[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u044b","\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435","\u043a\u043b\u0430\u0434\u0431\u0438\u0449\u0435_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u043e\u0432","\u0441\u043c\u0435\u0440\u0442\u044c_\u0441\u0442\u0430\u0440\u0442\u0430\u043f\u0430","\u0438\u043d\u0434\u043e\u043d\u0435\u0437\u0438\u044f"], "comments": 4, "likes": 13, "favorites": 6, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "15308" }
Daria Khokhlova
4 826

Смерть стартапа: «Мы решили вернуть деньги инвесторам»

История разработчика из Кремниевой долины, открывшего компанию в Индонезии

Поделиться

В избранное

В избранном

Разработчик из Кремниевой долины Адитья Хеламбанг, вернувшийся на родину в Индонезию и запустивший в стране онлайн-маркетплейс Shopiuos, опубликовал колонку о том, что сподвигло его закрыть проект. По словам автора, он хотел создать прибыльный бизнес, но понял, что сделать это не получится.

«Я долго размышлял, стоит ли писать этот материал. Провал стартапа — это не тот опыт, которым я мог бы гордиться, но мне хотелось бы рассказать другим молодым предпринимателям о том, чему я научился. Мир стартапов — это не только инвестиции, единороги и бесплатная еда в офисах. Я хочу, чтобы основатели проектов узнали, какова реальность», — пишет Хеламбанг.

Предприниматель запустил маркетплейс Shopious вместе со своим знакомым в конце 2013 года. Основатели создали площадку для продажи и покупки женской одежды. По словам Хеламбанга, сам он до этого увлекался программированием, но решил запустить коммерческую платформу, так как в то время в Индонезии процветали подобные проекты, а одним из самых востребованных направлений была мода.

Спустя год работы компания решила сменить направление деятельности. Сервис превратился в агрегатор онлайн-магазинов. Причиной послужило то, что пользовательницы сети из Индонезии не хотели размещать объявления о продаже вещей и фотографии товаров на малоизвестной площадке. «Модель маркетплейса тогда была для рынка чем-то неизведанным», — рассказывает автор заметки.

«Нам задавали множество вопросов о представленных на сайте товарах, но у нас попросту не было на них ответов. Информация о конкретном товаре могла быть только у продавца и покупателя. Мы попросили покупателей связываться с магазинами перед приобретениями, но это привело к тому, что товары продавались в обход площадки — так проще и быстрее».

В конце 2013 года набрала популярность продажа вещей через Instagram. Так почему они должны были делать одно и то же дважды?

Команда Shopious решила переосмыслить площадку. Товары агрегировались из сети — в том числе, и из Instagram. Руководство стартапа взяло на себя заботу о предоставлении нужной информации пользователям. Каждый продавец обязан был ежемесячно оплачивать подписку на размещение своих товаров. Сотрудники также взяли на себя сбор обратной связи от покупателей.

Конверсия

Основная проблема, с которой столкнулась команда агрегатора — непредсказуемые показатели конверсии. «Индонезийцы могут очень долго выбирать товары, а потом и вовсе не приобрести их», — говорит Хеламбанг. Кроме того, количество покупок напрямую зависело от поведения продавца — в том числе, от того, как быстро он сможет ответить на запрос пользователя. «Мы никак не могли это контролировать».

При этом компания взимала с продавцов плату с самого первого дня использования платформы. «У нас были сотни клиентов, и все заработанные деньги мы пустили на привлечение потенциальных покупателей через всевозможные каналы. Чтобы магазины продолжали пользоваться сервисом, их доход должен был превысить затраты». Однако стоимость пользователя сильно выросла с ростом количества коммерческих площадок, отмечает автор заметки.

Реселлеры в Instagram

Большинство из магазинов, работающих в Instagram, пишет Хеламбанг, лишь перепродают товары. Некоторые из них являются третьим или даже четвертым звеном в цепочке реселлеров, каждый из которых накручивает цену товара. Единственное отличие между такими продавцами — цена, по которой они готовы продать вещь. При этом каждый магазин, прежде чем продать товар, должен убедиться в его наличии у поставщика.

«Это занимает слишком много времени, а покупатель теряет интерес и уходит. Учтите, что индонезийцы задают тонны вопросов, ответы на которые можно найти, прочитав описание продукта, но магазины вынуждены на них отвечать», — объясняет автор заметки.

«Итак, представьте, что я — третий в цепочке реселлеров и продаю товары по невероятно высокой цене. Чтобы получить ответ на запросы о продукте, мне потребуется очень много времени. Велика вероятность, что я не смогу продать ничего. При этом от команды Shopious требовалось обеспечить получение дохода продавцам, что оказалось практически невозможно». Сотрудники, говорит Хеламбанг, налагали на продавцов различные ограничения, но и это не помогло.

Shopious хотела получать прибыль

С самого начала работы Хеламбанг сделал упор на получении прибыли. «Компания может быть устойчивой, только если у неё есть деньги. Строить стартап, который живет на средства инвесторов или ждет, пока его выкупят, — не то, как нужно вести бизнес, — пишет автор заметки. — Мне кажется это неправильным. Если у вас есть хороший и ценный продукт или услуга, то пользователи должны за него платить. Вот и всё».

Заключение

В конце концов основатели решили закрыть компанию. По словам Хеламбанга, у стартапа ещё оставались средства, но чтобы стать рентабельным, Shopious следовало потратить большие средства на привлечение новых пользователей. «Мы решили вернуть деньги инвесторам, так как не хотели тратить их впустую. С самого начала нашей целью было построить прибыльный и устойчивый бизнес».

«У нас не возникало проблем с получением денег от клиентов, но мы конкурировали с компаниями, которые, кажется, не заботились о рентабельности. Они платили своим пользователям, организовывали бесплатную доставку, не брали плату за некоторые другие услуги, хотя стоило бы, организовывали покупателям бесплатные путешествия в Японию и так далее. Всё новые и новые игроки с горами наличных выходили на рынок», — вспоминает предприниматель.

Мне жаль говорить об этом, но я разочарован тем, что из себя представляет стартап-сфера Индонезии. В Кремниевой долине проекты конкурируют друг с другом за счёт качества услуг. В Индонезии побеждает тот, у кого больше денег.

«Некоторые говорят, что молодому рынку нужны средства, и нас ждёт бум технологий. Другие полагают, что рынок только учится. Я считаю, что всё это — дерьмо собачье. Деньги обращают рынок хаос, и, возможно, вскоре превратят его в технологический пузырь».

Начинающим предпринимателям автор заметки рекомендует с самого начала определить, что они хотят построить и чего добиться. «Я хотел построить бизнес, и не преуспел в этом. Поэтому я решил закрыть стартап. Хотите построить дорогую компанию — пожалуйста. Хотите улучшить жизнь миллионов людей и не против постоянно жить на чужие деньги — вперёд. Следуйте за своими целями. Я счастлив, что прошел через это и теперь могу делиться опытом с другими».

#стартапы #кладбище #кладбище_стартапов #смерть_стартапа #индонезия

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления