[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Anatoly Burchakov", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043a\u043e\u0440\u043f\u043e\u0440\u0430\u0442\u0438\u0432\u043d\u0430\u044f_\u043a\u0443\u043b\u044c\u0442\u0443\u0440\u0430"], "comments": 13, "likes": 13, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "15297" }
Anatoly Burchakov
4 469

Как падение продаж столов для пинг-понга указывает на проблемы Кремниевой долины — The Wall Street Journal

The Wall Street Journal опубликовала материал, в котором провела параллели между уровнем продаж столов для пинг-понга и общим положением дел в технологическом секторе экономики США. Газета выявила корреляцию: падение продаж столов для настольного тенниса может свидетельствовать о сокращении финансирования отрасли.

«Мрачный квартальный отчёт Twitter на прошлой неделе расстроил инвесторов. Они могли бы подготовиться к неприятностям, если бы обратили внимание на один важный индикатор больше года назад. До конца 2014 года Twitter регулярно заказывал столы для пинг-понга в магазине Billiard Wholesale. А потом перестал. Владелец магазина Саймон Ын пришёл к выводу, что либо в офисе закончилось свободное место, либо у компании проблемы», — пишет The Wall Street Journal.

По словам Ына, в первом квартале 2015 года спрос на столы для пинг-понга был высоким, а сейчас заметно его снижение. Ын полагает, что по количеству продаваемых столов можно отслеживать состояние технологического сектора экономики. В первом квартале 2016 года продажи столов для пинг-понга в его магазине упали на 50% по отношению к аналогичному периоду 2015 года. По данным Dow Jones VentureSource, финансирование стартапов в США за этот же период сократилось на 25%, отмечает газета.

«Если у вас нет стола для пинг-понга, то вы не можете называться технологической компанией», — цитирует издание технического директора компании-разработчика ПО Lithium Technologies Сунила Раджасекара. «Это психологическая отметка, говорящая о том, что компания работает не так, как во времена наших родителей», — соглашается с ним Стив Бланк, преподающий в Стенфордском университете и в Беркли. Игра в настольный теннис позволяет разработчикам передохнуть, говорит представитель компании Pivotal Майкл Ли: «Это занятие, которое вдумчиво выбрал для сотрудников наш генеральный директор».

Венчурный инвестор Майкл Кардамон, которого цитирует WSJ, считает, что молодым компаниям следует покупать столы для пинг-понга в том числе и на средства инвесторов: «Обязательно нужно. Это часть построения культуры».

«Ыну 38 лет, он ездит на работу на Porsche Boxster и торгует столами для пинг-понга, бильярда и кикера. Большая часть продаж его компании приходится на технологические фирмы. Он утверждает, что в феврале 2016 года, когда индекс Nasdaq упал до годового минимума, объём продаж столов для пинг-понга оказался самым низким за всё время наблюдений», — пишет издание.

Ын приводит примеры: Yahoo ничего не покупала «очень долгое время» (у компании серьезно сократилась выручка), Intel не делала покупок больше года (в марте 2016 года компания анонсировала сокращение 12 тысяч сотрудников), а Google «недавно купила кучу вещей» (в первом квартале 2016 года прибыль и выручка компании увеличились). При этом владелец магазина признаёт, что не стал бы инвестировать деньги исходя из показателей продаж столов для пинг-понга.

Газета напоминает, что во время «бума доткомов» такой же популярностью, как сейчас пинг-понг, пользовались настольный футбол (кикер) и бильярд. «Возможно, переход на пинг-понг свидетельствует о том, что предприниматели стали практичнее. Столы для него стоят дешевле, и их можно использовать для проведения совещаний», — пишет WSJ.

С другой стороны, из столов для пинг-понга сложно извлечь пользу, когда дело доходит до распродажи имущества ради возвращения долгов инвесторам и кредиторам. «Стартапы выкладывают за новый стол Butterfly по $2300. Ын говорит, что не выкупает их обратно, потому что со сколами и засечками столы утрачивают всякую стоимость».

Мартин Пичинсон, руководитель фирмы Sherwood Partners, которая продаёт на аукционах имущество прогоревших компаний из Кремниевой долины, рассказал газете, что бильярдные столы пользуются спросом, а за стол для пинг-понга бывает трудно выручить $10. Поэтому Пичинсон отдаёт их церквям и синагогам. «Если банки хотят, то пусть забирают», — сказал предприниматель.

#стартапы #корпоративная_культура

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления