{ "author_name": "Olga Budnik", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d","generations","bioenergy_technologies","\u043d\u0435\u0438\u043d\u0432\u0430\u0437\u0438\u0432\u043d\u044b\u0439_\u0433\u043b\u044e\u043a\u043e\u043c\u0435\u0442\u0440"], "comments": 17, "likes": 12, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "14346", "is_wide": "1" }
Olga Budnik
3 463

«Очень хотелось продолжать начатое в России»: компания из Санкт-Петербурга создала работающий неинвазивный глюкометр

Биофизик Эдвард Крыжановский в 2007 году основал компанию Bioenergy Technologies, которая продает по всему миру приборы и программные комплексы для медицинской диагностики. Одна из разработок компании — неинвазивный оптический глюкометр. 4 марта проект привлек инвестиции от «Посевного фонда в области живых систем».

Эдвард Крыжановский рассказал vc.ru, почему создание рабочего неинвазивного глюкометра — одна из важнейших задач в мировой биомедицинской электронике и как его команда эту задачу решала.

В 1991 году я поступил на физический факультет СПбГУ, где занимался физикой элементарных частиц и мечтал обнаружить то самое суперобъединение — единые начала всех фундаментальных физических взаимодействий: сильных, слабых, электромагнитных и гравитационных. Этим в последние годы жизни был поглощен Эйнштейн, а сейчас интересуется Стивен Хокинг. Пообщавшись с видными физиками, я оставил эту идею, поскольку с большой вероятностью не дожил бы до реализации результатов своих исследований на практике.

Хотелось сделать что-то важное, выдающееся и увидеть реальный результат своей работы. Выбор пал на биофизику. Один из моих проектов того периода — технология для выявления различий между натуральными и синтетическими маслами. Сейчас эти разработки активно используются в компании Aveda, это подразделение Estée Lauder, которое производит косметику из природных компонентов. Когда я учился в аспирантуре, они пригласили меня на практику в свою лабораторию в Миннеаполисе. Я поработал там три месяца, но, несмотря на вдохновляющие научные результаты и интересные перспективы и предложения, вернулся в Россию. Очень хотелось продолжать начатое и делать разработки именно здесь.

Я защитил диссертацию и вместе с партнером Арменом Григоряном, тоже выпускником физфака СПбГУ, открыл свою первую компанию Bioenergy Technologies. Мы разрабатывали программно-аппаратные комплексы, обучающие контролировать психоэмоциональное состояние при помощи биологической обратной связи.

Это выглядит так: человек управляет поведением виртуального героя в компьютерной игре не при помощи мышки или клавиатуры, а при помощи осознанного изменения своего состояния — наши сенсоры эти состояния регистрируют. Я разрабатывал концепцию, методики и алгоритмы, а мой партнер переводил их в программный код и делал софт.

Мы привлекли инженеров, дизайнеров, врачей. Наши системы использовали в российских вузах. Еще они пользовались успехом у представителей нетрадиционной медицины: им нравится визуализация изменений состояния до и после терапевтических процедур, к примеру иглоукалывания. Одна из методик сейчас применяется в Институте мозга РАН: она позволяет обследовать динамику изменения кислорода в сосудах головного мозга без хирургического проникновениянеинвазивным методом инфракрасной спектроскопии.

В нашей компании работает 10 человек. Разработанные системы на сегодняшний день проданы более чем в 30 стран. У нас более 2000 клиентов по всему миру, около половины из них из других стран. Обороты компании позволяли вести эти разработки, не привлекая внешнего капитала. Всего мы создали шесть продуктов.

Мы все горели идеей неинвазивного глюкометра — прибора, который позволил бы измерять уровень сахара в крови без прокалывания. В начале 2014 года в России было зарегистрировано около четырех миллионов больных диабетом, в мире их 382 миллиона. Каждые 12 лет количество больных удваивается. Диабетики пользуются инвазивными глюкометрами и вынуждены прокалывать пальцы рук от двух до восьми раз в день. Это больно и дискомфортно, особенно для детей, не говоря уже о риске инфицирования.

Мы понимали, что задача разработать неинвазивный глюкометр — одна из важнейших в биомедицинской электронике, ее решают разработчики по всему миру. Только в России около десятка команд, которые занимаются подобными технологиями. Тем не менее ни один из подобных приборов еще не пошел в серию.

Когда мы решили подступиться к этой проблеме, то выбрали метод оптической спектроскопии. Во-первых, у нас уже был приличный опыт в оптической электронике. Во-вторых, этот метод позволял нам избежать ошибок большинства разработчиков, которые не учитывали влияние принципиально важных компонентов в крови и коже — к примеру, воды и меланина.

Мы использовали оптическое излучение для зондирования тканей и органов пациента. По отраженному или проходящему ткань насквозь свету мы получали диагностическую информацию о биохимическом составе крови и межклеточной жидкости. Вода, протеины, жиры, глюкоза, различные формы гемоглобина и меланин поглощают свет. Наш прибор учитывает пики поглощения и выдает конечный результат. Мы уже запатентовали одну из ключевых формул в России и подали заявку на PCT (Patent Cooperation Treaty, договор о патентной кооперации — прим. ред.).

В конце 2014 года мы на свои деньги создали свой первый прототип неинвазивного глюкометра. Исследования и испытания проводились в одной из клиник Санкт-Петербурга и у наших партнеров в Пуэрто-Рико — там мы смогли оценить, как прибор работает на людях с различным цветом кожи. Результаты воодушевляли, хотя, конечно, мы понимали, что прототип работает в недостаточно широком диапазоне концентрации глюкозы в крови.

Чтобы прибор работал полноценно, нужно было расширить диапазон и научить его распознавать экстремальные скачки сахара. Для этого нужны были деньги, и мы решили принять участие в акселераторе GenerationS, организованном РВК. Благодаря менторам акселератора, особенно Олегу Мальсагову и его команде, мы выстроили финансовую и бизнес-модель проекта и привлекли партнеров, в том числе медицинскую компанию ИНВИТРО и Johnson&Johnson — мирового лидера по продажам инвазивных глюкометров.

Несколько дней назад мы закрыли первую инвестиционную сделку: в нас вложил деньги «Посевной фонд в области живых систем». Под этот проект мы открыли новую компанию. Деньги нужны, чтобы доработать прибор, расширить его рабочий диапазон, оптимизировать позиционирование пальца на сенсоре. Эти задачи планируем решить в течение 2016 года.

Во второй половине этого года нам нужен будет еще один раунд инвестиций, чтобы сделать калибровочное устройство и синхронизировать прибор с мобильными платформами. Следующий этап — сертификация Росздравнадзором, которую мы планируем начать в 2017 году и завершить в первой половине 2018 года. А затем — продажи лицензии.

#Офлайн #GenerationS #bioenergy_technologies #неинвазивный_глюкометр

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]