[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u0430\u0440\u043d\u0435\u0433\u0438","\u044d\u043d\u0434\u0440\u044e_\u043a\u0430\u0440\u043d\u0435\u0433\u0438","\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 7, "likes": 12, "favorites": 19, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "15843" }
Дмитрий Кошельник
3 678

Железные дороги, производство стали и благотворительность — биография бизнесмена Эндрю Карнеги

Обозреватель vc.ru изучил биографию американского предпринимателя Эндрю Карнеги, который построил Carnegie Steel, значительно повлиял на развитие сталелитейной промышленности США, а также стал одним из крупнейших филантропов за всю историю.

Крупные американские промышленники конца 19 — начала 20 века оставили свой след в истории не только США, но человечества вообще. Одним из них был Эндрю Карнеги — сталелитейный магнат, который начал бизнес с того, что заложил имущество и взял кредит на приобретение акций.

Детство Эндрю Карнеги. Первая работа

Эндрю Карнеги родился в 1835 году в городе Дарфемлин в Шотландии. Его родители были небогаты и поначалу делили жилье с другим семейством. Вскоре отец будущего предпринимателя Уильям, работавший ткачом, начал хорошо зарабатывать и перевез семью в отдельный дом.

Эндрю тепло вспоминал свое детство, даже спустя годы радуясь тому, что его семью и предков помнят в Шотландии. С юных лет предпринимателю привили любовь к родному краю. В автобиографии он с гордостью вспоминает о том, что в его городке был похоронен Роберт Брюс, национальный герой страны. Семья Эндрю была радикально настроена по отношению к британскому подданству.

Карнеги вспоминает, как в их доме был спрятан революционный флаг и как дядя будущего предпринимателя, проводивший незаконные сборы, попал в заключение. Эндрю ненавидел короля и английское дворянство — повзрослев, он подчеркивал, что родословная ровно ничего не значит, а привилегированные должности часто занимают люди, которым не под силу им соответствовать.

Промышленная революция нанесла ущерб семье Карнеги: отец предпринимателя стал зарабатывать гораздо меньше. Чтобы решить финансовые трудности, мать Эндрю открыла небольшую лавку.

В школу Эндрю отправился по уговору — лишь тогда, когда сам захотел. Родителям пришлось договориться с преподавателем Робертом Мартином, чтобы тот заинтересовал мальчика. Учиться мальчику понравилось, и он старался не пропускать занятия, хотя в школе его дразнили и насмехались над его патриотизмом. Роберт Мартин станет для Карнеги авторитетом, как и дядя предпринимателя Джордж Лодер, тоже принимавший участие в его обучении.

В 1848 году отец Эндрю решил взять денег в долг и перевезти семью в США. Эндрю переезжать не хотел, но не мог ни на что повлиять. Конечной целью путешествия был город Аллегейни в Пенсильвании, где у семьи Карнеги были родственники и друзья. Отец предпринимателя вскоре занялся ткацким делом, но на этот раз не смог найти торговца и продавал товар сам. Его жена начала работать в мастерской по починке обуви.

Эндрю долго искал, чем заняться ему. В итоге все вышло само собой: Карнеги-старший приступил к работе на ткацкой фабрике и взял с собой Эндрю, который должен был наматывать катушки. Платили за это 80 центов в месяц. Работать было тяжело и скучно, но Эндрю был рад, что помогает семье. Вскоре Джон Хэй переманил Эндрю на другую фабрику: он стал кочегаром, и теперь ему платили два доллара в неделю. Работа была тяжелая, Карнеги страшно было ошибиться, и ему стали сниться кошмары.

Вскоре Хэй заметил, что Эндрю смышленый юноша с каллиграфическим почерком, и поручил ему помощь с бухгалтерией. Ничего сложного от будущего бизнесмена не требовалось — он просто переписывал цифры. На фабрике он получил еще несколько обязанностей, но в целом был измотан этой работой, а потому с радостью перешел на другую, как только появилась возможность.

Когда Эндрю было 15 лет, его дядя Хоган, друживший c одним из руководителей питтсбургского отделения Ohio Telegraph, предложил племянника на должность рассыльного. Отец Эндрю счел работу опасной для сына, но поддался на уговоры родственников.

Карнеги легко адаптировался к новой работе. Здесь его энергия нашла применение: он каждый день узнавал что-то новое, знакомился с интересными людьми. Одним из них был Эдвин Стентон, который со временем станет генеральным прокурором США, а затем военным министром. Работать юноше приходилось много, но платили хорошо, а за доставку писем в удаленные части города добавляли бонусы.

Однажды местный житель, полковник Андерсон, объявил через газету, что предоставляет мальчикам-рабочим доступ к своей огромной библиотеке. Карнеги таким же способом попросил Андерсона включить в список еще и рассыльных и добился своего, а после познакомился с полковником. Благодаря этой библиотеке Карнеги прочитал множество книг.

Работа в Pennsylvania Railroad

Работая рассыльным, Карнеги преуспевал, и вскоре ему даже стали платить больше — около $13,5 в месяц вместо $10. Вскоре он научился пользоваться телеграфом и заменил оператора в соседнем городке, а потом занял эту должность на постоянной основе в Питтсбурге. После трех лет работы Карнеги Томас Скотт, глава местного отделения Pennsylvania Railroad, предложил ему должность секретаря и телеграфиста.

Зарплата составляла $35 в месяц, работа считалась престижной и многообещающей. Дороги тогда были только одноколейными, движение шло со сбоями, а работу затрудняли различные мелкие аварии. Однажды такая авария произошла в день, когда трудоголик Скотт опоздал на службу: движение встало, и всюду царил хаос. Карнеги не нашел босса и решил действовать на свой страх и риск. Ответственность на нем лежала колоссальная, но он отлично справился и восстановил движение поездов.

Скотт отреагировал на действия секретаря сдержанно, и Эндрю сначала испугался, что сделал что-то не так. Лишь через какое-то время он узнал, что Скотт одобрил его действия.

В дальнейшем Карнеги постоянно контролировал и курировал движение поездов. В 1856 году Скотта повысили до директора Пенсильванской железной дороги, и он забрал секретаря с собой в Алтуну. Для Карнеги переезд в другой город был довольно болезненным событием, но из карьерных соображений он согласился.

На новом месте Эндрю столкнулсся со стачками. Однажды он по счастливой случайности узнал о готовящейся забастовке и листе с подписями и требованиями. Карнеги сразу же передал информацию Скотту, и тот объявил рабочим, что участники стачки будут уволены. Забастовку удалось остановить.

В этот же период Карнеги, пользуясь поддержкой и советами Скотта, начал инвестировать. Первые $500, ради которых пришлось заложить часть своего имущества, он внес в компанию Adams Express, на чем получил солидную прибыль. Есть версия, что ему помогла мать, взявшая для этого кредит. Вырученные на инвестициях деньги были своего рода подушкой безопасности в первых начинаниях Карнеги. Встречаются сведения, что в середине 1860-х и в начале 1870-х годов он ездил в Англию, где продавал облигации железнодорожных и мостовых компаний.

Еще одно успешное вложение Карнеги сделал после знакомства с Теодором Вудраффом, владельцем патента на производство спальных вагонов. Они вместе ехали в поезде, и Эндрю так понравилась идея Вудраффа, что он помог продвинуть ее Томасу Скотту. Вудрафф предложил Карнеги принять участие в деле. За $217, которые были взяты в банке, Эндрю получил восьмую часть бизнеса. Кредит ему дали легко: в городе знали, что Карнеги умеет вести дела.

Вложение в спальные вагоны вскоре окупило себя, и Карнеги неплохо на нем зарабатывал. Позже он обеспечит слияние этой компании с фирмой Пульмана. Так появилась «Компания Пульмановских спальных вагонов».

В 1859 году Скотт получил очередное повышение. Карнеги готовился снова переехать вместе с ним, но получил более интересное предложение — возглавить Питтсбургское отделение, где когда-то начиналась его карьера. Официально он приступил к делам в 1860 году. Из-за проблем с рельсами и задержек поездов он иногда неделями безвылазно оставался на работе.

В 1861 году началась Гражданская война. Республиканец и противник рабства, Карнеги был убежденным сторонником северян. Скотт в это время стал одним из помощников военного министра и вызвал Эндрю в Вашингтон, чтобы он занялся военными перевозками и налаживанием связи. Карнеги играл важную роль в процессе транспортировки и снабжения войск, он сам выезжал на места, если обнаруживались повреждения железнодорожной линии. Тогда он получил возможность общаться с первыми лицами государства, в том числе и с Линкольном. Карнеги и Скотту получили полномочия действовать даже без официального приказа, если понадобится.

Наладив железнодорожное сообщение в Вашингтоне, Скотт решил вернуться к работе в Питтсбургской железнодорожной компании. Карнеги также вернулся на должность главы отделения, но вскоре заболел — одной из причин стало изнеможение от тяжелой работы. Он вспоминал, как получил солнечный удар, долго от него восстанавливался, а после с трудом мог выносить летнюю жару.

Получив отпуск от компании, Карнеги отправился на родину в Шотландию, но там простудился и пролежал около шести недель. Лечили его кровопусканиями, что тоже не лучшим образом сказалось на процессе выздоровления. Правда, морская поездка назад в США помогла ему восстановить здоровье, и он вновь вернулся на работу, с которой ушел в 1865 году, когда его предприятия стали демонстрировать стабильный рост.

Создание Keystone Bridge Company и другие проекты

Работая в железнодорожной компании, Эндрю оценил важность хорошего металла и возможные выгоды от его использования. Мосты в то время все еще были деревянными, и в военное время они легко разрушались, что затрудняло движение, поэтому в 1862 году Карнеги учредил компанию, занимающуюся возведением железных мостов.

В компанию он пригласил Джона Пайпера, Аарона Шиффлера и Якоба Линвилла, который уже успел возвести один такой мост. Последним участником стал Томас Скотт. Каждый из них вложил в дело $1200. Компания получила название Piper and Shiffler, а в 1865 году была переименована в Keystone Bridge Company.

Свою долю в фирме Карнеги оплатил новым банковским займом. Вскоре компания обзавелась несколькими мастерскими, работали здесь в основном с чугуном. Заказы брали у железнодорожных компаний. Первым крупным проектом Keystone Bridge Company стал мост через реку Огайо длиной более чем в 90 метров. Этот проект вызвал сомнение у партнеров Карнеги, но он сам считал, что им по силам его воплотить. Заказчики моста также сомневались, считая, что такая конструкция не выдержит даже своего веса.

Карнеги считал, что на этом проекте он заработает достаточно для дальнейшего развития компании и увеличения собственного состояния. На деле все оказалось гораздо сложнее, и предприниматель понял, что за счастье будет хотя бы не работать в убыток.

Карнеги повезло: оценившие стоимость железнодорожники увеличили обговоренную сумму, и это обеспечило безубыточность предприятия. Платить было за что: компания Карнеги ставила во главу угла качество, и те же фермы моста они делали из стали, что обеспечивало конструкции прочность.

Первые успехи вскоре расширили сферу деятельности Keystone Bridge Company, но Карнеги не всегда удавалось легко получить контракт. В автобиографии он приводит в пример конкурс на возведение Дубьюкского железнодорожнего моста. Во время переговоров стало известно, что заказчики собираются воспользоваться услугами фирмы, которая требует меньшую сумму.

Карнеги начал дискуссию с руководством заказчиков: он объяснил им, почему качество всегда стоит дороже, и указал на то, что конкуренты используют в качестве материала для ферм чугун (это могло привести к разрушению моста). Присутствующие были вынуждены согласиться и предложили контракт Карнеги, если он сделает небольшую скидку. Предприниматель легко согласился и принялся за воплощение проекта. Мост был открыт в 1868 году.

Одним из самых знаменитых мостов, возведенных Keystone Bridge Company, стал железнодорожный мост Идса в Сент-Луисе. Его автором стал известный инженер-конструктор Джеймс Идс. Карнеги знал о скором наступлении эры стали, а потому строить было решено из этого материала. Идс тщательно подбирал все детали к новому мосту, требуя их замены в случае малейших отклонений, и Карнеги удовлетворял все его просьбы. Первый в мире мост из стали был открыт в 1874 году.

Карнеги быстро оценил преимущества кованого железа и решил заняться металлургией. Его друзья Генри Фиппс и Томас Миллер тогда были акционерами небольшого завода Iron City Forge, который создали братья Антон и Эндрю Кломаны. Все было хорошо, пока Миллер не начал выкупать акции Антона Кломана и еще одного мелкого акционера — таким образом он получил почти половину фирмы. Между Эндрю Кломаном, Миллером и Фиппсом вспыхнул спор, они не смогли найти компромисс и обратились к Эндрю Карнеги.

Тот согласился помочь и разработал новые уставные документы. Вдобавок он вложил свои деньги и сделал пайщиком Iron City Forge своего брата Томаса. В итоге Миллер был вытеснен из компании, а Томас Карнеги получил долю побольше.

Окончательно оставив Iron City Forge, Миллер создал новую компанию — Cyclops Iron Foundry. Его партнером стал Эндрю Карнеги. Их предприятие начало работать в 1864 году, а через год Эндрю по просьбе Кломана, Фиппса и своего брата Томаса объединил оба завода в компанию Union Iron Mills. Сам он стал ее президентом, а Томас — вице-президентом. Созданная Карнеги компания стала поставщиком железных деталей для Keystone Bridge Company. Она, в свою очередь, часто получала контракты на постройку железнодорожных мостов от Pennsylvania Railroad.

Для увеличения мощностей предприятия Карнеги приобретал землю и строил новые мастерские. Параллельно он искал способы добиться лучшего качества производства и устойчивости предприятия. В то время управляющие металлургическими производствами с трудом могли высчитать точные расходы на издержки и реальную стоимость производства. Заканчивалось это плохо — дефицитами и разорениями. Карнеги же ввел систему контроля и специальные стандарты по изготовлению продукции. Главной ее целью было заставить всех рабочих и руководителей трудиться с наименьшими затратами.

Вводить систему было сложно, и сотрудники всех уровней безуспешно пытались сопротивляться решению Карнеги. В итоге они оказались под жестким контролем: Эндрю знал, как идут рабочие процессы, насколько эффективны сотрудники и нет ли чрезмерного использования ресурсов.

К своим рабочим Карнеги на первый взгляд относился лояльно и поддерживал профсоюзы, но работать на него было тяжело. На заводах Карнеги царила жесткая дисциплина, люди работали сверхурочно за невысокую плату. У каждого рабочего был план — если он с ним не справлялся, его увольняли. Часть исследователей перекладывает ответственность за такой режим на управляющих предприятий, но вряд ли Карнеги не знал, что происходит на его заводах.

В начале 1864 года Карнеги приобрел нефтяные скважины у фермы Стори за $40 тысяч. По совету Уильяма Коулмена, ставшего партнером Эндрю, часть нефти специально собирали в огромный резервуар. В их планах было начать продажи, когда большая часть месторождений иссякнет.

К сожалению, Карнеги и Коулмен не учли особенности этого рынка и природные богатства США и особой прибыли от этого замысла не получили. Покупка все равно была удачной, так как через год наличные дивиденды Карнеги составили около $1 млн. Эти деньги предприниматель пустил на расширение своего бизнеса и в первую очередь металлургических заводов.

Становясь все богаче, Карнеги не сбрасывал обороты. Он не обходился заводами и приобретал земельные участки, ориентируясь на их возможную стоимость в будущем. Самые крупные его сделки были связаны с продажей земли железнодорожным и нефтяным компаниям.

Одним из покупателей участков Карнеги называют и Рокфеллера, хотя это сомнительный факт: предприниматели враждовали друг с другом. Некоторые источники считают, что Карнеги винил Рокфеллера в кризисе отрасли, который стал косвенной причиной смерти Томаса Скотта. Другие считают, что причиной была разница предпринимателей во взглядах и в отношениях к рабочим. На Рождество они обменивались ироничными подарками: Рокфеллер отправлял Карнеги копеечные жилеты, намекая на бедное детство магната, а Карнеги посылал непьющему Рокфеллеру бутылку виски.

В 1870 году Карнеги распорядился построить на своем предприятии первую доменную печь, чтобы производить чугун самостоятельно, а не закупать. Эта печь давала 100 тонн чугуна в день, что было на то время рекордом.

Карнеги, в отличие от тогдашних промышленников, начал нанимать химиков для контроля производства чугуна. Они помогли наладить производство и повлияли на выбор рудников для закупки железной руды. Карнеги подчеркивает, что решение использовать профессионалов благотворно повлияло на успех предприятия.

Еще одной инновацией стала постройка коксовальных печей, технологию которых в Англии изучил двоюродный брат Карнеги. Благодаря связям Эндрю удалось получить договор с железнодорожными компаниями, которые охотно покупали полученный кокс.

Сталелитейный бизнес

В начале 1870-х годов Карнеги отправился в поездку по Европе. Часто встречается информация, что во время путешествия он заглянул в Англию, где осмотрел Бессемеровский завод в Шеффилде. Также есть сведения, что он познакомился с самим Генри Бессемером — революционером в области металлургии, который придумал способ превращать жидкий чугун в литую сталь и создал конвертер, который назвали его именем.

Карнеги в полной мере оценил открытия Бессемера и понял, что сможет без значительных вложений и особого риска начать производство стали. Посоветовавшись с партнерами, он создал Carnegie, McCandles & Company и приступил к строительству сталелитейного завода Edgar Thompson Steel Works. Вскоре здесь планировалось начать производство стальных рельсов.

Все было отлично, но в 1873 году начался кризис. Предприятия Карнеги были в полном порядке, но его партнеры, особенно железнодорожные компании, не могли платить по счетам. Чтобы бизнес выжил, Карнеги приостановил работы на сталелитейном заводе и продал оставшиеся у него акции.

Сильно пострадал от кризиса бывший начальник и учитель Карнеги Томас Скотт, который в это время пытался воплотить рискованный проект — Техасско-Тихоокеанскую железную дорогу. Карнеги убеждал его отказаться от затеи, но Скотт к его мнению не прислушался. Взяв деньги на реализацию проекта в банке Моргана, Скотт вскоре столкнулся с проблемами и попытался отсрочить время выплаты. Морган в ответ поставил условие: Карнеги тоже должен принять участие в займе.

Скотт обратился к Карнеги, но получил отказ. Вопрос, готов ли Эндрю допустить разорение своих друзей, на него не подействовал. Правда, он предоставил Скотту $250 тысяч из своих денег: заплатил наличными, подписей под векселями не ставил.

В 1873 году Скотт окончательно разорился. Банки сочли, что вместе с ним потерпел крах и Карнеги, но оказалось, что предприниматель не имеет никаких обязательств в долге Техасско-Тихоокеанской железной дороги. Финансисты и банкиры увидели, что в бизнесе Карнеги не руководствуется ни дружбой, ни личными отношениями.

В 1875 году дал первую продукцию сталелитейный завод предпринимателя. Перед этим Карнеги принял несколько управленческих решений, повлиявших на успех предприятия. Первоначально рассматривался вариант создания двух подразделений, но Карнеги его отмел, посчитав, что с двумя руководителями эффективности не будет. Он назначил на должность руководителя Вильяма Джонса.

Джонс пришел к ним с фабрики, где работал за $2 в день. После того как он показал себя эффективным руководителем, Карнеги хотел предложить ему долю в предприятии, но тот отказался со словами, что это будет его отвлекать. Чтобы наградить руководителя, ему сильно повысили зарплату.

На заводе работали проверенные временем подходы: велся четкий подсчет затраченных материалов, тщательно прогнозировались возможные доходы и траты. Производство оснастили самыми новыми машинами, был подобран чрезвычайно квалифицированный персонал.

Дела компании шли отлично. Запустив завод, Карнеги отправил своих торговых агентов по США, разрешив им делать скидки. Агенты успешно справились с задачей. Средняя стоимость тонны стальных рельсов тогда составляла $70, и в первый же месяц компания заработала $11 тысяч.

В 1878 году Карнеги, уверенный в надежности своих управляющих, решил отправиться в кругосветное путешествие. В дороге он начал писать книгу, вышедшую под названием Round the World, и познакомился со многими людьми и учениями, в том числе с буддизмом и конфуцианством. Все это произвело на Карнеги колоссальное впечатление. В дальнейшем он напишет еще несколько книг и статей, в которых выразит свое мировоззрение и взгляды на благотворительность.

После возвращения из путешествия Карнеги с семьей отправился в родной город в Шотландии и основал там библиотеку. Его бизнес-империя наращивала обороты: компания Карнеги первой в США стала производить ферромарганец и одной из первых запустила на одном предприятии все необходимые процессы для производства стали. С этой целью было увеличено количество доменных печей и приобретены рудники.

Карнеги продолжал покупать сталелитейные заводы. Громким приобретением cтали Хомстедские заводы или Homestead Steel Works, которые обошлись в $1 млн. Это был один из крупнейших заводских комплексов США со своими шахтами и пароходами; число рабочих комплекса составляло около 2−3 тысяч человек. К Homestead Steel Works Карнеги добавил еще несколько предприятий, чтобы изготавливать продукцию из стали. Производили буквально все — от гвоздей до балок.

В 1886 году Карнеги заболел тифом. Врачи оставляли ему мало шансов выжить, но он все же выздоровел. Его брат и мать не справились с болезнью, и и Эндрю впервые оказался в Америке без родственников.

В 1889 году все контролируемые Карнеги предприятия были объединены в компанию Carnegie Steel, ставшую крупнейшим в мире производителем кокса, стальных рельсов и чугуна.

Джонстаунское наводнение и Хомстедская стачка

При знакомстве с личностью Карнеги удивляют прогрессивные взгляды предпринимателя, его отношение к рабочим и умение идти на компромиссы. Это впечатление смазывают только два события, связанные с именем миллиардера.

В 1889 году произошло знаменитое Джонстаунское наводнение. По общему мнению, виноваты в этом были несколько богатых участников загородного «Клуба охоты и рыбалки», среди которых был и Карнеги. В 1881 году они приобрели дамбу и водохранилище, которое превратили в озеро и окружили клубными постройками. С целью обустроить территорию была уменьшена высота дамбы — правда, есть версия, что она пострадала от воровства предыдущих владельцев.

В 1889 году из-за переизбытка осадков дамбу прорвало, и на город Джонстаун обрушилась стена воды, от которой погибло 2200 человек. Наводнение до сих пор считается одним из крупнейших за историю США и первой катастрофой, которую активно освещали СМИ по всему миру. Члены клуба не оставили людей в беде и помогли им деньгами. Есть информация, что Карнеги, тяжело переживавший происшествие, выделял деньги на помощь пострадавшим, а сам пытался развеяться в Шотландии.

В начале 1892 года предприниматель снова оказался в эпицентре скандала — на этот раз из-за положения рабочих Хомстедских заводов, где началась одна из крупнейших американских забастовок. В автобиографии Карнеги рассказывает о ее причинах.

Рабочие-сдельщики на заводах предпринимателя получали плату с каждой тонны стали и заключали договор на три года. Карнеги, активно обновлявший оснастку предприятия, позаботился об установке новых машин, которые увеличили производство и зарплату этих рабочих на 60%. Руководство компании предложило им новые контракты, которые должны были вступить в силу, когда закончатся старые. По условию новых договоров, эти дополнительные 60% делились между компанией и рабочими, что объяснялось желанием покрыть траты на улучшение оснастки.

Эти 218 человек, зная, что фирме предстоит срочно выполнить несколько крупных заказов, отказались от таких условий. Директор заводов, пообщавшись с остальными работниками (а их было более 3000 человек), получил заверение, что они не присоединятся к забастовке и выполнят поставленный план.

В целях защиты на завод впустили шерифа и отряд солдат. 218 бастующих также схватились за оружие, и произошла потасовка. Губернатор штата был вынужден ввести на завод армию, и забастовщики предсказуемо проиграли. Карнеги, по его словам, в это время был в Шотландии и получал информацию исключительно из писем, а после возвращения на него со всех сторон обрушился шквал критики.

В реальности все было гораздо сложнее: из-за недовольства по поводу снижения зарплаты и увеличения смены начались массовые протесты рабочих. Управлял предприятием Генри Фрик, который к тому времени успел заработать миллионы на своей компании по производству кокса H.C. Frick & Company. Его предприятия вошли в Carnegie Steel, а сам он был председателем компании Карнеги. Есть мнение, что Карнеги не всегда прислушивался к Фрику: тот должен был держать рабочие процессы под жестким контролем и служить своеобразным антиподом доброго Карнеги, который охотно шел на переговоры с рабочими.

Перед началом забастовки Фрик попытался расколоть силы рабочих, увеличив зарплаты половине из них, но это ему не удалось, а 30 июня был объявлен локаут. Ассоциация чугунолитейной и сталелитейной промышленности ответила призывом к забастовке, в которой участвовали 8 тысяч человек.

Следующей идеей Фрика было отправить работать почти 3 тысячи штрейкбрехеров. Охранять их должны были 300 вооруженных агентов из бюро Пинкертона. Все это привело к перестрелке и эскалации конфликта — губернатор был вынужден ввести войска.

Забастовка, которую активно поддерживали профсоюзы, длилась полгода и все это время освещалась в СМИ. Карнеги обвиняли в трусости и побеге из страны. Глава компании действительно все полгода пробыл в Шотландии, но это не так странно, если учесть, что он к этому времени уже отошел от управления компанией.

Продажа Carnegie Steel. Благотворительность

В начале 1890-х годов предприятия Карнеги столкнулись еще и с конкуренцией. Постоянные клиенты решили, что теперь смогут диктовать предпринимателю свои условия, и начали требовать скидок под угрозой отказа от его услуг.

Вскоре Carnegie Steel стала заходить на рынки, где действовали компании-шантажисты. Карнеги вливал миллионы в создание новой продукции и быстро занимал лидирующие позиции, а его недавние клиенты ничего не могли ему противопоставить. Компания демонстрировала стабильный рост и в начале 20 века производила 25% всей стали в США. В 1901 году доход его компании составлял астрономические для того времени $40 млн. Впрочем, Карнеги уже вряд ли активно участвовал в бизнесе: он по полгода проводил в Шотландии.

В 1900 году вышла новая книга Карнеги Gospel of Wealth, в которой он заявил, что промышленники должны не только обеспечивать рабочие места, но и вести благотворительную деятельность. Автор отмечал, что первую половину жизни нужно накапливать капитал, а во второй — тратить его на нужды других.

Новость о том, что Карнеги отходит от дел, быстро достигла крупнейших промышленников и банкиров. По некоторым сведениям, первым к нему обратился Рокфеллер, предложив чуть более $100 млн. Карнеги отказался и сделал все, чтобы нефтяной магнат больше к нему не обращался.

Следующим стал Джон Морган — один из крупнейших банкиров, с которым у Карнеги, в отличие от Рокфеллера, не было вражды. Для начала Морган узнал, сколько хочет предприниматель, и получил ответ — $480 млн. Он согласился, а позже отмечал, что готов был дать на $100 млн больше. Сам Карнеги получил от сделки $225 млн.

Есть версия, что Карнеги знал, как нужна его компания Моргану, создававшему в то время трест U.S. Steel, поэтому распускал слухи, что собирается строить железные дороги из своей стали. Это будто бы и стало дополнительным аргументом, чтобы принять все условия сталелитейного магната.

Дальнейшая деятельность предпринимателя была исключительно меценатской. Сначала он основал фонд помощи рабочим, куда вложил $4 млн, затем занялся возведением библиотек, начав с США. Общее их число в разных странах достигло в итоге 3000.

Также Карнеги много жертвовал на университеты — главным образом небольшие — и научные разработки вообще. В 1902 году он создал Институт Карнеги в Вашингтоне, куда со временем вложил более $25 млн. Это учреждение занимается разного рода научными исследованиями. В этом же году для награждения людей, совершивших подвиг, был основан Фонд героев. Если человека награждали посмертно, деньги получала его семья.

В 1905 году открылся Фонд Карнеги, который должен был поддерживать профессоров, вышедших на пенсию без денег на достойную жизнь. Предприниматель подчеркивал, что работа в сфере образования слишком плохо оплачивается. В 1910 году был создан фонд Карнеги за международный мир, который информировал общество по вопросам международной политики.

Чтобы рассказать о всех благотворительных инициативах Карнеги, нужно писать отдельную статью: в общей сложности он вложил в свою филантропическую деятельность $350 млн, при этом не забыв о родных и оставив жене, дочери и племянникам достаточно средств для комфортной жизни.

Последние годы своей жизни Карнеги уделял меценатской деятельности, путешествовал, писал книги и пытался противостоять милитаристским настроениям в обществе. Умер он в 1919 году от пневмонии.

#карнеги #эндрю_карнеги #КакЭтоБыло

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления