[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 5, "likes": 12, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "15194" }
Anatoly Burchakov
3 140

«Uber нельзя рассматривать как ролевую модель для стартапа»

Бизнес-консультант о порочности модели «Uber для X»

Бизнес-консультант Винс Куратис написал в блоге на Medium заметку о порочности сравнения компаний из разных отраслей с Uber. Автор убеждён, что модель «Uber для X» не может и не должна быть примером для подражания.

«Я не перестаю удивляться, как много компаний сознательно описывают себя как "Uber для X" (например, "Uber для медицины"). Если я буду описывать вашу компанию таким способом, не стоит воспринимать это как комплимент, потому что на самом деле я имею в виду некоторую комбинацию следующих факторов:

  • Сомнительные этические ценности.
  • Нарочитое неуважение к государственному регулированию.
  • Недооценка конкуренции.
  • Средневековая модель корпоративного управления.
  • Непроверенная бизнес-модель.
  • Завышенная оценка стоимости бизнеса».

В обоснование каждого из этих тезисов Куратис приводит ссылки на соответствующие публикации в СМИ. Он подчёркивает, что его анализ применим к любым компаниям, работающим по модели «Uber для X».

Сомнительные этические ценности

«Uber — это этический вызов Кремниевой долине», — цитирует Куратис сооснователя PayPal Питера Тиля. Далее следуют ссылки на конкретные претензии, в разное время выдвигавшиеся в адрес компании.

Нарочитое неуважение к государственному регулированию

«Uber заходит в новые города, руководствуясь принципом сначала зайти, потом задавать вопросы. Председатель Пенсильванской комиссии по коммунальным услугам Майкл Свиндлер так описывал появление Uber: "За два с лишним десятка лет работы я ни разу не сталкивался с таким явным пренебрежением". Он имел в виду тот факт, что Uber продолжил работу после получения предписания о её немедленном прекращении», — пишет Куратис.

Автор отмечает, что Uber многократно пытался обходить законодательные барьеры, регулирующие работу обычных такси, и приводит примеры:

  • Оформление водителей как независимых подрядчиков, но не штатных сотрудников.
  • Уклонение от региональных налогов.
  • Уклонение от расходов, которые несут обычные такси: страховка, проверка водителей, лицензии.

«Я не защищаю архаичное регулирование, которое защищает обрюзгших и ленивых участников рынка. Я хочу сказать, что у поведения Uber есть обратный эффект, который обнажает ущербность бизнес-стратегии компании», — рассуждает консультант. Он напоминает, что компания несёт большие расходы вследствие судебных тяжб, как в случае с выплатой $100 млн водителям в Калифорнии и Массачусетсе.

Недооценка конкуренции

«В США крупнейший конкурент Uber — Lyft. Недавно Lyft получила $500 млн инвестиций от General Motors. Другой конкурент — Curb, присутствующий в 60 американских городах», — пишет автор. Далее он приводит ссылки, показывающие, насколько остра конкуренция на мировом рынке перевозок.

  • Конкурента Uber разрабатывает Google. Потенциально в борьбу могут включиться Apple, Tesla и любые автопроизводители.
  • Главный конкурент Uber в Китае — Didi Kuaidi — занимает на национальном рынке долю в 83%, и привлёк $4,4 млрд инвестиций. Гендиректор Uber Трэвис Каланик признавал, что компания ежегодно теряет в Китае $1 млрд.
  • В Индии конкурент Uber Ola занимает на национальном рынке долю в 80%, и привлекла $1,2 млрд инвестиций.
  • В Южной Америке сильны позиции сервисов 99Taxis, Tappsi и Easy Taxi.
  • Некоторые новые игроки бьют по слабым местам Uber: нью-йоркский сервис Juno и DriverCars из Сан-Франциско формируют более комфортную бизнес-модель для водителей; Juno собирается предложить водителям 50% акций.

«Uber слишком понадеялся на ранний выход на рынок и недооценил конкурентов и их способность выстраивать лучшие модели на основе ошибок Uber», — резюмирует консультант.

Средневековая модель корпоративного управления

«Несмотря на технологические задатки современной компании, у Uber старомодная модель контроля и управления. Компания относится к водителям, как к крепостным. Современные технологические платформы отличаются от обычного бизнеса, который продаёт товары или услуги. Они выступают посредником и координатором осуществления сделок — добавочная стоимость же создаётся сторонами этих сделок», — пишет Куратис.

Автор ссылается на книгу Peers Inc; её автор Робин Чейз описывает растущую важность «паритета сил» — платформ и их пользователей: «Чем сильнее становится платформа, тем активнее она должна делиться властью с пользователями». Паритет сторон зависит от модели управления платформой. Чейз предлагает пять способов, которыми владельцы платформы могут делиться властью с пользователями:

  • Разрешение на перенос данных.
  • Защита интересов пользователей.
  • Предоставление пользователям возможности взаимодействия и самоорганизации.
  • Предоставление пользователям методических рекомендаций.
  • Повышение открытости.

Чейз считает, что Uber проваливается по всем этим пунктам: «Паритет сил — это больше, чем простая честность; это необходимое условие успешности бизнеса».

Непроверенная бизнес-модель

«Uber был основан в 2009 году. По прошествии семи лет компания остаётся убыточной. Агентство Bloomberg сообщало, что за первые три квартала 2015 года убыток компании составил $1,7 млрд при выручке в $1,2 млрд. Любая бизнес-модель основана на прогнозах. В случае Uber слишком много прогнозов оказываются ошибочными: неожиданное недовольство водителей, проблемы с регуляторами, со СМИ, с обычными такси, конкурентами и пользователями; не оправдываются надежды на рыночный блицкриг», — пишет Куратис.

Завышенная оценка стоимости бизнеса

«Последняя оценка Uber в $62,5 млрд — это журавль в небе. Посмотрим на это с разных позиций. Во-первых, у Uber причудливая модель, которая не соотносится с рыночными реалиями (см. предыдущие пункты). Говоря шире, в свете последних рыночных колебаний оценка Uber выглядит бредовой», — рассуждает консультант.

***

«Подводя итоги: если бы в 1996 году я описал вашу компанию как "AOL для X", вы, наверное, восприняли бы это как комплимент, а сегодня — уже вряд ли. Uber нельзя рассматривать как ролевую модель для любого стартапа».

Статьи по теме
Uber выплатит $100 млн требовавшим официального трудоустройства водителям в США
Вы не замечаете реальную стоимость поездок на Uber
Водители Uber инициировали коллективный иск с требованием признать их сотрудниками компании
Лондонские таксисты заблокировали город в знак протеста против Uber
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления