[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u043a\u0438\u0442\u0430\u0439","ecommerce","\u0440\u0438\u0442\u0435\u0439\u043b","\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u043d\u0435\u0442_\u043c\u0430\u0433\u0430\u0437\u0438\u043d\u044b","\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u043d\u0435\u0442_\u0442\u043e\u0440\u0433\u043e\u0432\u043b\u044f","alibaba","\u0430\u043a\u0438\u0442","aliexpress"], "comments": 74, "likes": 13, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "15145" }
Anatoly Burchakov
4 280

«Парадокс нынешней ситуации в ритейле в том, что работать из-за границы выгоднее»

Исполнительный директор АКИТ о таможенных пошлинах

Поделиться

В избранное

В избранном

Исполнительный директор Ассоциации компаний интернет-торговли Артём Соколов написал для vc.ru колонку о законодательном регулировании трансграничной интернет-торговли. Автор убеждён, что для иностранного бизнеса в России созданы более комфортные условия, чем для местного.

Тема трансграничной торговли сегодня, пожалуй, самая дискуссионная в ecommerce. Уж в чем только нас не обвиняют. Каждый хочет купить товар подешевле, поэтому идею снизить порог беспошлинного ввоза воспринимает, как удар по собственному карману. Увы, так рассуждают не только «обычные люди», но иногда даже чиновники. Давайте попробуем разобраться, в чем собственно мы видим проблему для рынка и какое решение предлагает мировая практика.

Конкуренция должна быть честной

За прошедший год российские покупатели получили из зарубежных интернет-магазинов 135 млн посылок. 90% из них — отправления из Китая. По деньгам — это треть российского рынка ecommerce. В этом году число таких отправлений может достичь 200 млн, а доля трансграна в общем объеме интернет-торговли еще вырастет.

Любой товар, попадающий в нашу страну в мелких посылках, освобождается от таможенной пошлины. В России действуют самые высокие в мире нормативы для беспошлинного ввоза товаров — 1000 евро в месяц на человека. Иностранные интернет-магазины не платят НДС, не тратятся на сертификацию, не отвечают перед потребителем по российским законам. Другое дело — наши ритейлеры.

Представьте, что границу России пересекает контейнер дистрибьютора, интернет-каталога, производителя товара — Bosсh, Makita, Sony, Samsung или любого другого. За этот контейнер уплачивается 18% НДС, 10% таможенной пошлины, весь товар необходимо сертифицировать, маркировать, застраховать и так далее. А есть товары, на которые пошлины гораздо выше. Например, таможенная пошлина на импортируемые часы — 20%.

То есть одни платят все налоги и пошлины за ввоз одного и того же товара, другие не платят ничего. И в этом контексте единственное, чего хочет АКИТ — чтобы конкурентные условия были одинаковыми и для российских, и для иностранных магазинов.

Главный вопрос, который задают оппоненты — кому это нужно? Равные условия конкуренции жизненно необходимы российскому рынку ecommerce в целом. Даже если кто-то из интернет-магазинщиков сейчас этого не понимает, то через несколько лет ситуация изменится. Но менять правила игры для них будет уже поздно. Потому что их просто выдавят с рынка. И это не сказки, и не страшилки. Посмотрите на международный опыт.

Все регулируют трансгран. Кроме России

Из цивилизованных стран похожая на российскую ситуация по трансграничной торговле существует только в Австралии. Там порог беспошлинного ввоза составляет 1000 австралийских долларов. В результате доля локального ритейла в общем объеме электронной торговли Австралии составляет около 25%. Остальное — кроссбордер. Но с 2017 года и там меняется система налогообложения. Все интернет-магазины, доставляющие свои товары на территорию Австралии, будут обязаны уплачивать НДС в бюджет страны. В других странах эту проблему давно уже решили. В странах Евросоюза порог беспошлинного ввоза составляет 22 евро, в Канаде — 20 канадских долларов, в Индии и Бразилии — вообще нулевой.

Сами китайцы жестко отрегулировали кроссбордер: за любой товар, приобретенный у иностранного ритейлера, китайские потребители будут платить НДС 11,9%, а за посылку с товарами стоимостью свыше 1000 юаней еще и таможенную пошлину от 10% до 60% в зависимости от категории товара.

Очень удачная модель регулирования трансграна — в Великобритании. Порог беспошлинного ввоза товаров там составляет 15 фунтов стерлингов. На содержимое посылки стоимостью от 15 до 135 фунтов стерлингов начисляется ввозной НДС. Если товар по стоимости превышает 135 фунтов, то помимо НДС взимается таможенная пошлина. Кроме этого есть еще почтовый сбор.

Чтобы упростить себе жизнь и ускорить прохождение посылок через британскую таможню, можно стать официальным налоговым агентом. Для этого нужно самостоятельно зарегистрироваться в специальной системе для уплаты таможенных пошлин и НДС. К тому же покупателю магазинов-налоговых агентов еще и почтовый сбор платить не придется. С точки зрения потребителя, налоговые агенты однозначно выигрывают. Именно их товар обычно обходится дешевле и доставляется быстрее.

Почему бы и нам не внедрить такую систему?

За прибылью за границу

Парадокс нынешней ситуации в ритейле в том, что работать из-за границы сейчас выгоднее. Именно поэтому на таких ресурсах, как AliЕxpress, торгует много русских. Они находят в Китае производство или оптовика и продают товар нам в розницу. На запрос «как заработать на алиэкспресс» Google выдает 452 тысячи результатов. На этих сайтах описываются два основных способа: жить непосредственно в Китае и торговать оттуда или закупать там товары, как для личного пользования, отправлять посылками в Россию и перепродавать в обход закона. К слову, в Китае много складов, стоят эти услуги дешево, а еще можно за копейки отправлять товары прямо со склада производителя и даже его силами.

Недавно на РИФ+КИБ один из интернет-магазинщиков возмутился, что снижение порога беспошлинного ввоза ударит и по его бизнесу. То есть человек открыто признался, что нарушает закон, и развел руками — он же малый бизнес… Это вообще нормально?

Любой бизнес развивается там, где он обременен наименьшим количеством издержек. Поэтому многие российские компании выводят часть бизнеса в сопредельные страны — Финляндию, Латвию, где к тому же еще и щадящие налоги. Для таких компаний отправлять товар из-за границы покупателям выгоднее, чем работать внутри страны. Правда, владельцы этих компаний признаются, что с радостью вернут весь бизнес в Россию, если конкурентные условия для иностранных и российских магазинов будут равными.

Ведь у работы «на два фронта» есть и свои недостатки. Например, российские компании, где бы у них не находились склады, соблюдают закон о защите прав потребителей. А это значит, гарантируют потребителю возможность возврата товара. Что становится абсолютно невыгодным, если возвращать товар за границу. К тому же управлять бизнесом, локализованным в одном месте, намного проще.

Против лома нет приема

Россия не первая страна, которая проходит через такую историю. И вот один из самых ярких примеров. В середине 2000-х годов две компании открыли бизнес в офшорной зоне, на острове Джерси, и за несколько лет захватили 80% британского CD/DVD-рынка. Отправляли посылки с дешевыми дисками в Великобританию. Британские ритейлеры не выдержали конкуренции с офшором, так как все их товары из-за налогов были ровно на 18 фунтов дороже.

Как поступило правительство Великобритании? Включило жесткое регулирование трансграничной торговли с Нормандскими островами в защиту своих ритейлеров. Все товары, импортируемые из офшора в почтовых отправлениях, стали облагаться НДС независимо от стоимости. Результат последовал практически сразу.

Количество почтовых отправлений с Нормандских островов в Великобританию за несколько месяцев сократилось почти в 30 раз. Часть офшорных компаний свернула бизнес, а некоторые перенесли свои склады и торговую инфраструктуру на территорию других европейских государств. Так что между правилами регулирования кроссбордера и развитием локального бизнеса — связь прямая.

Чья доставка дороже?

Есть мнение, будто бы говоря о неравенстве конкурентных условий, мы сравниваем квадратное с круглым или кислое с пресным. Как можно сравнивать бизнес зарубежного интернет-магазина, который несет затраты на доставку большого числа мелких посылок, и затраты российского ритейла, покупающего за рубежом по оптовым ценам и импортирующего контейнерами?

А очень даже можно сравнивать. Для тех, кто не в курсе: логистическая стоимость доставки в контейнере и в международном почтовом отправлении примерно одинакова. Причем когда ты отправляешь через почту большое количество посылок, стоимость доставки одной посылки сразу снижается. Так, стоимость доставки посылки до 2 кг для иностранного интернет-магазина составляет 3-5 долларов, а со скидкой может сокращаться до 1-2 долларов. Стоимость доставки такого же груза в контейнере — 2,5-4,5 долларов. Согласитесь, нет никакой особой разницы, если только в пользу посылок. При этом российский ритейлер платит налоги, таможенные сборы, сертифицирует товар, а иностранный интернет-магазин ничего этого в России не делает.

Кому нужен российский ритейл?

Еще один распространенный миф — поддерживать надо производителя, а не продавца. Несмотря на то, что ритейлер сам не производит, именно он имеет связь с потребителем, видит изменения спроса и задает тренды производителю. Ритейлер всегда заинтересован в локализации производства и развитии местных брендов. Если в стране отсутствует локальный ритейл, то и производству там не на что опираться. Между тем в России есть товары собственного производства.

Это одежда, обувь, мелкая бытовая техника, электроинструмент, ювелирные украшения, детские игрушки, текстиль. Многие западные бренды имеют заводы в нашей стране. На заводе Samsung, к примеру, многие товары как минимум наполовину состоят из российских комплектующих. Как ни странно, но ритейлеры и сами не знали, что продают так много российского. Мы это специально выяснили для «Киберпонедельника» и собрали отечественные товары на отдельной витрине.

И не надо забывать, что ритейлеры сами по себе генерируют собственный внутренний валовый продукт, создают рабочие места. Одно рабочее место в торговле создает до 6 рабочих мест в смежных отраслях — в маркетинге, логистике, производстве.

***

Я понимаю, что убедить массового потребителя в том, что дополнительное регулирование трансграна для него благо, практически невозможно. И тем не менее есть один очевидный момент, который напрямую выгоден потребителю.

Согласно российским законам, право собственности на товар переходит к покупателю только в момент получения посылки на почте. То есть сделка по покупке в зарубежном интернет-магазине на самом деле де-юре совершается в России. Почему же в этом случае российский потребитель не защищен российским законом? При покупке вещи за 300 рублей, вы морально готовы к определенному риску. Ну окажется ерунда в посылке — не жалко. А если вы покупаете товар за 1000 рублей? А если за 3000? А если эта ерунда окажется вредной для здоровья?

С защитой прав потребителя при покупке на AliЕxpress очень веселая история. В договоре оферты Аlibaba.com прямо фиксирует отсутствие гарантии на свои услуги. При этом любые споры и претензии компания предлагает решать «путем переговоров в духе доброй воли». Собственно другого способа решения возникающих споров для них не существует. Цитируем договор: «Настоящим вы прямо соглашаетесь с тем, что пользование услугами торговой площадки осуществляется вами исключительно на свой риск». В полной мере, дозволенной законом, услуги торговой площадки предоставляются «в существующем состоянии», «по возможности» и «с возложением на пользователя риска наличия недостатков» и так далее и тому подобное.

С точки зрения российского законодательства это ситуация фантастическая. И по закону о защите прав потребителя, и по правилам дистанционной торговли ключевая обязанность продавца —информировать потребителя о свойствах, месте изготовления, условиях приобретения товара и тому подобных вещах. А китайцы фактически не берут на себя никакой ответственности за те покупки, которые мы совершаем на их сайте и предлагают нам «рисковать». И мы хотим эту ситуацию исправить.

Мы ни в коем случае не выступаем против китайских агрегаторов, как это некоторые пытаются представить. AliЕxpress — потрясающий драйвер безналичных платежей. Alibaba — публичная белая компания, акции которой торгуются на бирже, и она всегда будет работать в соответствии законодательством стран присутствия.

Наше государство сделало все, чтобы иностранный бизнес развивался, а отечественный постепенно терял свои позиции. А мы — за выравнивание конкурентных условий ведения бизнеса между российскими и иностранными интернет-магазинами. Выходя на рынок со счетом 28:0 не в свою пользу, конкурировать не просто сложно, а невозможно.

#Колонка #китай #ecommerce #ритейл #интернет_магазины #интернет_торговля #Alibaba #АКИТ #aliexpress

Статьи по теме
Количество посылок из зарубежных магазинов в 2015 году выросло почти вдвое на фоне падения российского рынка
«Российского ритейла вообще не станет, потому что мы платим налоги, а иностранцы — нет»
Российские ритейлеры предложили вскрывать часть посылок из-за рубежа для борьбы с подделками
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления