[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["spotify","\u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0446\u0438\u0438","siri","\u043a\u0438\u0442\u0430\u0439","\u0433\u043e\u043d\u043a\u043e\u043d\u0433","\u043a\u0438\u0442\u0430\u0439\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0440\u044b\u043d\u043e\u043a","cheung_kong","\u043b\u0438_\u043a\u0430\u0448\u0438\u043d","\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 15, "likes": 22, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "15076" }
Дмитрий Кошельник
13 455

«Гонконгский Супермен» Ли Кашин: что помогло бывшему рабочему войти в список Forbes

Обозреватель vc.ru изучил биографию одного из самых влиятельных людей Азии, который занимает 17-ю строчку списка Forbes. Его конгломерат Cheung Kong представлен более чем в 10 отраслях и в 52 странах. Среди инвестиций 88-летнего предпринимателя — Siri, Skype и Spotify, а также образование и медицина.

У каждого миллиардера была своеобразная точка отсчета. Начиная с этого момента будущие предприниматели вырабатывали определенную систему мировоззрения, которая позже переносилась на их компании. Для китайца Ли Кашина начальной точкой стало бедное и тяжелое детство. Нежелание оставаться жителем трущоб и твердое намерение достигнуть больших высот позволили Ли Кашину стать одним из богатейших людей мира, получить целую вереницу наград от правительств разных государств и стать одним из влиятельнейших людей Азии.

Детство и первая работа

Ли Кашин, к своему несчастью, родился в Китае во время, предшествующее Второй мировой войне. Его семья жила в городе Чаочжоу, что в провинции Гундун. Некоторые источники уточняют, что отец Кашина был очень уважаемым школьным учителем. Несмотря на это, в особом достатке семья не жила. Отец считал, что Ли Кашин может добиться больших успехов на преподавательском поприще, но родительская мечта не сбылась.

В 1937 году началась война Японии с Китаем. Семья будущего предпринимателя пострадала в этом конфликте и присоединилась к беженцам. Они бросили свой дом и переехали в Гонконг. Тяжелые условия жизни привели к тому, что и отец, и сын заболели туберкулезом. Глава семьи не смог победить болезнь, и в 15 лет будущий предприниматель остался наполовину сиротой. От отца ему остались любовь к книгам и трудолюбие.

Жить стало еще труднее, но родственники не оставили Ли Кашина и его мать и помогали, чем могли. Есть и другая версия событий: несмотря на то, что дядя предпринимателя был богатым человеком, родственникам он помогать не спешил, главе семьи с лечением не помог и вообще бросил их на произвол судьбы. В общем, 15-летнему мальчику пришлось самостоятельно обеспечивать семью — для этого он пожертвовал образованием и ушел из школы.

Гонконг в середине 20 века

Юноша имел не так много шансов трудоустроиться. Гонконг был уже крупным городом и неплохо жил за счет торговли. Именно здесь и нашел свое место Ли Кашин, нанявшись торговать браслетами. Говорят, что на этом поприще он зарабатывал немного, а потому продолжал искать работу и менять профессии. В конце концов он неплохо устроился на заводе, производящем пластмассовые изделия. Самый популярный вариант гласит, что работал он там на покрасочном конвейере. Часто встречается другая версия — что он работал на фабрике, выпускающей пластиковые ремешки.

Рабочий график соответствовал китайскому стандарту — 16 часов в день. Часть источников говорит, что он успевал еще и в вечерней школе учиться и продавать металлические двери. Если это правда, то работоспособности Ли Кашина можно только позавидовать. Он стал откладывать деньги на будущий бизнес и стартовал после того, как семь лет проработал на производстве пластиковых изделий и собрал почти 9 тысяч гонконгских долларов (иногда встречается информация о сумме в 50 тысяч). Ему приписывают разные должности — начиная со старшего менеджера и заканчивая директором отдела продаж.

Основание Cheung Kong. Дружба с Дэн Сяопином

В 1950 году Ли Кашин открыл собственное производство пластиковых изделий, которое позже перепрофилировал на более узкую и оригинальную нишу — пластмассовые цветы. Компанию он назвал Cheung Kong — в честь реки Янцзы. Она неплохо развивалась: сеть клиентов Ли Кашина распространялась не только в Китае, но и в других странах, в том числе США. Среди них одно время даже числился Hasbro, крупный производитель игрушек.

Впрочем, многие исследователи говорят, что пластиковый бизнес, хоть и позволил Ли Кашину жить безбедно, не был конечной целью, и реальный рост его будущей империи начался в середине, а то и в конце 1960-х. В это время предприниматель скупает землю и недвижимость в Гонконге. Выход Ли Кашина на рынок недвижимости был не авантюрой, а являлся продуманным планом. Приблизительно в это время политика Мао Цзэдуна повлекла массовый отъезд иностранцев из Китая и в частности Гонконга. Ускорило их желание жить в более спокойных местах возросшее количество демонстраций, которые перешли в восстание.

Там, где многие видели проблему, Ли Кашин нашел возможность. Цена на недвижимость стала падать, а количество покупок недвижимости предпринимателем — расти. После того как ситуация немного успокоилась, под контролем Ли Кашина оказалась весомая часть Гонконга — по некоторым источникам, около 10,4 млн квадратных футов (чуть больше 3 млн квадратных метров). Здесь были не только жилые помещения и торговые места, но и участки под застройку. На приобретенной земле предприниматель возводил жилье, в первую очередь для бедных и средних классов. Инвестиции вскоре начали приносить прибыль. Довершили этот процесс смерть Мао Цзэдуна и изменение китайской политики, что привело к возвращению иностранцев и росту цен на недвижимость.

Стоит отметить, что предприниматель развивал свою недвижимость: некоторые его жилые помещения приводили в порядок. Отели увеличивались в размерах за счет соседних площадей. Кстати, к концу 1970-х Ли Кашину принадлежала компания Wynncor Limited и входящие в ее состав Hilton Hong-Kong и Bali Hyatt Hotel. Для подобных крупных покупок приходилось привлекать финансы извне. Партнерами Cheung Kong стали канадские банки Canadian imperial и Eastern Finance и целый ряд других финансовых учреждений. Благодаря этому Cheung Kong получила возможность приобретать более крупные участки и возводить в том числе и дорогую недвижимость. Дела в компании Ли Кашина шли очень хорошо, и в 1979 году ее прибыль составляла 254 млн гонконгских долларов.

Небоскреб Cheung Kong Center, верхний этаж которого занимает Ли Кашин

Успехи на рынке недвижимости в 1979 году позволили предпринимателю провести одну из своих крупнейших сделок. Начав с вложений в 630 млн гонконгских долларов, Ли Кашин к концу года получил контроль над 23% группы Hutchison Whampoa. Она в то время работала во многих отраслях, контролировала ряд производств в Гонконге, а принадлежала китайскому банку и — в большей части — Великобритании. Для многих до сих пор остается загадкой, как Ли Кашин сумел провернуть эту сделку. Некоторые приплетают сюда дружбу с Дэн Сяопином, а также манипуляции британцев, которые пытались сохранить контроль над компанией и при этом побаивались ее экспроприации в случае, когда Гонконг вернется к Китаю. Есть и другие версии вплоть до участия триад.

Пролить свет на эту сделку мог бы сам Ли Кашин, но он свои успехи особо не обсуждает, другие соратники тоже молчат. Причина может быть весьма прозаической — Hutchison Whampoa тогда просто переживала не лучшие времена, а Ли Кашин был одним из вариантов ее постепенного выведения из кризиса. Под его руководством конгломерат быстро восстановил позиции, главным образом за счет отказа от убыточных направлений.

Следует сказать несколько слов о взаимоотношениях Ли Кашина и Дэн Сяопина. С китайским политическим деятелем бизнесмена связывали дружеские отношения, но некоторые источники приписывают Ли Кашину все возможные почести, игнорируя реальность. Точно известно, что в конце 1970-х с разрешения Ден Сяопина была создана крупная китайская инвестиционная корпорация CITIC Group, которая работала почти во всех отраслях и использовала для этого иностранных инвесторов. Ее основал Жун Ижэнь, который позже станет видной политической фигурой в КНР.

Ли Кашин вошел в совет директоров CITIC Group, но не был генеральным директором, как говорят некоторые источники. Приглашение гонконгского предпринимателя, похоже, было просчитанным шагом так, как CITIC Group в будущем прочно закрепится в Гонконге. Неизвестно, насколько близко Ли Кашин в то время был знаком с Ден Сяопином. Вполне вероятно, что он познакомился с Жун Ижэнем, а позже, войдя в совет директоров CITIC Group, подружился с главой КНР. Таким образом, покупка Hutchison Whampoa могла быть совершена при участии или посредничестве Жун Ижэня. Впрочем, эту версию событий доказать практически невозможно: китайские предприниматели и политики умеют хранить секреты.

В дальнейшем вполне дружественные отношения Ли Кашина и Ден Сяопина подтверждаются реальными фактами. В разные моменты гонконгский бизнесмен занимал должность неформального советника при китайском политике. По слухам, именно Ден Сяопин помог спасти украденного неизвестными сына Ли Кашина, и он же жестко покарал виновных. После смерти Сяопина предприниматель сохранил свои связи в правительстве КНР и многими разведками мира он рассматривается, как потенциальная угроза информационной безопасности.

Начало 1980-х годов Ли Кашин встретил дальнейшим ростом прибыли, достигшей 700 млн гонконгских долларов. Это не только благодаря недвижимости и отелям — в конце 1970-х бизнесмен приобрел цементный холдинг Green Island и корпорацию Hutchison Whampoa. Далее Ли Кашин целеустремленно принялся за иностранную недвижимость. За рубежом у него были кое-какие наработки вроде приобретенного ранее Bali Hyatt Hotel. Недвижимость он покупал в разных странах мира, но весомая ее часть пришлась на США и Великобританию.

При этом Ли Кашин объяснял своим партнерам, что на рынке Гонконга ожидается кризис и лучше бы к нему подготовиться. Впрочем, приобретение недвижимости за рубежом не слишком помогло предпринимателю. В 1983 году ожидаемо началось снижение прибыли. Сложности были не только с недвижимостью, но и с продажей цемента: серьезными конкурентами стали японские предприниматели.

Прибыль за год уменьшилась чуть ли не в два раза и продолжала падать еще в течение двух лет. Столкнувшись с кризисом, Ли Кашин начал инвестировать в дружественный Китай и довольно быстро восстановил свои позиции. Одним из крупнейших его проектов стало привлечение двух китайских банков для постройки электростанции стоимостью в $10 млрд. Предприниматель не обделил вниманием родной Гонконг и приобрел акции Hong-Kong Electric — энергетической компании, основанной еще в 1890 году. Учитывая то, что Hutchison Whampoa была одним из крупнейших импортеров угля из Китая и постройки электростанции, покупка показала интерес Ли Кашина к энергетическому рынку.

В 1986 году экономика Гонконга наконец стабилизировалась, и это сразу же нашло отражение в прибыли компании — 1,36 млрд гонконгских долларов. В этот период он принялся за реорганизацию, в частности, разделив на разные направления коммунальные и некоммунальные услуги, что упростило работу конгломерата.

В 1987 году Ли Кашин приобрел 43% акций канадской Husky Oil, хотя эта нефтяная компания тогда переживала не лучшие времена. Приобретение вошло в новообразованную Cavendish International. На этом предприниматель не остановился и в итоге завладел ее контрольным пакетом. Под его руководством Husky Oil начала набирать обороты: доля Ли Кашина на момент покупки стоила $500 млн, а с тех пор он успел продать ее часть, но оставшиеся у него акции оцениваются более чем в $8 млрд. В 1987 году Ли Кашин вошел в список богатейших людей мира по версии Forbes и тогда же получил прозвище «Супермен».

Продолжается его активная деятельность и в Гонконге. Узнав о том, что городу необходимо больше офисных зданий и оценив, что вскоре начнутся глобальные строительства, Ли Кашин начал действовать. Кроме недвижимости и земли, он приобрел оставшиеся акции цементной компании Green Island. Вместе с этим он с помощью рычагов в правительстве смог получить выгодные контракты на постройку аэропорта в Гонконге.

Cheung Kong в 1990-е годы. Адаптация к политическим условиям

В начале 1990-х стратегия конгломерата изменилась. Главной целью Ли Кашина стала подготовка к 1997 году, когда Гонконг вновь станет частью Китая. Миллионы жителей региона тревожно ждали этого дня. Международные компании также были не в восторге. Ли Кашин, учитывая его связи с Китаем, должен был беспокоиться меньше всех, но понимал, что нужно принимать меры. К активным действиям он приступил в 1993 году, сотрудничая с CITIC Pacific, которая работала чуть ли не в дюжине отраслей, среди которых были энергетика и полезные ископаемые.

Далее последовала целая череда инвестиций в китайские предприятия, начиная с крупных сталелитейных заводов и заканчивая отелями. Весомая часть вложений была направлена на недвижимость, которая тогда еще не была приоритетным рынком в КНР. Некоторые производства, куда инвестировал Ли Кашин, принадлежали государству, их возглавляли родственники видных государственных лиц.

В 1995 году бизнесмен перевел 30% активов конгломерата на нейтральные Каймановы острова. Обставлено все было вполне законно. Чтобы не вызвать удивление у китайских партнеров, Ли Кашин отметил, что собирается передать компанию сыновьям и не желает платить налог на наследство в Гонконге. Кстати, его сыновья будут работать в отцовском бизнесе, при этом предприниматель сохранит за собой должность председателя и продолжит контролировать деятельность своей империи. В этом же году Ли Кашин вошел в комитет, обсуждающий особенности передачи Гонконга Китаю.

Ли Кашин с сыном Виктором

В начале 1990-х интересы Ли Кашина не ограничивались только Китаем и Гонконгом. По своей привычке он продолжил инвестировать в высокие технологии. Он всегда поощрял технологические инновации в своих компаниях. Его интересовали в первую очередь мобильные сети. В 1991 году он вошел в эту отрасль — приобрел мало кого интересующий сервис Rabbit. В руках китайского предпринимателя он неожиданно для всех стал успешным, а в 1999 году был продан за $14 млрд. Сделка воспринималась аналитиками как рискованная, но позже они стали писать Ли Кашину хвалебные оды. Приобрести то, что всем кажется не нужным, а позже развить и продать в несколько десятков раз дороже — этот подход стал визитной карточкой бизнесмена.

В середине 1990-х Ли Кашин продолжил получать всевозможные выгоды от альянса с CITIC Pacific. Государственные контракты стало получать гораздо легче. В Гонконге он также не останавливался, приобретая землю и инвестируя в развитие железнодорожных линий. Доходы компании в 1995 году составили 11 млрд гонконгских долларов. В 1996 году началось строительство порта стоимостью в $1,1 млрд.

Портами занимается отдельная компания в составе Hutchison Whampoa. Некоторые источники указывали ее грузооборот в 14 млн TEU (единица измерения вместимости грузовых транспортных средств — прим. ред.), зафиксированный в 1998 году. Сейчас это направление добилось мирового лидерства среди портовых операторов. Сильные позиции бренда в Панамском канале считаются реальной угрозой безопасности США.

В 1996 году началась новая реорганизация конгломерата. В отдельную группу были выделены компании, находившиеся в Гонконге. В 1997 году конгломерат получил свою окончательную структуру, разделившись на четыре группы. Часть из них возглавили два сына предпринимателя Виктор Ли и Ричард Ли. Появились слухи, что бизнесмен собирается уйти в отставку.

В 1999 году Ли Кашин, и раньше интересовавшийся медиабизнесом, организовал холдинг TOM Group. Со временем в его состав вошли десятки печатных изданий, телеканалы, рекламные агентства и интернет-провайдеры. Холдинг имеет прочные позиции в Азии и особенно в Китае.

Характер и семья

Предприниматель был женат один раз и после смерти жены в 1991 году не стал снова вступать в брак. При этом нигде в прессе нет слухов о его личной жизни. Можно предположить, что предприниматель не афиширует свои отношения или не имеет их вовсе.

Старший сын Ли Кашина Виктор, исполнительный директор Cheung Kong Group, имеет неоднозначную репутацию. Некоторые аналитики считают его бледной тенью отца и отмечают, что все успешные сделки были заключены при участии Ли Кашина, а без него он сразу же провалился. Близкий круг предпринимателя отмечает, что способности Виктора явно недооценивают. Младший сын предпринимателя Ричард в начале 1996 года основал компанию Pacific Century Group.

Сам Ли Кашин дорожит репутацией своей компании — это так или иначе обыгрывается в каждом его интервью или биографии. Он не единожды подчеркивал, что репутация для компании — высшая ценность: сомнительными сделками можно добиться быстрых денег, но в дальнейшем они не позволят развить успех.

Есть история о Ли Кашине, которая не подтверждена, но вполне могла бы произойти. Когда он занимался производством пластиковых цветов, один из его клиентов отказался от крупного заказа. Обычно предприниматели в таком случае идут в суд или требуют выплатить неустойку. Клиент Ли Кашина, готовый к подобному повороту событий, сам предложил сумму, но тот отказался и дружелюбно отметил, что у всех бывают проблемы.

Неудачливый заказчик принялся рекламировать Ли Кашина знакомым и привел ему троих крупных клиентов. Безусловно, можно было вытребовать неустойку или получить еще больше в суде, но бизнесмен предпочел создать себе репутацию партнера, который может понять возникшие неурядицы. Не нужно считать, что он действует так постоянно. Клиентам Ли Кашина, которые переступают черту, придется столкнуться с противником, умеющим давить и использовать связи в государственных кругах.

Ли Кашин регулярно вкладывает деньги в новые технологии. Если сравнивать 88-летнего гонконгского предпринимателя с Уорреном Баффеттом, который младше него на два года, то победа будет явно не на стороне последнего. Баффетт со своей репутацией оракула львиную долю прибыли получил, инвестируя в более или менее надежные компании. Ли Кашин же делает «безумные вложения», но они оборачиваются прибылью. Баффетт не так давно отправил первое электронное письмо, а глава Cheung Kong вложился в несколько крупных стартапов вроде Facebook.

Многие источники цитируют фразу Ли Кашина о том, что он вкладывает деньги в эту область, чтобы чувствовать себя моложе. Верно и другое — в своем возрасте он мыслит достаточно широко, чтобы понимать, как будет развиваться отрасль. Дэниэл Эк из Spotify отмечает, что у гонконгского предпринимателя имеется собственное видение.

О трудолюбии Ли Кашина уже было сказано. В преклонном возрасте он меньше работать не стал. Некоторые источники указывают, что потрясающее трудолюбие китайского предпринимателя позволяет ему работать быстрее, чем многим коллегам. Его самоорганизация и умение планировать собственный график заслуживают отдельной книги по тайм-менеджменту.

Ли Кашин выстроил образ непритязательного в быту человека. Дешевые часы и костюмы, отсутствие коллекции автомобилей и личных островов. В общем, человек с 17-й строчки в Forbes при встрече не произведет впечатление богача. Исключение из правила — апартаменты в Гонконге стоимостью около $20 млн, которые предприниматель делит с сыном.

Развитие Cheung Kong в 21 веке

В начале 2000-х годов Ли Кашин всерьез взялся за ИТ-индустрию. Судя по всему, одним из первых громких его вложений стал Skype. Оправданные инвестиции получили долгоиграющие последствия. В 2006 году был учрежден фонд Horizons Ventures, чья работа распространяется на 10 стран, среди которых США, Китай, Израиль и Испания. Весомая часть денег идет в благотворительный фонд Ли Кашина на развитие образования и медицины.

В инвестиционном портфеле фонда более 40 компаний. Впрочем, известен он в первую очередь благодаря вложениям в Facebook и Siri. Нельзя не вспомнить и о Spotify: польза от вложений в него пока сомнительна, зато Дэниэл Эк активно рассказывает о Ли Кашине, а это плюс к имиджу. Инвестициями Horizons Ventures сложно пренебречь, учитывая, что Ли Кашин — один из самых влиятельных людей Азии и с его помощью на рынок КНР зайти намного легче.

Продолжается рост и других компаний, входящих в многоотраслевой конгломерат Ли Кашина. Чтобы проанализировать все его крупные сделки с 2000 по 2016 год — нужно, наверное, написать отдельную книгу. Все это время Ли Кашин постепенно и целеустремленно наращивает обороты в интересных для себя отраслях.

A.S. Watsons Group, один из крупнейших в мире ритейлеров с почти 8 тысячами магазинов, вышел на рынки многих стран, в том числе России и Украины. Телекоммуникационное направление Hutchison Whampoa, включающее в себя и интернет-провайдеров, работает более чем в 10 странах мира, делая упор на Азию.

Кроме того, у Ли Кашина остаются интересы в отрасли энергетики и водоснабжения. Он сделал несколько соответствующих приобретений в Австралии, а в 2010 году были куплены распределительные сети французской Electrecite de France в Британии. Одна из самых значительных сделок за это время — покупка компании Wales&West Utilites, которая контролирует чуть ли не четверть газового рынка Великобритании.

Ли Кашин не обделяет вниманием и рынок недвижимости. В конце 2000-х годов, по некоторым оценкам, каждая седьмая квартира в Гонконге принадлежала Ли Кашину. В определенный момент под его контролем было около 20 млн квадратных метров недвижимости Китая. В 2011 году предприниматель начал избавляться от нее, и упадок рынка недвижимости Китая в 2014 году не нанес вреда бизнесу. Позже он продал свои активы в КНР на сумму $16 млрд. Правительство Китая стало побаиваться, как бы подобным образом не начали действовать другие инвесторы. Ли Кашин отметил, что по-прежнему верит в Китай, но вновь инвестировать в это государство не стал.

Вырученные, таким образом деньги нашли применение в других отраслях и странах. В 2015 году почти за $16 млрд была приобретена телекоммуникационная компания О2. Кстати, Ли Кашин уже владел одним из местных мобильных операторов Three и таким образом получил более 40% рынка. Можно заметить, что он постепенно уходит с рынка КНР и приобретает все больше влияния в Европе. Об этом косвенно свидетельствует и планируемая реорганизация группы, которая, судя по всему, перебралась на Каймановы острова, где Cheung Kong и Hutchison Whampoa превратились в СКH Holding.

Ли Кашин показывает Арнольду Шварценеггеру вид на бухту Виктория из Cheung Kong Center

На данный момент конгломерат предпринимателя представлен в 52 странах и минимум в 11 отраслях, начиная с недвижимости и заканчивая финансовыми услугами. Большая его часть занимает если не лидерские, то высокие позиции. Так СКH Holding из небольшой фабрики, производящей изделия из пластмассы, стала одним из крупнейших конгломератов мира, а состояние его владельца дошло до $33,3 млрд.

Несмотря на все успехи Ли Кашина, его критикуют, и в первую очередь в Гонконге. Жители осуждают предпринимателя за поддержку правительства КНР и коммунистической партии. В их глазах он выглядит как делец, монополизировавший весомую часть города и готовый на все ради обогащения.

Власти Китая тоже недовольны последними действиями бизнесмена, а к тому же США постоянно ищет, как доказать причастность Ли Кашина к различным махинациям, начиная с союза с триадами и заканчивая шпионажем в пользу КНР. К чести Ли Кашина, он ловко маневрирует и не позволяет обвинениям и слухам стать чем-то большим.

В этом неплохо помогает благотворительность. Бизнесмен жертвует деньги тем, кто пострадал в различных природных катаклизмах. Стоит упомянуть и инвестиции Ли Кашина в образование. В 1981 году он открыл университет Shantou, затем жертвовал деньги в университеты Гонконга и Сингапура. Кроме того, на его средства была открыта медицинская исследовательская лаборатория в Кембридже в 2002 году.

За благотворительную деятельность предприниматель был удостоен множества наград, среди которых особое место занимает звание рыцаря-командора Ордена Британской империи. Это повлекло волну слухов о том, что предприниматель, активно работающий на британском рынке, связан с правительством Великобритании и продвигает его интересы в Китае.

В честь Ли Кашина названо здание в Гонконгском университете — такой чести он удостоился за пожертвование в $100 млн. Многие студенты и преподаватели были против переименования и обвиняли Ли Кашина в симпатии к правительству КНР.

Ли Кашин — отличный пример человека, который сделал себя сам. У него было тяжелое детство, он не успел получить образование — и все же построил бизнес с колоссальными оборотами. Многим исследователям хотелось бы приписать его достижения везению, но вся жизнь Ли Кашина свидетельствует о том, что это результат упорного труда, планирования и умения видеть перспективы там, где другие находят лишь проблемы.

#Spotify #инвестиции #siri #китай #Гонконг #китайский_рынок #Cheung_Kong #ли_кашин #КакЭтоБыло

Статьи по теме
«Волшебник из Омахи»: как Уоррен Баффетт построил финансовую империю
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления