[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0440\u043e\u0432\u0430\u043b","google","\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435","\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u044c","nest","\u043f\u0440\u043e\u0432\u0430\u043b_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430","\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u043e\u0432","\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430","alphabet","revolv"], "comments": 19, "likes": 22, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "14707" }
Daria Khokhlova
13 400

Смерть стартапа: «Концепции собственности пришёл конец»

Инвестор о закрытии принадлежащего Alphabet стартапа Revolv

Поделиться

В избранное

В избранном

В начале апреля 2016 года корпорация Alphabet объявила о своём намерении закрыть направление Revolv, входящее в состав подразделения Nest. Команда Revolv занималась разработкой одноимённого «умного» хаба для дома, с помощью которого можно было управлять предметами «интернета вещей».

По словам представителей Nest, 15 мая 2016 года команда полностью прекратит поддержку устройства Revolv. Сотрудники не только остановят разработку и поддержку «умного» хаба, но и отключат уже проданные устройства от своего API, данные владельцев Revolv будут удалены, а аккаунты — аннулированы. Руководство Nest отметила, что в компании раздумывают о выплате компенсации покупателям Revolv в размере $300.

Стоимость устройства в рознице составляла $299. «Умный» хаб работал с мобильным приложением, с помощью которого пользователь мог контролировать использование всех предметов «интернета вещей» в доме. Технология поддерживала устройства от Philips, Sonos, General Electric и других производителей. Стартап был основан в мае 2012 года, и с момента запуска успел привлечь более $7 млн инвестиций в трёх раундах.

Nest приобрела компанию Revolv в октябре 2014 года. Тогда руководство Nest объявило, что продолжит развивать технологии Revolv, но продажа устройств будет приостановлена. По словам сооснователя Nest Мэтта Роджерса, в Revolv собралась «невероятная команда», но пользователям оказался не нужен «ещё один "умный" хаб».

Новость о закрытии проекта собрала множество негативных отзывов в сети. Инвестор Арло Гилберт сравнил Revolv с «пустой банкой из-под хумуса стоимостью в $299».

«Это решение поднимает интересную проблему. Когда программное и аппаратное обеспечение сплетаются в единый продукт, значит ли это, что производитель может в любой момент отключить пользователей от системы без каких-либо последствий? Похоже, генеральный директор Nest полагает, что да. Тони Фаделл считает, что он может просто зайти в ваш дом и навсегда выключить одно из купленных вами устройств», — пишет Гилберт.

Инвестор отмечает, что считает себя настоящим фанатом предметов «умного» дома: «В моём доме установлен датчик движения Z-wave, который определяет, с какой стороны дома я подъезжаю, передаёт данные на Revolv, а хаб включает фонари. Revolv также включает подсветку в саду сразу после заката. Это волшебно. Кроме того, у меня есть лампа, которая за 20 минут до пробуждения начинает освещать мою комнату, переходя от слабого свечения к яркому. Ею также управляет Revolv — с помощью системы Sonos. Revolv — дирижёр моего прекрасного оркестра "умных" домашних устройств».

15 мая мой дом перестанет работать. Ландшафтная подсветка перестанет включаться и выключаться, фонари перестанут загораться, как только датчик обнаружит движение рядом с домом. Так решило руководство Google и Nest.

«Nest просто послала всех людей, которые верили в продукт. Я также хочу отметить, что у компании есть мой адрес электронной почты, но единственный способ для покупателя узнать, что вскоре его гаджет перестанет работать — зайти на сайт Revolv», — продолжает Гилберт.

«Послушайте, я уже большой мальчик, и я понимаю, что это не конец света. Несколько сотен долларов — это не так уж дорого. Но такой шаг Google вызывает у меня целый ряд вопросов и опасений по поводу других продуктов корпорации».

Что Google решил превратить в кирпич следующим? Если компания решит прекратить поддержку Android, значит ли это, что все смартфоны на базе этой ОС перестанут работать? Как насчёт устройств Nexus, Nest, Dropcam, Chromecast?

Во всех устройствах, перечисленных Гилбертом, аппаратное и программное обеспечение неразрывно связано. «Представьте, что Apple не только может заменить ваше устройство при наличии дефектов, но и оставляет за собой право просто отключить смартфон после 12 месяцев использования. Неужели эпоха "интернета вещей" положит конец концепции собственности?»

#Провал #Google #кладбище #смерть #nest #провал_стартапа #кладбище_стартапов #смерть_стартапа #Alphabet #revolv

Статьи по теме
Смерть стартапа: История предпринимателя, занявшегося продажей брелоков для ключей с презервативами
Смерть стартапа: История одного из первых музыкальных стриминговых сервисов Rdio
Смерть стартапа: «Эта история порочит британскую технологическую отрасль»
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления