту от судебного преследования, которое ему грозило за несколько рискованных операций. В конце концов он попал под следствие и был посажен в тюрьму за содействие врагу. Есть мнение, что обвинение было отчасти сфабриковано в результате борьбы в финансовых кругах.

Как бы то ни было, банк оказался во власти Второва, который сполна воспользовался открывшимися возможностями. Под его руководством «Юнкерс-банк» превратился в Московский промышленный банк с капиталом в 30 миллионов рублей. С помощью этого учреждения приобретались металлургические, цементные и химические заводы, развивались предприятия, направленные на военное снабжение. Капитал Второва достиг 150 миллионов рублей.

К 1916 году у Второва была одна из крупнейших в России бизнес-империй: Серпуховский хлопчатобумажный трест, химические, металлургические и снаряжательные заводы, Московский промышленный банк, угольные и золотые шахты, месторождения нефти, почти 200 розничных магазинов, кирпичные производства и многое другое.

На этом предприниматель не остановился — он продолжал переводить промышленность под военные потребности. Вместе с купцом Рябушинским он создал Автомобильное московское общество, предназначенное в первую очередь для обеспечения армии грузовиками. Вскоре название этого предприятия изменится на ЗИС, а позже — на ЗИЛ. Кстати, для первой версии грузовика была использована модель Fiat: благодаря хорошей проходимости она подошла для отечественного бездорожья.

Во время войны на текстильных предприятиях Второва стали шить форму для солдат по проекту В. Васнецова и К. Коровина. Отсюда родом знакомые нам длинные шинели, галифе, буденовки, которые изначально назывались богатырками, а также кожаные куртки, ставшие визитной карточкой офицеров НКВД и комиссаров. Эта униформа была предназначена для парада по Берлину по случаю ожидаемой победы в Первой мировой войне.

Основание завода «Электросталь»

Во время Первой мировой войны промышленникам пришлось начинать работать во многих отраслях с нуля или скорыми темпами налаживать производство в больших масштабах, чтобы удовлетворить потребности армии. В частности, у фронта была колоссальная потребность в стали, а удовлетворить ее было почти невозможно.

Государство попросило помощи у Второва, умевшего найти средства и в короткие сроки наладить производство, и предприниматель основал завод «Электросталь», который существует и поныне. Его компаньонами стали М.И. Терещенко (при Временном правительстве стал министром иностранных дел) и А.И. Коновалов. Для утверждения у Николая II был разработан устав, который император подписал в 1916 году.

Для строительства было выбрано место возле урочища Затишье в Московской губернии. Позже здесь вырастет город, который в советское время получит название Электросталь. Выбор места был обусловлен близостью транспортных магистралей и электростанции и в то же время допустимым удалением от Москвы. Попавших сюда рабочих освобождали от военной службы, но цель перед ними стояла не менее сложная — в кратчайшие сроки построить завод.

Подъездные пути нужно было прокладывать в лесистой и болотистой местности — рабочим пришлось тяжело, и это заняло много времени. Но главным препятствием стало другое: почти год пришлось убеждать железнодорожное управление отдать принадлежащую ему землю под нужды предприятия. Второв скупал рельсы в разных регионах империи, не обращая внимание на качество: он собирался проложить подъездной путь, который бы прослужил хотя бы первое время. Краеугольный камень завода, одного из первых предприятий такого рода в стране, был заложен 6 августа 1916 года.

Второв спешил и всеми силами увеличивал количество строителей за счет жителей других стран Российской империи. В общей сложности на стройке трудилось около 6 тысяч человек. У рабочих был ненормированный график, работать приходилось в любую погоду и в любое время года. Не было времени обеспечить рабочим надлежащие условия, и участились болезни — пришлось привозить докторов, чтобы не допустить пандемии. Историки подчеркивают, что действия предпринимателя все же запоздали, и смертность среди рабочих оставалась высокой.

Во время строительства Второв вербовал на завод ученых и специалистов. Большая часть из них приезжала из Петрограда, а до этого приобрела практические навыки работы на Путиловском заводе. С некоторыми специалистами Второв был вынужден встречаться лично, чтобы убедить их войти в состав предприятия.

Электрические печи заказывались из Англии и США, вместе с большей частью необходимого оборудования. Россия не могла себе позволить производить необходимую оснастку, да и качеством ее, скорее всего, Второв остался бы недоволен. С доставкой оборудования также были проблемы: транспортные суда не раз уничтожал немецкий флот.

Несмотря на сложность задачи, тяжелые условия труда и проблемы с чиновниками, строительство в конце концов закончили. Первая плавка прошла 17 ноября 1917 года. За время возведения завода страна изменилась, монархия пала, но Второв сдержал слово, и государство все же получило необходимую ему сталь.

Благотворительная деятельность и образ жизни

Второвы не были известны как меценаты: основатель династии Александр Федорович предпочитал благотворительной деятельности коммерцию, и если жертвовал, то мизерные суммы. Когда семейное дело возглавил Николай Александрович, подход к благотворительности изменился. Предприниматель жертвовал деньги госпиталям, на нужды раненых и пострадавших. Около миллиона рублей было направлено на развитие образования в Сибири, часть ушла в Иркутский университет, остальное — на создание промышленного училища.

Николай Второв был настоящим трудоголиком, большую часть времени он проводил в работе. При этом он окружил близких роскошью: у семьи была недвижимость в Сибири, в том числе родовое гнездо в Иркутске. Управляя своей империей из Москвы, Второв построил особняк, который позже получил название Спасо-Хаус — сейчас это резиденция посла США. По воспоминаниям современников, Второв был человеком жестким, но не жестоким, и чрезвычайно предприимчивым. При жизни его называли «сибирским американцем», подчеркивая его способ ведения дел и умение зарабатывать.

Спасо-Хаус

В последние годы жизни Второв, как и раньше, занимался своими предприятиями. Смена власти в России не слишком поменяла его жизнь, что неудивительно, учитывая дружбу с тем же Михаилом Терещенко. Когда к власти пришли большевики, предприятия Второва сначала особо не трогали: сказалась их стратегическая ценность.

В мае 1918 года Николай Александрович Второв был застрелен неизвестным молодым человеком. Расследование вскоре зашло в тупик: в истории было много непонятных обстоятельств. По слухам, убийцей был внебрачный сын предпринимателя, пытавшийся получить от отца солидную сумму денег.

Представители предпринимательского сословия собрались на похороны со всей Москвы. Делами империи Второвых некоторое время руководил сын Второва Борис Николаевич. После национализации предприятий часть семьи эмигрировала, потомки и поныне живут в странах Европы.

Влияние Николая Александровича Второва на развитие русской промышленности и военной индустрии сложно переоценить. Многие его начинания советская власть позже использовала для развития страны. Отличный организатор, умевший находить общие интересы с чиновниками, Второв прошел путь от владельца оптовых магазинов в Сибири до богатейшего человека Российской империи с состоянием в 60 миллионов рублей золотом.

#история_компании #семейный_бизнес #николай_второв #второвы #КакЭтоБыло

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления