[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u043e\u0432\u043e\u0441\u0442\u044c","\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441_\u0442\u0430\u043a\u0441\u0438","uber","gett","\u0444\u0430\u0440"], "comments": 44, "likes": 13, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "14825" }
Andrey Frolov
4 007

Российские таксисты из ФАР пожаловались Медведеву на низкие цены в Uber, Gett и «Яндекс.Такси»

Федерация автомобилистов России от имени таксистов написала премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву письмо с жалобой на агрегаторы Uber, Gett и «Яндекс.Такси». Авторы обращения требуют проверить такси-сервисы с помощью антимонопольной службы, пишет РБК.

Ранее ФАР обращалась в ФАС с просьбой наказать сервисы за монопольное положение, но в октябре 2015 года получила отказ. Замруководителя ведомства Александр Кинев заявил, что ФАС не считает Uber, Gett и «Яндекс.Такси» монополистами, так как водители используют и другие подобные программы.

Деятельность сервисов заключается в сборе и передаче информации водителям, сами агрегаторы не оказывают транспортных услуг, напомнил Кинев. В настоящее время позиция ФАС не изменилась, сообщили РБК в ведомстве.

Автомобилисты просят Медведева дать поручение главе ФАС Игорю Артемьеву возбудить дело о нарушении антимонопольного законодательства.

ФАР полагает, что аргументация ФАС неправомерна и «игнорирует нормы действующего законодательства». Президент федерации Сергей Канаев считает, что сервисы являются не просто информационными службами, а субъектами заключения договора фрахтования такси, поэтому они должны нести ответственность вместе с водителями — в том числе, и при регулировании тарифов.

Директор по корпоративным коммуникациям Uber в СНГ Александр Костиков заявил РБК, что ФАР «произвольно трактует некоторые положения законодательства». По его словам, фрахтовщик — это владелец транспортного средства, юрлицо или ИП, который предоставляет фрахтователю (пассажиру) всю или часть вместимости одной или нескольких машин для перевозок. Такси-сервисы только передают информацию фрахтовщикам о заказах, говорит он.

Эксперты расходятся в оценках долей участия популярных сервисов в работе рынка перевозок. ФАР ссылается на данные Московской торгово-промышленной палаты, которая убеждена, что «Яндекс.Такси», Gett и Uber занимают 90% рынка перевозок.

Гендиректор компании «Евротранссервис» (бренд «Формула такси») Богдан Коношенко, который возглавляет профильный комитет в Московской торгово-промышленной палате, считает, что доля «Яндекс.Такси» может составлять около 50%, остальные 50% делят между собой Gett и Uber — причём последний занимает около 10% рынка.

Председатель общественного движения «Форум Такси» Олег Амосов полагает, что через популярные мобильные приложения в столице совершается около 55% всех заказов.

Топ-менеджер одного из агрегаторов на условиях анонимности сказал РБК, что такси-сервисы даже при невысоких тарифах помогают таксопаркам — например, снимают с них обязанности тратить средства на рекламу (20% всех расходов) и на диспетчерскую службу (15%), при этом уменьшая время простоя. «Сотрудничая с нами, они могут полностью убрать расходы на рекламу и диспетчерскую службу, оставив себе только затраты на автопарк водителей. Так что они ничего не теряют, а даже выигрывают из-за увеличения числа заказов», — добавил он.

Гендиректор компании «Новое жёлтое такси» Феликс Маргарян, который сотрудничает с Gett считает, что тарифы должны устанавливать таксопарки, так как они несут больше ответственности.

Расходы агрегаторов — это затраты на рекламу, и всё. Они больше ни за что не платят и ни за что не отвечают. А я арендую участки под автопарки, покупаю машины, плачу зарплаты водителям, плачу за запчасти, плачу за дорожающую страховку — все расходы растут. А тарифы на перевозку устанавливают они. Их никто не проверяет — только налоговая, нас же проверяют все. И всю ответственность несет перевозчик: если заказ сделан через приложение и передан на нашу машину и в поездке что-то произошло, то отвечать будем мы. Было бы справедливо, если бы компании, которые несут реальную ответственность, сами бы устанавливали тарифы за перевозку.

— Феликс Маргарян, гендиректор «Новое жёлтое такси»

#новость #яндекс_такси #uber #Gett #фар

Статьи по теме
ФАР попросила генпрокурора РФ возбудить уголовные дела против глав Uber, Gett и «Яндекс.Такси»
«Яндекс.Такси» высказало государству свои предложения по регулированию рынка такси
Российские таксисты вновь пригрозили «масштабной кампанией» против Uber
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления