[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u044f_\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u0438","\u0440\u043e\u0441\u0441\u0438\u0439\u0441\u043a\u043e_\u0430\u043c\u0435\u0440\u0438\u043a\u0430\u043d\u0441\u043a\u0430\u044f_\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u044f","\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 4, "likes": 15, "favorites": 14, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "16015" }
Дмитрий Кошельник
6 245

История Русской Америки: пушной промысел, столкновения с индейцами и продажа Аляски

Обозреватель vc.ru изучил историю Российско-американской компании, которая занималась пушными промыслами на территории Аляски, основала поселение в Калифорнии и построила несколько крепостей на Гавайских островах.

Российско-американская компания — одно из самых неординарных предприятий в истории Российской империи и мира вообще. Основанная в период, когда другие страны захватывали колонии, она передала в руки русских купцов внушительную часть Северной Америки. Впрочем, там, где иностранные предприниматели добились успехов, русские вынуждены были отступить. Историки до сих пор обсуждают причины, почему безусловно успешное начинание завершилось именно так.

Cоздание Российско-американской компании

Начало Российско-американской компании положила экспедиция Михаила Гвоздева, который в 1732 году открыл Аляску, но нанес на карты лишь ее часть. Его успех развил знаменитый мореплаватель Витус Беринг, который установил, что открытая земля является полуостровом, а также открыл Командорские и Курильские острова.

Богатством региона заинтересовались купцы, и начались экспедиции. Ехали сюда за мехом бобров, песцов, лисиц и других зверей. До начала 19 века была совершено более 100 плаваний, а общая стоимость привезенной пушнины составляла около 8 млн рублей.

Экспедиции, хоть и были коммерчески успешны, оставались затратным и опасным делом. Обычно купцы вскладчину создавали небольшую компанию, а после получения товара делили его и расходились. Так происходило длительное время, пока этим промыслом не заинтересовался купец Григорий Иванович Шелихов.

Он отправил в регион несколько экспедиций и сам побывал там не один раз — в частности на острове Уналашка. Шелихов задумался о создании полугосударственной компании, которая получила бы монополию на торговлю в регионе и основала бы здесь поселения.

В 1784 году Шелихов создал первое поселение на острове Кадьяк, а после возвращения представил проект Коммерц-коллегии. Он предлагал обеспечить тотальные привилегии русским купцам и запретить иностранцам действовать на территории так называемой Русской Америки. Идея была тщательно рассмотрена, но Екатерина II с ней не согласилась.

Купцы не отчаялись и начали покорение региона и без привилегий. В 1791 году Григорий Шелихов с компаньоном Голиковым основали Северо-Восточную компанию. Шелихов умер в 1795 году, но оставил после себя устойчивую компанию, столицей которой была колония на острове Кадьяк. В 1796 году Дудников вместе с еще несколькими купцами основал Иркутскую Коммерческую компанию.

Две эти фирмы в 1797 году объединились — так появилась «Американская Мыльникова, Шелихова и Голикова компания». Через год название сменилось на Соединенную Американскую компанию. В нее вошло около 20 купцов, которые разделили между собой 724 акции стоимостью в 1000 рублей каждая.

Недавно взошедший на трон Павел I инициативу поддержал. В 1799 году был официально подписан царский указ о создании Российско-американской компании, которая получала право монопольной торговли на Тихоокеанском Севере. Был окончательно доработан ее устав — в том числе прописано, что на больших собраниях голосуют только владельцы 10 и больше акций. Совет директоров составляли те, у кого было больше 25 акций. Должность первого директора компании занял купец Булдаков.

Главную роль в развитии компании на первых порах играл Николай Петрович Резанов, один из приближенных императора, — инициативу купцов поддержали во многом благодаря его влиянию. В совет директоров также вошли братья Мыльниковы и Семен Старцев.

Встречаются сведения, что Резанов был недоволен удаленностью центрального офиса, который находился в Иркутске. В совете директоров началась борьба, в которой победил Булдаков, и офис компании переехал в Санкт-Петербург.

Первое десятилетие 19 века

На момент основания компании Русская Америка представляла собой несколько разрозненных колоний с центром на острове Кадьяк, где было поселение Павловская гавань. Русских поселенцев было не так много. У них имелся собственный флот из девяти судов, среди которых крупнейшим был 22-пушечный «Феникс». Корабли были не в лучшем состоянии, но главной проблемой был недостаточно профессиональный экипаж.

Индейцев купцы использовали для заготовки шкур и припасов, а также строительства. Гнали их на эти работы под прицелом ружей. Часто встречаются сведения, что у притесненных местных жителей иногда не было даже еды, и они питалось древесной корой. Они часто пытались устраивать восстания, но это заканчивалось печально для бунтовщиков. В начале 1820-х годов положение изменится: купцы поймут, что подобный подход им скорее вредит.

Деятельностью компании в Тихоокеанском северном регионе тогда занимался Александр Андреевич Баранов, назначенный еще Григорием Шелиховым. Баранов особенно известен тем, что использовал местные племена для борьбы против конкурентов, натравливая их на рабочих других компаний. Когда была основана Российско-американская компания, Александр Андреевич стал незаменимым человеком, который разбирался не только в ведении дел, но и в отношениях между племенами.

Его усилиями было создано несколько колониальных владений Русской Америки, изучены части Аляски и близлежащих островов. Именно он в 1799 году основал на острове Ситка Михайловскую крепость, зная, что Англия и Франция тоже попытаются подчинить себе пушную торговлю.

Русская артель была на Ситке еще до прихода Баранова, но особых успехов не добилась. Александр Андреевич принялся возводить форт и факторию, а также вести переговоры с местными племенами — тлинкитами. Индейских вождей он пытался расположить к себе подарками, но это не всегда получалось.

Однажды Баранов отправил тлинкитку-переводчицу к вождю одного из племен, чтобы она пригласила его на праздник. Местные ее избили, и Баранов, узнав об этом, взял с собой отряд из сорока человек и два фальконета и вошел в лагерь индейцев. Тлинкиты сначала создавали видимость, что готовы к бою, но два предупредительных выстрела резко изменили их намерения. Закончилось это обменом подарками и заверениями в вечной дружбе.

О том, как поначалу была организована деятельность компании, можно судить по такому факту. Пока Баранов руководил на Ситке, он оставил на Кадьяке своего заместителя. Вернувшись, правитель Русской Америки увидел хаос: в его отсутствие подпоручик Талин, переводчик Прянишников и монахи-миссионеры отобрали у заместителя власть над колонией и доуправлялись до того, что местные жители не отправились на промыслы.

Баранову пришлось утихомирить поселение, навести порядок среди местных и разобраться с нарушителями, заставив их уплатить штрафы. Вдобавок стало известно, что затонул «Феникс» — флагман компании, везший на Кадьяк снаряжение, товары и припасы больше чем на полмиллиона рублей.

Но и это было еще не все. Индейцы атна и танаина напали на русских промышленников и убили троих человек. Танаина собирались вообще очистить полуостров Кенай от русских, но местный управляющий смог их успокоить и взять в плен главных заговорщиков. Их доставили к Баранову в Кадьяк, но монахи помешали осуществить казнь и даже попытались освободить приговоренных.

Индейцы атна совершили покушение на одного из опытных байдарщиков Константина Галактионова, который отправился на поиски месторождения меди, а в пути пытался вести торговлю с местными. Аборигены рассчитывали убить Галактионова и захватить один из опорных пунктов компании, Константиновский редут, но не преуспели в этом.

Несмотря на все сложности, промыслы в 1800 году удались, хотя и за счет значительных человеческих жертв, в первую очередь среди туземцев. Подкрепление из Охотска, которое хотел получить Баранов, не пришло. Помощь и снаряжение получили только поселенцы Уналашки, но у них не было возможности поделиться с другими колониями.

Баранову по-прежнему противостояли миссионеры и чиновники в лице Талина и Прянишникова. Стремясь сделать жизнь туземцев лучше, они выдвигали требования, которые Баранов выполнить не мог. Одной из самых странных идей было привести местное население к присяге Павлу I: по убеждению монахов, это уравняло бы племена в правах и сделало бы их подданными Российской империи, а не просто рабами. Они потребовали, чтобы Баранов собрал всех аборигенов в Павловской гавани.

Эта идея угрожала самим колонистам, ведь им пришлось бы дополнительно кормить более 2000 человек. Баранов отказал миссионерам, и те, обозвав его изменником, стали действовать самостоятельно — привели алеутов к присяге и принялись подбивать их к бунтам и неповиновению. Вскоре аборигены отказались участвовать в байдарочных партиях, а припасов у колонистов не было. Теперь сами миссионеры рисковали оказаться в числе голодающих. Выручил их американский корабль, обменявший пищу и другие важные товары на сто лисьих шкур.

В 1802 году началось восстание тлинкитов, желавших вернуть территорию себе. К этому прибавились наговоры американских торговцев и продажа индейцам огнестрельного оружия и пушек, с которыми они смогли захватить Михайловскую крепость. Племена добились этого благодаря участию в штурме американских матросов и тому, что местное руководство компании никак не готовилось к такому развитию событий, несмотря на имевшуюся информацию. Остров был потерян, спаслось не более 30 русских промышленников — и тех выручил только вовремя прибывший английский корабль.

Узнав о случившемся, Баранов принялся было готовить карательную экспедицию, но быстро отказался от этой затеи. Сезон промыслов заканчивался, начиналась зима. Вдобавок у него не хватало людей.

Появились слухи, что теперь к массовому восстанию против русских готовятся кадьякские племена. Ситуация выглядела угрожающе, пока не прибыл корабль «Святая Елизавета». Полученные подкрепления и припасы упрочили положение Баранова, и больше местные племена не думали о восстании.

В это время Баранов, официально назначенный главным правителем Русской Америки, начал наводить порядок в оставшихся колониях и выполнял указы совета директоров. В 1804 году была проведена карательная экспедиция против тлинкитов. Для этого Баранов объединил свои корабли и байдарки. Основными силами в битве были алеуты, эскимосы и другие племена. Тлинкиты в это время уже не были единой силой, и победить их было нетрудно.

Часть из бывших повстанцев вообще поспешила примкнуть к Баранову, которого племена уважали и боялись. Прибыв на остров Ситка, Баранов распорядился заложить на месте брошенного индейского селения крепость, которая станет известна, как Ново-Архангельск и в 1808 году станет столицей русских владений на Аляске.

Дальше началась осада построенной тлинкитами деревянной крепости, в которой засел вождь Катлиан. Продлилась она чуть больше, чем полмесяца. Русские попытались взять крепость штурмом, но это им не удалось. У Катлиана была надежда на помощь других племен, но, когда она не оправдалась, индейцы бросили крепость и сбежали. Остров Ситка вновь был под полным контролем русских.

Разобравшись с тлинкитами, Баранов столкнулся с новой проблемой. В 1805 году индейские племена захватили крепость на Якутате, убив большую часть русских колонистов и промышленников. Считалось, что индейцев побудили к восстанию американские торговцы. Настоящая причина была в жестоком обращении колонистов с местными жителями, при том что у них не хватало сил, чтобы подчинить их полностью.

Пока Баранов укреплял позиции компании и боролся с местными племенами, Резанов деятельно участвовал в первом русском кругосветном плавании. Возглавил экспедицию знаменитый мореплаватель Иван Крузенштерн. Раньше уже предполагалось несколько подобных экспедиций, но все они так и не состоялись.

Изначально планировалось посольство в Японию, изучение перспективы торговли с Китаем и другими азиатскими странами. Для этого было снаряжено два купленных за границей корабля, которые получили название «Надежда» и «Нева».

Деятельное участие в экспедиции принимала Академия Наук, да и сам Резанов сделал все возможное, чтобы в окончательный состав экипажа вошло больше ученых. В 1803 году путешествие началось, но скоро Крузенштерн и Резанов стали ссориться: они оба претендовали на должность главы экспедиции. Во время остановки на Камчатке местный губернатор по просьбе Резанова начал расследование, и Крузенштерн был вынужден признать свою вину.

Экспедиция выполнила поставленные задачи. В Японии Резанов, будучи полноправным послом российского императора, пытался наладить торговые отношения, но успеха не добился. Ему было отказано в приеме у императора и запрещено торговать. Дальше корабли должны были отправиться в американские колонии, но Резанов от этого плана отказался.

По некоторым сведениям, вновь вспыхнул конфликт с Крузенштерном. К счастью, во время пребывания кораблей экспедиции на Камчатке туда прибыл корабль Российско-американской компании «Мария», и Резанов отправился в колонии на нем.

Прибыв на Ситку, Резанов был поражен состоянием колонии, где практически не осталось припасов. Купив американский парусник «Юнона», он отдал часть товара с него колонистам. Сам же, добавив к «Юноне» бриг «Авось», отправился в Калифорнию, где по-прежнему правили испанцы. Его целью было наладить торговые отношения и решить проблему продовольствия. Сделать это было непросто, ведь испанцы в то время стремились изолировать свои колонии от иностранцев и были в союзе с Наполеоном.

Во время путешествия команда сильно пострадала от цинги. Снова появились проблемы с припасами, и моряки едва дотянули до Сан-Франциско, где Резанов проявил свой дипломатический талант, наладив отношения с испанским руководством. Здесь же берет начало романтическая история о его помолвке с дочкой коменданта Сан-Франциско Консепсьон де Аргуэльо. Об этой истории в разных источниках сказано уже достаточно, и, как обычно, многое добавлено или убрано.

Резанов в Калифорнии был занят не только любовными делами. Он успешно провел переговоры и обеспечил колониям дополнительный приток припасов, в которых они нуждались прежде всего. Покидая регион, Резанов оставил Баранову рекомендации, как в дальнейшем упрочнять позиции компаний: разделение торгового и гражданского руководства, расширение на территории Северной Америки и постройка больниц и школ.

После этого Резанов организовал экспедицию на Сахалин, где требовалось окончательно закрепить территорию за Российской империей и прижать японцев, не согласных на торговлю. Сам он тяжело заболел и умер в 1807 году.

Колонии Российско-американской компании под контролем Баранова сталкивались с теми же проблемами, что и раньше: восстание местных племен, конкуренция с американцами и хищения служащих. Поддержки от государства практически не было, ведь император не считал возможным жертвовать международной политикой для поддержки купцов. Еще одним неудобством был срок действия паспортов: промышленникам компании было запрещено проживать в регионе постоянно и приходилось возвращаться в Россию за новым разрешением.

Баранов пытался наладить торговлю с азиатскими странами, в частности с Китаем и Японией, при помощи иностранных капитанов, но окончилась эта инициатива финансовыми потерями. Иностранцы много обещали, но на деле обманывали и Баранова, и отправленных с ним представителей компании.

В 1809 году в компании созрел бунт, вошедший в историю как заговор Наплавкова-Попова. Заговорщики планировали убить Баранова, его детей, еще нескольких управляющих, а также, если потребуется, старейшин племен. После этого они хотели захватить в гавани корабль, погрузить на него около 30 индейских женщин и меха и сбежать из региона. Некоторые участники сговора были в ссылке, другие же просто устали от тяжелых условий.

Воплотить замысел не получилось: о нем стало известно, и бунтарей арестовали. Расследование шло более восьми лет, обвиняемых перевели в Петербург, где их в итоге присудили к каторге. В результате всплыло наружу реальное положение дел в колониях, и руководство страны и компании начало искать кандидатуру на смену Баранову. Он и сам был не прочь оставить должность, но пробудет на ней еще почти 10 лет.

Форт-Росс и гавайская авантюра

В 1812 году Александр I обратил внимание на деятельность компании, заметив, что обогащаться на ней должны не только купцы, но и государство, и стал укреплять государственный надзор за компанией. Акционеры восприняли новость с восторгом, надеясь на помощь, но, похоже, так ее и не дождались.

В этом же году в Калифорнии была основана русская колония Форт-Росс. Создал и возглавил ее мореплаватель Иван Александрович Кусков. Колония была быстро освоена, в ней была построена верфь и сразу началось возделывание земли. В то же время управлять было сложно: слишком близко находились испанцы, которые могли быть опасными противниками.

В Испании в то время шла смена власти, что негативно повлияло на колонии. Калифорнийские владения быстро ощутили недостаток многих товаров, а потому у русских был реальный шанс закрепиться. Торговать официально руководство колоний разрешить не могло, но и не препятствовало. Русские могли на байдарках входить в порты и продавать свои товары.

После того как связь с Испанией наладилась, руководство колоний получило четкие инструкции не выпускать русских из верхней Калифорнии и по возможности добиться ликвидации их колонии. О военных действиях речи не шло: Россия и Испания тогда в союзе противостояли Наполеону.

В 1815 году новым губернатором Верхней Калифорнии стал Пабло де Сола, и его целью стала скорейшая ликвидация русской колонии. В это же время у берегов региона действовал выкупленный русскими у американцев бриг «Ильмена» во главе с капитаном Уодсвортом. Планировалось, что он будет курсировать возле берегов Калифорнии, занимаясь промыслом.

В 1815 году несколько промысловых отрядов и часть руководства «Ильмены» попали в плен к испанцам, которые собирались покончить с русской интеграцией в Калифорнию. Их содержали в довольно тяжелых условиях и освободили только в 1816 году, когда в Сан-Франциско прибыл корабль «Рюрик».

Де Сола пытался надавить на Кускова, жалуясь на русских капитану «Рюрика» Отто Коцебу и требуя ликвидации Форт-Росса. Коцебу обратился к Кускову, но тот отметил, что сделать это без приказа свыше не может. Претензии испанцев передали в Санкт-Петербург, но решительных действий не последовало.

Впоследствии испанцы, отчаявшись решить этот вопрос с Российско-американской компанией, отправят официальную ноту русскому правительству, но и так результатов не добьются. Выпроводить Российско-американскую компанию из региона пыталось и правительство Мексики, и тоже без особых успехов.

У русских тоже были шансы подвинуть из региона испанцев. Местные индейцы в середине 1820-х годов предлагали им объединиться против общего врага, но руководство колонии сочло их слишком непредсказуемыми союзниками. Позже отношения колонистов с коренным населением немного испортятся, ведь временами агенты компании силой заставляли индейцев работать в Форт-Россе.

Несмотря на сложные отношения с испанцами, колония обросла зданиями, были возведены верфь и порт. Достаточно хорошо было развито скотоводство и земледелие, жители возделывали сады и виноградники, производили мебель и другие вещи из дерева и кожи, а также обрабатывали медь.

Почти все время своего существования колония оставалась полулегальной и убыточной, хотя потенциально могла позволить компании заполучить значительную часть Калифорнии. В 1841 году Форт-Росс был продан американскому предпринимателю Джону Саттеру за сумму почти в 43 тысячи рублей серебром.

В 1815 году Российско-американская компания начала еще одну авантюру. Русский корабль «Беринг» потерпел крушение в районе острова Кауаи, и местный король Каумуалии захватил его груз. Баранов решил не оставлять ситуацию без вмешательства, к тому же капитаны советовали отправить на Гавайские острова военную экспедицию. После длительных переговоров от этого отказались и решили наладить дружественные отношения.

К королю Гавайев Камеамеа отправили доктора Георга Шеффера, знавшего несколько языков. Он должен был установить дипломатические отношения с местным королем и попытаться добиться от него компенсации, желательно сандаловым деревом. Следующим шагом должна была стать монополия на этот товар.

Шеффер, казалось, смог договориться с Камеамеа, вылечив его жену от лихорадки, за что получил право на создание фактории в Гонолулу и земельные участки на Гавайских островах. Шефферу противодействовали американцы, владевшие здесь монополией, так что король в конце концов передумал, отказался выплачивать компенсацию за потерянный корабль и запретил строить склады.

Шеффер отправился на Кауаи, к королю Каумуалии. Тот хоть и признал власть Камеамеа, но пытался отстоять свою независимость и был готов вместе со своими владениями перейти под протекторат Российской империи. Вдобавок он обещал выдать компенсацию за корабль и монополию на сандаловое дерево и подарил доктору долину в центре острова. Все это было скреплено договором.

Окрыленный успехами, Шеффер подписал несколько договоров, пообещал королю поддержку русского оружия, пожаловал ему офицерский чин, а сам начал строить на полученной территории защитные форты и хозяйственные постройки. Вдобавок он заказал американцам военный корабль и вовсю распускал слухи о грядущем подкреплении из России.

Заодно он известил о своих успехах Баранова и петербуржское начальство. Американцы и Камеамеа отреагировали быстрее, организовав военную экспедицию против Каумуалии и Шеффера. Баранов ничем не мог помочь: он считал поступок Шеффера авантюрой и ждал указания свыше.

Закончилось все изгнанием русских. Шеффера и других агентов компании заставили сесть на корабль «Кадьяк» и покинуть остров. Русские отправились в Гонолулу, но их девять дней не пускали в порт. Состояние «Кадьяка» было тяжелым, и экипаж рисковал утонуть. Дальше Шеффер вернется в Санкт-Петербург, где попытается продвинуть проект захвата Кауаи и Сандвичевых островов, но правительство его идею не поддержит.

Уход Баранова. Компания в 1820–1830-х годах

В 1818 году Баранова сняли с должности. За 28 лет на Аляске он практически построил Русскую Америку и заработал более 16 млн рублей, но не все его действия принесли успех. Например, именно Баранов по указанию совета директоров ввел местную валюту — марки. Это должно было обеспечить компании контроль над экономическими отношениями в регионе, но эффект оказался противоположным. Марки были мало кому нужны, и новой валютой стала водка, что привело к пьянству и среди русских, и среди индейцев.

Борьба с алкоголизмом будет важной частью работы каждого нового правителя. С проникновением в регион американцев и Компании Гудзонова залива они с русскими запретят обменивать товары на водку.

Новым главным правителем стал Леонтий Гагемейстер, военно-морской офицер в звании капитан-лейтенанта. После него выбирать главу компании из кадровых морских офицеров станет традицией.

Гагемейстер взялся сразу за несколько дел: нужно было налаживать отношения с вождями индейцев, бороться с пьянством и поменять людей на главных должностях. Он заменил плавающие цены на фиксированные, ввел вместо паевой системы зарплату и стал следить за строгим выполнением брачных обрядов. Правитель вызвал нелюбовь как чиновников, так и промышленников, и продержался на своей должности 10 месяцев. Официальной причиной ухода считается болезнь.

Заменил Гагемейстера его заместитель Семен Яновский. Он следовал рекомендациям бывшего начальника, но и сам действовал довольно целенаправленно. Не забывая о важности промыслов, он вовсю укреплял столицу владений в Ново-Архангельске.

Янковский оценил опасность, исходящую от тлинкитов, и недовольство алеутов, которые участвовали в промыслах компании, и счел, что разумнее будет вернуть штаб-квартиру назад в Павловскую гавань. Разработанный им подробный план не был утвержден. В 1820 году Яновского заменил Матвей Муравьев.

Как и два его предшественника, Муравьев был морским офицером. Он ожидал увидеть в регионе более или менее налаженный аппарат и достаточно припасов, но надежды не оправдались: бухгалтерия и управление находились в тяжелом состоянии, а хлеба оставалось всего на три месяца.

Яновский успокоил сменщика тем, что хлеб вскоре должны привезти из Калифорнии. Муравьеву пришлось приказать заготавливать свинину и собирать ягоды, чтобы можно было протянуть подольше. Он возвел новую казарму и больницу, при нем начали строить училище, где готовили бы агентов компании. Одновременно Муравьев налаживал дисциплину среди промышленников — вместо жестких методов он опирался на монахов и разнообразные поощрения.

Практически все время пребывания на посту Муравьев вел переписку с советом директоров компании, пытаясь оспорить некоторые их решения. В частности, запрещена была торговля с американцами и другими иностранцами, хотя она временами спасала компанию от голода.

Некоторые решения Муравьев принимал на свой страх и риск: он без обсуждений увеличил зарплату во всех колониях, хотя и недостаточно. Также он организовал несколько разведывательных экспедиций по изучению территории Аляски. При Муравьеве компания управлялась пятью конторами в разных регионах: Ново-Архангельской, Кадьякской, Форт-Росс, Уналашкинской и Северных островов. Значительную часть мехов агенты компании выменивали у туземцев, продукты закупали у иностранцев.

Доходы компании в это время несколько снизились. Из-за введения зарплат вместо паев промышленники стали хуже работать. Из-за проблем с продуктами меха приходилось выменивать гораздо дешевле, чем они стоили. В целом же Муравьев, в 1824 году покидая свой пост, оставил Русскую Америку в полном порядке.

В 1824 году была подписана русско-американская конвенция, разграничившая владения стран в Аляске. Конвенция установила, что оба государства имеют право добывать рыбу и торговать на побережье Тихого океана в течение 10 лет. Через год была подписана подобная конвенция с Англией. Она разграничила территорию по хребту Скалистых гор, определила особенности торговли между странами, а также правила судоходства и рыбного промысла. Эти два договора не только определили положение компании в регионе, но и увеличили конкуренцию.

Главным правителем Русской Америки стал Петр Егорович Чистяков, и после этого вновь началось обсуждение, нужно ли перенести штаб-квартиру обратно на Кадьяк. Главной причиной были все те же тлинкиты. Длительное обсуждение между акционерами, чиновниками и командирами кораблей так и не привело к единому решению.

Тем временем ситуация вновь стала накаляться. Однажды ночью байдарка тлинкитов приблизилась слишком близко к форту, там в ответ открыли огонь, и один индеец погиб. Это могло положить начало новой войне, если бы не решительные действия Чистякова.

Петр Егорович сам отправился к аборигенам и напомнил им о правиле, что ночью плавать в районе крепости нельзя. Он не стал предъявлять ультиматумы и угрожать, а просто выдал семье убитого товаров на 250 рублей. Конфликт был замят, и совет директоров действия Чистякова поддержал.

Вскоре с тлинкитами получилось наладить конструктивный диалог. Нападений и восстаний стало меньше, а некоторые вожди даже приглашали русских строить на их территории новые фактории. Расположение вождей и индейской аристократии покупали специально сшитой формой и медалями от царя.

Кроме того, русские увеличили плату за шкуры, которые покупали у тлинкитов. Это было сделано для того, чтобы не дать закрепиться в регионе иностранным купцам, которые после подписания конвенций получили гораздо больше прав.

Охотничьи владения в районе острова Ситка опустели, большая часть здешней байдарочной партии перебазировалась в Кадьяк и Уналашку. Правда, и здесь работать было сложно: за предыдущие годы было добыто колоссальное количество шкур, что не могло не повлиять на популяцию тех же морских котиков, которые составляли четверть дохода компании.

В 1828 году Чистяков запланировал добыть 40 тысяч шкур котиков, но удалось получить лишь 28 тысяч. При этом компания по-прежнему зарабатывала достаточно. В 1928 году прибывший в Кронштадт корабль привез пушнины более чем на 1,6 млн рублей.

При Чистякове не было кризисов и голода, поэтому приток пушнины был стабильным. В поисках новых мест для промысла было создано поселение на Курильских островах, которое за год принесло компании меха на 800 тысяч рублей.

Чистяков, в отличие от прошлого правителя, мало строил в Ново-Архангельске, сосредоточившись на судостроении. Новые корабли были действительно хорошего
качества, а команды, возглавляемые офицерами императорского флота, хорошо снабжались. В целом флот компании в это время стал гораздо лучше.

В 1830 году Чистякова сменил Фердинанд Петрович Врангель, который продолжил курс своего предшественника. Врангель строил корабли не только в Ново-Архангельске, но и в Охотске. В штаб-квартире компании улучшились фортификации и возвели новую башню.

Также была централизована закупка у тлинкитов: служащие компании потеряли право менять у индейцев еду и другие припасы — этим занимался специальный приказчик. Это было сделано, чтобы снизить траты служащих компании, но они как раз остались недовольны: теперь лучшие продукты доставались администрации, а их рацион стал хуже.

Еще одним достижением Врангеля стало списание долгов туземных служащих компании. Чтобы удерживать людей в компании, индейцам платили мало — поэтому им приходилось брать займы, и они влезали в такие долги, избавиться от которых уже не могли. После смерти рабочего его долги ложились на семью. Врангель заставил совет директоров списать все долги туземцев, но это не распространялось на креолов (потомков аборигенов и русских). Параллельно Врангель боролся с пьянством поселенцев, и ситуация несколько улучшилась.

Главной целью Врангеля стал поиск новых охотничьих угодий, и с его подачи были основаны фактории в районе залива Нортон (редут Святого Михаила) и в устье реки Стикин (редут Святого Дионисия). О последнем поселении просили сами тлинкиты, надеясь, что русские помогут справиться с англичанами из Компании Гудзонова залива. Те недавно вторглись в регион и создали там свою факторию. Основание редута Святого Дионисия усложнило отношения с англичанами, да и русские противодействовали их продвижению вверх по реке.

В 1835 году контракт Врангеля с компанией закончился и продлевать его не стали, решив, что колониям сейчас нужен опытный военный. Новым главным правителем стал Иван Антонович Купреянов, который первым делом взялся наладить торговые отношения с Японией. Возле берегов Охотска как раз потерпела крушение джонка, из которой удалось спасти четырех японцев. Слабая надежда, что это позволит наладить отношение с правительством страны, не оправдалась: отправленный в Японию корабль обстреляли.

Следующей идеей Купреянова было добавить к флоту компании пароход. Двигатель к нему заказали в Америке. Он был заложен в 1838 году и позже стал известен как «Николай I». Купреянов построил еще несколько кораблей, которые должны были заменить устаревшие.

Особое внимание Купреянов уделял конкуренции с компанией Гудзонова залива, которой способствовали редут Святого Дионисия и лояльные тлинкиты. Чтобы они торговали только с русскими, была на 25% увеличена плата за пушнину. Появилась прибавка различными товарами вроде сухарей, патоки и даже ружей.

Усложнили ситуацию дезертиры, которые сбежали с Ново-Архангельска и начали разбойничать в районе редута Святого Дионисия. Индейцам пообещали награду за их поимку, но при этом пострадали сами тлинкиты, потеряв в перестрелке своего вождя. В итоге дезертиры сдались начальнику редута, а индейцы, узнав об этом, отправили туда отряд с приказом убить местного руководителя в отместку за вождя. В итоге стороны договорились о компенсации в 1230 рублей.

Конкуренция между русской и английской компаниями закончилась к концу десятилетия. В 1839 году усилиями обеих сторон в Гамбурге был подписан контракт, разделяющий сферы влияния. Компания Гудзонова залива на 10 лет арендовала у Российско-американской компании материковые владения от залива Портленд-Ченнел до мыса Спенсер вместе с редутом Святого Дионисия. Русские получали за это ежегодную плату в 2000 выдровых шкурок — около 120 тысяч рублей.

Каждая компания обязывалась не торговать с индейцами на территории второй. Важным пунктом договора стало обещание ненападения и продолжения сотрудничества даже в случае начала войны между странами. Англичане арендовали территорию до 1869 года.

Покорение глубинных регионов Аляски продолжалось, но без особых успехов. В 1836 году возле эскимосского Икогмюта была создана небольшая артель, но через три года местные жители перебили всех ее работников. Такая же участь чуть не постигла Колмаковскую артель, но ее глава вовремя смог остановить нападение. В 1838 году в районе среднего Юкона была заложена Нулатовская артель — как и предыдущие, она постоянно подвергалась опасности.

В 1835–1840 годах прошла эпидемия оспы. Болезнь пытались остановить, людей прививали, но многие жители региона все же переболели, и население сильно сократилось.

Компания в 1840–1850-х годах

В 1841 году была продлена монополия компании на деятельность в регионе. Был написан новый устав, сделавший компанию еще более зависимой от правительства, чтобы она постепенно стала просто административным органом по управлению колонией.

Главным правителем компании еще в 1840 году стал Адольф Карлович Этолин, который отлично знал регион и стал одним из самых успешных руководителей. В первую очередь он занялся строительством: возвел кирпичный, мукомольный и лесопильный заводы, водяную мельницу и целую сеть защитных и хозяйственных построек.

При Этолине компания показывала стабильный доход, что стало возможно благодаря введенной ранее системе запусков. Промыслы больше не велись хаотично: теперь в разные периоды на разных территориях запрещалось охотиться на определенных зверей. Запрет был направлен на увеличение популяций.

Этолин стремился не только увеличить прибыль, но и расширить географию деятельности компании. Попытка вернуться в залив Якутат не привела к большим успехам, но другие начинания оказались достаточно прибыльными. Управляющий начал возводить постоянные фактории в глубинных регионах Аляски. При этом русские не стремились развязывать войны между местными племенами, а сами были сдерживающим фактором. Часто индейцы просили руководство компании основать факторию, надеясь защититься от враждебных соседей.

При Этолине, как и при прежних руководителях, вовсю шла торговля с местными племенами. Адольф Карлович хорошо знал, какие товары нужны туземцам, и приток мехов увеличивался. Он попытался усилить влияние на независимых индейцев, создав пост верховного вождя, которым стал принявший православие тлинкитский вождь Михаил Кухкан. Однако Кукхан был не очень богат и уважаем, и его власть мало кто принял. Этолин пытался помогать ему деньгами, но безуспешно.

Во время правления Этолина на Кадьяке и близких к нему островах произошло переселение алеутов — это должно было установить над ними больший контроль. Их поселили по 300 человек, и 65 мелких общин, которые раньше жили по всей территории острова, уместились в семь поселений. Здесь они избирали старейшин, которые получали плату от компании.

Чтобы уменьшить расходы, Этолин сокращал штат служащих и уменьшал количество людей, получавших платы и пенсии. Нанимать новые кадры без особой надобности запрещалось.

В 1845 году контракт Этолина закончился, и он, несмотря на желание совета директоров, покинул свой пост. Заменил его Михаил Дмитриевич Тебеньков. Колонии были в полном порядке, поэтому Тебеньков просто продолжил прежнюю политику — увеличение прибыли и установление дружественных отношений с индейцами в Юго-Восточной Аляске и других регионах. Тебеньков наладил торговлю с Сандвичевыми островами .

Он организовал несколько экспедиций, налаживал отношения с Азией и занимался обустройством Ново-Архангельска. В 1850 году закончился срок действия контракта Тебенькова и подошло к концу успешное для компании десятилетие — дальше начнутся восстания туземцев, усиление конкуренции и Крымская война, которая приведет к закату компании.

При новом правителе Николае Яковлевиче Розенберге отношения с тлинкитами снова усложнились. Индейцы, недовольные уменьшением объемов торговли, стали действовать так же, как на заре существования Ново-Архангельска, участились ссоры и беспорядки. Розенберг угрожал тлинкитам полным прекращением торговли, но это повлекло еще более агрессивную реакцию и неудачную попытку захвата крепости.

Было сделано еще несколько неудачных попыток захватить крепость. Вдобавок тлинкитские племена начали воевать между собой. Розенберг в конфликт не вмешался, и вскоре поток индейцев, которые торговали и работали на русских, уменьшился.

Воюющие тлинкиты, демонстрируя силу, начали проводить свои военные маневры возле русского поселения. Розенберг, не желавший идти на резкое противостояние, вынужден был пригрозить индейцам учениями возле их домов со стрельбой из корабельных пушек. На какое-то время это их успокоило. В 1852 году тлинкиты напали на небольшое поселение русских в Горячих Ключах и полностью его сожгли, но наказания не понесли: приближалась Крымская война, и компания опасалась начинать военные действия против индейцев.

Розенберга отозвали с поста во время эпидемии кори и цинги. Во время его правления были не только неудачи в борьбе с тлинкитами, но и некоторые успехи. При нем было построено хранилище льда и налажена его продажа Сан-Франциско, началась колонизация Сахалина и Приамурья. Тогда же компания стала активно торговать древесиной и рыбой.

Заменил Розенберга Степан Васильевич Воеводский. От него ждали решительных действий, и он сразу их предпринял: усилил патрули и не допустил в крепость тлинкитов. Вскоре те перестали поставлять поселению дрова. В 1855 году индейцы, пытаясь ограбить сарай с дровами, напали на матроса компании.

Воеводский собрал вождей и приказал, чтобы виновные в нападении покинули селение и уехали из региона навсегда. Тлинкиты в ответ атаковали крепость и в результате потеряли больше 50 человек. Это был последний конфликт с тлинкитами: дальше гарнизон Ново-Архангельска усилили солдатами, прибывшими из Сибири.

В 1855 году компания начала добычу угля на Кенайском полуострове. Идея казалась перспективной, но принесла убытки: у компании не было опытных шахтеров и складов, имелись проблемы с оборудованием. Качество угля было низким, его не сортировали — покупателей на такой товар было мало. На этой экспедиции компания потеряла более 40 тысяч рублей только в 1859 году.

Стоит немного рассказать о компании в период Крымской войны. Хотя Русской Америке грозила реальная опасность, она мало пострадала. Причина в договоре с Компанией Гудзонова залива, по которому соблюдался нейтралитет, действующий на владения, но не на море.

Получалось, что англичане могли проводить блокаду русских колоний и нападать на суда компании, но на территории не претендовали. Флоты других государств примкнули к англичанам и не нападали на колонии. Это позволило удержать убытки за всю войну на сумме в 132 тысячи рублей, в то время как ее доходы выросли на 50%. Без потери кораблей не обошлось, но в целом компания не пострадала.

Завершение работы компании. Продажа Аляски

В 1859 году, после ухода Воеводского с поста, его заменил Иван Васильевич Фуругельм. Первым делом он приступил к строительству, усилив фортификации в Ново-Архангельске и добавив склады в Кадьякском отделе. Пушных зверей стало гораздо меньше, китобойные промыслы тоже не могли похвастаться успехами.

Из-за деятельности американцев и Компании Гудзонова залива туземцы стали продавать пушнину значительно дороже. Стабильные доходы давал лишь экспорт китайского чая в Россию, начавшийся в 1851 году.

Кроме того, совет директоров компании вкладывал большие деньги в сомнительные предприятия вроде перестройки центрального офиса в Санкт-Петербурге. Содержание колоний за десятилетие обошлось чуть ли не в 6 млн рублей. Руководство компании обратилось за помощью к государству и получило от него послабления, а также кредит в государственном банке на 250 тысяч рублей серебром. Компании дополнительно выдавалось еще и 30 тысяч полуимпериалов в год.

В начале 1860-х годов положение компании стало еще тяжелее. Золотая лихорадка привлекла в регион не только золотоискателей, но и торговцев, которые задорого приобретали у индейцев пушнину и продавали им товары по низкой цене.

Все эти проблемы дополняла идея продать Аляску США. Первый такой проект был представлен еще в преддверии Крымской войны, когда казалось, что удержать территории против союзников нереально. Их продажа должна была выгодно повлиять на отношения с США. Американцы даже предложили продать им колонии фиктивно на три года, но до этого дело не дошло благодаря договору с компанией Гудзонова залива.

Несмотря на такое разрешение ситуации, рассуждения о том, что Аляску нужно продать, продолжались. Российско-американская компания переживала трудности, у нее не было возможностей защищать территории колонии. Советники Александра II считали так: если Аляску сложно удержать, то ее нужно выгодно продать.

Всем были известны планы США подчинить себе Северную Америку, и правительство приняло решение пойти им навстречу. Вместо длительного соперничества Российская империя могла укрепить отношения с США.

Остается актуальным вопрос, знали ли американцы о природных богатствах региона. Есть вероятность, что знали, ведь они провели на территории Аляски несколько экспедиций и наверняка обнаружили залежи полезных ископаемых, в том числе и золота. Встречается и полумифическая история, что американцы нашли слиток золота при установке телеграфного столба в Ново-Архангельске, но русским об этом не сообщили.

В 1867 году после длительных переговоров Аляска была продана за $7,2 млн золотом. Версия, что территорию сдали в аренду на 99 лет, по общему мнению, представляет из себя позднейшую мистификацию. Руководству компании сообщили о продаже уже после ратификации договора.

Передачей территории Америке занимался последний главный правитель Русской Америки Дмитрий Петрович Максутов, который год был консулом Российской империи. После этого он вернулся в Санкт-Петербург, где представил акционерам подробный отчет о ликвидации компании. Российско-американская компания просуществовала до 1881 года, но особой роли уже не играла и просто доживала свой век.

Российско-американская компания представляет из себя пример не реализованных до конца возможностей. Созданная по образцу Ост-Индских компаний, она получила под контроль полудикий регион с обилием ископаемых, населенный индейскими племенами. Купцы, погнавшиеся за быстрой наживой, не получавшие достаточной помощи от государства и притока русских рекрутов, вынужденно сконцентрировались на пушных промыслах.

С ростом влияния американцев и англичан, а также с уменьшением популяции пушного зверя такая стратегия привела к финансовым трудностям. Попытка наладить торговлю в других отраслях и начать добычу угля ситуацию не изменили. Завершила историю компании шаткая позиция Российской империи на международной арене после Крымской войны и невозможность удержания Аляски. В итоге были потеряны территории с колоссальными природными ресурсами.

#история_компании #Российско_Американская_компания #КакЭтоБыло

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления