[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Daria Khokhlova", "author_type": "self", "tags": ["spotify","\u0440\u0430\u0437\u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u043a\u0430","\u0442\u043e\u0431\u0438\u0430\u0441_\u0432\u0430\u043d_\u0448\u043d\u0430\u0439\u0434\u0435\u0440","\u0442\u0435\u043e\u0440\u0438\u044f_\u0440\u0430\u0437\u0431\u0438\u0442\u044b\u0445_\u043e\u043a\u043e\u043d"], "comments": 29, "likes": 21, "favorites": 25, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "15988" }
Daria Khokhlova
12 740

Применение теории разбитых окон в разработке — совет бывшего ведущего дизайнера Spotify

Бывший ведущий дизайнер музыкального сервиса Spotify Тобиас Ван Шнайдер опубликовал в своём блоге на Medium заметку о том, как можно применить теорию разбитых окон в дизайне и разработке продукта. Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод материала.

«О теории разбитых стёкол мне рассказал мой коллега в Spotify несколько лет назад. Эта теория состоит в том, что если в городе начать усиленно бороться с мелкими нарушениями вроде вандализма и распития спиртных напитков в общественных местах, в городе станет спокойнее, а количество крупных нарушений и преступлений снизится», — пишет Ван Шнайдер.

В качестве яркого примера применения этой теории Ван Шнайдер приводит историю о бывшем мэре Нью-Йорка Рудольфе Джулиани, который был избран на свой пост в 1994 году. После вступления в должность Джулиани применил теорию в городских масштабах — и в короткие сроки снизил количество жестоких преступлений в Нью-Йорке на 56%.

Джулиани распорядился отчистить город — в частности, следить за появляющимися на стенах граффити и своевременно их смывать, а также заменять разбитые окна на целые. В результате, пишет Ван Шнайдер, преступность в Нью-Йорке резко снизилась. «Это спорный подход: вместо того, чтобы сосредоточиться на борьбе с преступлениями, мэр озадачился предотвращением мелких нарушений, — однако он принёс свои плоды», — замечает автор статьи.

Сам Джулиани отмечал: «Конечно, убийство и граффити на стене — нарушения совершенно разного порядка. Однако они — части одной экосистемы, и если климат в городе поощряет одни правонарушения, вероятнее всего, в нём будут процветать и другие».

Это значит, говорит дизайнер Spotify, что окружение напрямую влияет на поведение человека. «Если вы видите дом, в котором разбито множество окон, вероятность, что вы тоже решить разбить стекло и вломиться в здание, гораздо выше. Даже если у вас нет криминальных наклонностей».

Ещё один эксперимент, который лёг в основу теории разбитых окон, провёл в 1969 году психолог из Стэнфорда Филип Зимбардо. Он припарковал два автомобиля без номеров и с открытым капотом на улице в Бронксе и в Пало-Альто. На автомобиль, оставленный в Бронксе, напали спустя 10 минут. Машина в Пало-Альто простояла нетронутой неделю. Спустя неделю Зимбардо разбил окно в автомобиле сам, и принялся его «грабить». Прохожие (по описанию Зимбардо, солидные люди) вскоре присоединились к психологу.

Как отмечает Ван Шнайдер, теория разбитых окон работает и в разработке продуктов. «Я заметил это недавно — в одном из своих проектов. Мы откладывали множество мелких решений, убеждая себя, что займемся этим позже. Классическая ошибка. В результате мы чувствовали себя всё менее мотивированными», — рассказывает дизайнер.

«Тогда я задумался об использовании теории разбитых окон. За один день мы "заменили все стёкла" — исправили мелкие ошибки, почистили код и так далее. И мы снова начали ценить проект. Как будто теперь мы работали над чем-то новым. Хотя фактически мы не сделали никаких глобальных изменений. Мы снова стали принимать взвешенные дизайнерские решения. Мы стали более мотивированы, и больше не оставляли после себя "разбитых окон"», — объясняет Ван Шнайдер.

«Изменяя окружающую среду, мы меняем и собственное поведение. Работая над проектами, я всегда стараюсь держать в голове эту теорию. Каждый раз, когда я не чувствую в себе сил, чтобы продолжать работу, я беру пару дней перерыва и занимаюсь мелкими вещами, до которых раньше не доходили руки».

#Spotify #разработка #тобиас_ван_шнайдер #теория_разбитых_окон

Статьи по теме
Лучшее на Medium: Я отказался от алкоголя и кофе на 15 месяцев и стал экономить около $1000 в месяц
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления