[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislav Tsyplukhin", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440\u0441\u043a\u0438\u0439","advertising","atlas","\u0433\u0435\u043d\u0435\u0442\u0438\u0447\u0435\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0442\u0435\u0441\u0442","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0446\u0438\u043d\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0447\u0435\u043a\u0430\u043f","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0446\u0438\u043d\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0446\u0435\u043d\u0442\u0440_atlas","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0446\u0438\u043d\u0441\u043a\u0438\u0439_\u0446\u0435\u043d\u0442\u0440_\u0430\u0442\u043b\u0430\u0441"], "comments": 83, "likes": 46, "favorites": 20, "is_advertisement": true, "section_name": "default", "id": "15923" }
37 746

Как и все нормальные люди, я вспомнил о здоровье, только когда прозвенел первый звоночек

Влад Цыплухин проверяет здоровье

Поделиться

В избранное

В избранном

Директор по продукту vc.ru Влад Цыплухин плюнул в пробирку, а спустя несколько месяцев отправился на проверку здоровья в клинику «Атлас» – на себя изнутри посмотреть, умных людей послушать и другим рассказать. Не о себе, а о современной медицине, в которой он ничего не понимает.

Материал написан при поддержке клиники «Атлас»

Ещё год — и мне стукнет тридцать

Драматическая пауза.

Думаю, можно уже переходить в стан людей, которые собираются по пятницам в тихих кафе за бокалом вина и целый вечер обсуждают, как они раньше могли «со среды по воскресенье – и хоть бы что», а сейчас «эх, один день гульнул – следующий провёл горизонтально». На самом деле, уже перешёл. Но разговоры про то, как было, не люблю. Из них складывается впечатление, будто тусовки – главное в жизни. И будто жизнь после тридцати начинает обратный отсчет – что, как мы знаем, большое заблуждение.

Разговоры о здоровье хуже рефлексии о прошлом. Кто не мечтает пореже видеться с друзьями, которые постоянно ноют о своих болячках? Кто вообще любит о них говорить? От чужих-то портится настроение, а потом ещё и себе напридумываешь. Будучи молодыми, до определенного возраста мы предпочитаем жить согласно концепции «если о здоровье не задумываться, о врачах не вспоминать, то и проблем не будет». И так происходит до тех пор, пока, как это принято говорить, не прозвенит такой звоночек, который на диване не переждать, и с которым без участия доктора не разобраться.

Мой звоночек прозвенел осенью прошлого года: ни с того ни с сего у меня начали случаться панические атаки с навязчивой идеей о том, что моё здоровье резко ухудшается, причем сразу во всех местах. Я не испытывал какой-то резкой боли, но были очень странные ощущения в животе и жуткий страх с подозрением, без шуток, на скорую смерть. Как раз тогда я превратился в нытика, который от испуга стал при каждой встрече с друзьями говорить, что у меня «серьезные проблемы». Это сложно описать словами: я не мог сконцентрироваться ни на чем, кроме мыслей о том, что «вот и допрыгался», «пришло время за всё расплачиваться». Несколько докторов в Петербурге, проведя поверхностные обследования, сообщили мне, что «всё вроде бы хорошо». Но кого устроит такой ответ, когда в голове уже повисла навязчивая идея, а страх только усиливается?

В итоге паника привела меня на обследование в гастроэнтерологическую клинику в Израиле, которая специализируется на сложных случаях. Я сижу в небольшой палате, ко мне выходит доктор, спрашивает, что случилось, а я ему сходу: «У меня серьезные проблемы. И здесь болит. И здесь странные ощущения. И здесь слышу щелчки при надавливании. Мне становится хуже с каждым днём». Доктор бледнеет, вызывает медсестру, меня выключают под общим наркозом и делают полное обследование.

Когда проснулся, первым, кого я увидел, был улыбающийся, я бы даже сказал, смеющийся доктор, который на таком английском, как мог, сказал что-то вроде «Ю ар паник мэн». Ничего у меня они не нашли, кроме банальной хеликобактер, которую они даже не считают за болезнь, а многие люди живут с ней всю жизнь и ничего не подозревают. Покормили, дали таблеток и отправили обратно.

«Мы таких знаем, ложитесь, стационар»

Когда я вернулся в Петербург, у меня, понятное дело, перестал болеть живот. Но теперь возникли «неприятные ощущения» в шее, а потом еще в суставах – и понеслось опять. Пройдя ещё несколько кругов по врачам, которые говорили, что ничего не могут найти, я наконец-то подумал, что начал не с того доктора. На это указывало ещё и то, что как только кто-то из врачей говорил мне, что «всё в порядке, но вот вам лучше проверить эту область», у меня в этой же области начинало что-то болеть.

Да, как вы уже, наверное, догадались, в свои 28 лет я, смеявшийся всегда над «слабаками, не умеющими взять себя в руки», оказываюсь в кресле у мозгоправа. Сначала моя подруга отвезла меня в самую настоящую психиатрическую больницу, потому что её знакомый – заведующий. Я шёл по коридорам этой больницы и никак не мог поверить, что оказался там. Захожу в старенький советский кабинет, меня встречает дедушка:

– Рассказывай.
– Я стал придумывать себе болезни. Наверное, так не должно быть.
– Чем занимаешься?
– В интернете работаю.
– Понятно. Знаем таких. Ложись в стационар на недельку. Сделаем тебе энцефалограмму мозга. Таблеточки попьешь.
– Вы кладете меня в больницу? Думаете, всё настолько плохо?
– Ты же хочешь вылечиться?
– Дайте мне время подумать.

Быстрым шагом — скорее, почти бегом — я шёл по внутреннему садику этой больницы, смотрел на внешние ворота и думал, что вот они сейчас закроются и меня там оставят навсегда. Прыгнул в машину подруги, которая меня туда привезла, как в лучших американских фильмах — со словами «Жми на педаль. Валим отсюда».

В итоге через знакомых мне порекомендовали врача-психотерапевта, который вроде как на таких дурачках, как я, и специализируется – диагностирует неврозы и тревожно-депрессивные расстройства. Он поставил мне какой-то диагноз, сложное название которого я не помню, но ключевым словом там была «тревога». Посещение психотерапевта сопровождалось очень интересными ощущениями, которых я не испытывал до того момента. Сидишь в удобном кожаном кресле, а перед тобой на столе стоят салфетки:

– Вы что, думаете, я буду плакать?
– Ну так мы сейчас и посмотрим.

Уже от одной этой шутки мне стало легче. Без всяких таблеток за два сеанса он вернул меня к жизни и объяснил, на что нужно обращать внимание и за чем следить. Выяснилось, что вся эта чехарда была связана с тем, что я просто перегрелся.

Но звоночек-то уже прозвенел

Жизнь вроде бы наладилась, всё пошло своим чередом. Правда, всё это время меня не покидала мысль о том, что было бы неплохо выяснить, в каком состоянии сейчас находится в целом мой организм, чтобы если не вести уж совсем здоровый образ жизни, то хотя бы понимать, откуда может прилететь. И вот два месяца назад с запросом на спонсорский материал к нам пришел медицинский центр «Атлас».

Согласно их идее, кто-то из наших сотрудников должен был пройти полноценный медицинский чекап и написать о своих впечатлениях. Обязательное условие – пройденный генетический тест. Нас таких, с пройденным тестом, в компании всего трое – два главных редактора и я (получали эти тесты в подарок в прошлом году). Главные редакторы живут в Петербурге, так что:

Оказавшись на осмотре у некоторых врачей, название которых я даже не хочу вспоминать, я часто думал о том, что нативная реклама ещё ни разу не подбиралась ко мне так близко.

Обследование начинается с разговора с терапевтом – он внимательно слушает твою историю, пока у тебя берут кровь и прочие анализы, снимают электрокардиограмму, а затем, в зависимости от результатов первичного осмотра и твоих жалоб, назначает порядок прохождения консультаций у профильных врачей. У терапевта, кстати, я был первый раз в жизни. До этого момента я обращался к профильным врачам, хотя мог бы и догадаться, что боль в шее не всегда связана с ЛОРом. Но профильные врачи всегда находили, от чего меня полечить, раз уж я зашел на огонек. Я вообще мог бы много о чем догадаться: в ходе обследования выяснилось, что я знаю о своем организме и принципах его работы ровно ничего. Программа, которую я прошёл, стала для меня больше образовательной: у всех докторов в «Атласе» – маки, а в них – книги, фильмы, 3D-макеты органов.

Не пугайтесь, на этом снимке я всего лишь дышу в трубку: гастроэнтеролог проводит дыхательный тест на хеликобактер, которую у меня обнаружили в Израиле. И в этот момент она показывает мне мультики про историю возникновения этой бактерии, способах распространения и поражения организма. Cмотрит эти мультики вместе со мной, да ещё, внимание, и улыбаясь на любимых эпизодах. И чтобы вы понимали, так обслуживают не только меня: в конце большинства консультаций я спрашивал, в курсе ли они, что я собираюсь писать про них статью. В курсе были только менеджеры и два доктора.

В перерывах между консультациями я выходил посидеть на ресепшн. После обследований, которые делаются натощак, дают легкий перекус.

Чувствовал себя немного дискомфортно из-за того, что приходилось выходить в халате на ресепшн, где сидят другие люди. Кажется, мол, они уже все здоровые, а я уже больной. Но меня честно спрашивали заранее, как мне будет удобнее – каждый раз одеваться или просто быть в халате. Мои комплексы – это мои комплексы.

Полный список врачей и направлений, которые входят в обследование, можно посмотреть на сайте медицинского центра – меня осмотрели около семи докторов. Не хочу останавливаться на этом подробно, добавив только, что если я правильно понял терапевта, то список обследований можно варьировать: если был недавно уже у офтальмолога, то лучше посетить другого врача. Мне, например, наоборот, хотелось пообщаться с офтальмологом: задал ей волнующих многих вопрос о том, насколько безопасно сегодня делать коррекцию зрения. Разбирали с ней макет глаза, говорили о том, что именно происходит там, когда делают такую операцию и какие есть риски лично у меня.

Что подарила природа

В следующий приём у меня состоялась обстоятельная беседа с генетиком. Бывали у такого? Я вот тоже. Целый час мне толковали результаты исследования моей ДНК. Там нет ненаучной магии в стиле Элизабет Холмс. Мне честно говорили, какие исследования статистически подтверждены, а какие – малозначимы. Каждый вывод подкрепляется ссылкой на научное исследование для желающих изучить вопрос детальнее.

Через все разговоры с врачами медицинского центра «Атлас» (включая главного – встретил его в коридоре и говорил всего секунд 30) тянется одна общая линия: они хотят построить клинику, которая позволит пациентам узнать о себе больше, чем можно узнать в других российских учреждениях. По данным генетического теста не ставят диагноз, но используют его для навигации по необходимым анализам и обследованиям. Например, мой тест сказал о том, что у меня проблемы с усваиваемостью витамина D, а анализ крови подтвердил, что проблема действительно существует уже сейчас, и это кое на что влияет. Я насчитал около четырех подобных совпадений с анализами, помимо каких-то общих вещей — вроде той, что, например, гентест говорит о низкой вероятности развития у меня мигрени, а у меня при этом никогда, даже после вечеринок, не болит голова.

Использование полноценного генетического теста – это основное отличие персонализированной медицины от обычной. При таком подходе действия врачей основаны на генетических отличиях пациентов. Это позволяет составить индивидуальный план обследования, питания, тренировок и других рекомендаций.

В первую очередь генетик проверяет на наличие серьезных мутаций, которые вызывают наследственные заболевания. У меня этих мутаций не выявили, но в среднем у человека бывают от одной до десяти. Проверяют и не опасные мутации. Они необязательно проявят себя в виде болезни – как мне объяснили, вероятность зависит от образа жизни и многих других факторов.

Эти исследования чаще используют для планирования семьи: если у пары совпадают какие-то предрасположенности, то лучше подстраховаться и попробовать снизить риски рождения больного ребёнка. Врач-генетик, с которым я общался, как раз посетовала на то, что часто пары обращаются к врачу уже после того, как рождается больной ребёнок.

Запомнилось мне то, что анализ ДНК я сдавал всего один раз, а теперь, по мере появления каких-то исследований, мне будут подгружать в личный кабинет выводы, которые можно было сделать именно по отношению ко мне. В конце концов, кому не хочется просто узнать о своём происхождении и проследить по карте, как переселялись его предки? Или, например, выяснить, что из известных людей ты больше всего генетически похож на гэло-норвежского полководца Сомерледа и актёра Тома Хэнкса.

В общем, знакомьтесь – врач-генетик Ирина Жегулина, которая выглядит так, будто на прием пришла сразу со съемок какого-то сериала про докторов, прекрасный ассистент Ольга и я в роли больного:

Вот ваша папка, удачи, держитесь

Заметным преимуществом лечения в «Атласе» является то, что тебе не надо с оружием выбивать результаты своих обследований, которые ты потерял или не получил. Все они уже на следующий день появляются в личном кабинете на сайте.

Ровно там же, где хранятся результаты моего генетического теста с рекомендациями. Можно представить, что мне вдруг придётся оказаться на приеме у врача из другой клиники, он в очередной раз спросит у меня о наличии каких-то анализов, а я, вместо того, чтобы разводить руками, просто войду в свой личный кабинет.

После всех обследований я снова оказался на заключительной консультации у своего лечащего врача Ольги Геннадьевны. Она зафиксировала результаты, указала зоны риска и вынесла свои рекомендации, расставив приоритеты и предложив план действий. Мне есть над чем поработать. Можно не торопиться – главное, что меня проверили на большинство известных заболеваний, хотя стопроцентных гарантий, конечно, никто дать не может.

У меня есть знакомые, которые, вдохновившись крутыми парнями из Долины, ушли в тему ЗОЖ уже настолько глубоко, что сдают анализы крови каждую неделю, занося результаты в табличку и отслеживая динамику состава. Это позволяет им корректировать своё питание и жить в надежде на наступление момента, когда люди станут бессмертными. Я этой идеей заразиться ещё не успел, но благодарен клинике «Атлас», которая, пусть и в рекламных целях, подарила мне спокойствие.

Такой чекап здоровья стоит 28 000 рублей. Судить о дороговизне я не берусь, потому что с рынком не знаком. Лично я с прошлой осени потратил гораздо больше в поисках людей, которые мне смогут всё объяснить. Генетический тест, который врачи клиники рекомендуют пройти для более детального изучения организма, стоит 29 900 рублей. Он не является обязательным – проходить чекап можно и без него.

Для тех, кто прочитал мою медицинскую историю, Витя Бабичев – человек, который этот текст заказал, – предложил сделать скидку в 10% по специальному промокоду. Даже разрешил мне самому выбрать его название. Пусть это будет zvonochek – воспользоваться им можно при заказе теста через сайт или озвучив по телефону при заказе медицинского чекапа.

Не перепутайте: генетический тест, медицинский чекап. По этому же промокоду вам дадут 10% на первичное посещение любого врача клиники.

И ну его к чёрту, не болейте.

#партнерский #Atlas #генетический_тест #медицинский_чекап #медицинский_центр_Atlas #медицинский_центр_Атлас

Статьи по теме
Медицинский стартап Theranos Элизабет Холмс попал под расследование властей США
Стоит ли делать лазерную коррекцию зрения
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления